Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
14 августа 2009

Литература в советской школе в 1940—1950-е годы

В последнем номере журнала «Новое литературное обозрение» (НЛО, 2009, №97) опубликовано исследование, посвященное советским школьным учебникам по литературе в 1940-е — 1950-е гг. - «Учебник патриотизма». В нём прослеживаются изменения трактовок, касающиеся отдельных писателей и всего концепта «русская советская литература» в целом, которые напрямую отражают перемены официальной идеологии. Основой для изложения курса литературы, оценок писателей и характеристик литературных персонажей становится в этот период идея патриотизма. Однако, став ядром идеологической системы, само понятие «патриотизм» размывается и превращается в «обязательный муляж всего позитивного»; в этом виде оно, похоже, сохраняется и сегодня.

В статье показывается, каким образом можно проследить единую линию развития школьных учебников по литературе с середины 1940-х по конец 1960-х. Если для 1930-х характерен классовый подход (в том числе к литературе: история литературы как история политической борьбы групп внутри господствующего класса), то в 40-е годы классовая теория сменяется национальной. Распространение получает имперская патриотическая идеология, имеющая ряд особенностей:

1. Патриотизм как абсолютная ценность.
Патриотизм (жертвенность во имя народа, свободолюбие, революционная борьба, предвидение светлого будущего) становится не характеристикой мысли того или иного автора, а абстрактным положительным мерилом деятельности писателя вообще. Любое положительное качество интерпретируется как частный случай патриотизма (и наоборот: любые отрицательные стороны литературного процесса рассматриваются как происки врагов-непатриотов. См., например, сюжеты, связанные со смертью «хороших» писателей, внимание к «Смерти поэта» Лермонтова как речи общественного обвинителя). Главная задача писателя — служить образцом патриотизма.

2. Отсутствие содержательной динамики в истории литературы.
Писатели, древние и современные, застывают в лучах всегда тождественного себе патриотизма. Исчезновение иерархии между писателями (русский писатель либо великий, либо не русский писатель). Изложение биографий разных авторов уподобляется друг другу: «Величайший русский поэт А.С. Пушкин был верным сыном своего народа и горячо любил свою родину. Он любил русскую природу…Пушкин преклонялся перед вековой мудростью своего народа… В прошлом родины внимание Пушкина привлекали всегда героические события, свидетельствующие о силе народа, об умении в трудные для отечества минуты напрягать всю свою мощь и давать богатырский отпор врагу» («Пушкин и родина», 1941 г.)

3. Русское как всемирное. Всемирное как советское.
Все, что связано с Россией, оказывается, по определению, передовым. Идея всеевропейского руководства (Россия освобождает страны Европы, Россия показывает пример, Россия как избавитель) проецируется вглубь истории. Сначала в учебниках акцентируется международная значимость авторов, но постепенно мировая литература уходит в приложение, а затем вовсе исчезает. Изучение литературы становится изучением русской советской литературы. Советская литература ведет мировые литературы за собой.

4. Использование скрытой аналогии с современностью и приёма «заражения» учащегося энергетикой изучаемого материала. 

Изложение биографий писателей и литературных деятелей становится зависимым от современных политических обстоятельств. Ломоносов, например, боролся с немцами, которые вели себя в Академии наук как фашисты на оккупированной территории. Радищев «понял истинный характер американской «демократии» и заклеймил ее как лживую» (1954), хотя ранее, в 1943 году, когда США воспринимались как союзник, в учебниках писали, что «Радищев, горячо приветствуя войну за освобождение североамериканского народа, приведшую к установлению государства США, выражает уверенность, что русский народ тоже поднимет восстание и, победив, устроит свою жизнь на началах свободы и счастья».

5. Отказ от собственно содержательного (эстетического) анализа литературы; отождествление писателя и положительного литературного героя.

Слияние автора и героя в семантическом поле вечного служения родине позволяло герою сойти со страниц литературного произведения и «выйти в жизнь», стать (как предлагали методисты в психологическом плане восприятия текста) «близким другом миллионов читателей». И автор, и герой проверяются войной и являют собой пример патриотического поведения.

6. Русская литература как отражение единства нации и неустанное восхваление российской государственности.

Есть все основания полагать, что многие из перечисленных особенностей были характерны не только для школьных советских учебников по литературе, но и учебников по истории (биографии исторических деятелей как жития, нагнетание патриотизма и т.д.).

В качестве иллюстрации к статье Пономарёва «Учебник патриотизма» мы бы хотели привести школьное сочинение Зои Космодемьянской о героическом эпосе и Илье Муромце, написанное в 1939 году (источник). Если, анализируя учебники, можно восстановить встроенные в них пропогандистские конструкции, то в сочинениях школьников проявляются уже результаты усвоения и действия этих конструкций.

Зоя Космодемьянская. Илья Муромец — богатырь земли русской.

«В далекие времена… передавались былины о богатырях, отражавших набеги кочевников и обладавших великой силой. Среди этих богатырей был Илья Муромец. Много героев-богатырей в русских былинах, но Илья Муромец — первый среди них.

Илья Муромец — это не историческое лицо, это сам народ, творение народа, отражающее все лучшее, что было в нем самом. Народ верил в своего героя, награждая его своими лучшими качествами. В былинах мы видим мечты и желания народные. Недаром В. И. Ленин писал о фольклоре: «Какой интересный материал… На этом материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях, ожиданиях народных».

Богатырская застава… вместе — как бы маленькая дружина из трех человек… И числится старый казак Илья Муромец, сын Иванович, из города Мурома, со славного села Карачарова, атаманом…

«Сиднем сидел» Илья тридцать три года, да вдруг приходит к нему нищая братия, растормошили его, велели принести чашу вина, да потом чтобы он ее выпил. Говорят калики перехожие: «Будешь ты, Илья, великий богатырь, и смерть тебе на бою не писана…»

И стал Илья после этого богатырем и выполнил завет отца: не убивал даже врага понапрасну… побеждает он и Идолище поганое, и Соловья-разбойника (олицетворяющих южные дикие орды), и Калин-царя, и «нахальщиков». Сильный и мужественный он призывает и других богатырей сражаться за землю русскую, за народ… И народ относится к нему в былине ласково, жалея его…

Скромный, неподкупный и честный, он не терпит обиды даже от князя… Спрятал неумный князь Владимир Илью Муромца в погреб, да не кормил, и не поил его. Но пришло время, когда ни Владимир, ни Русь не могут обойтись без Ильи — наступал враг сильный. И сказал тогда Илья, что не вышел бы он для князя Владимира из погреба, а вышел он за родную землю русскую. Шли века за веками, но народ в своем устном творчестве донес до наших дней героический эпос, в котором Илья Муромец, любимец-богатырь, борется со всеми врагами своего народа.

Теперь былые столетия позади. А наш народ родил двух сильнейших из сильнейших богатырей, теперь уже не легендарных, а действительных — Ленина и Сталина, сумевших, как нигде на планете, сделать революцию и на одной шестой части земли установить диктатуру пролетариата.»

__________________

Источник фотографии обложки книги «Пушкин и родина» (Томашевский, Б. В., Грушкин А.И. Пушкин и Родина. — М. — Л. : АН СССР, 1941. — 35 с. — (Оборонная серия)) — сайт Центральной Городской Детской Библиотеки им. Пушкина. К книге здесь дана следующая аннотация:

«Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года, а 10 сентября 1941 года была подписана к печати книга Б. В. Томашевского и А. И. Грушкина «Пушкин и Родина». Она учила читателей любви к Родине.
Данное издание рассказывает о любви Александра Сергеевича Пушкина к народной поэзии, к русским народным сказкам, к историческому прошлому нашей Родины. Авторы рассматривают отношение великого русского поэта к Российской империи, к родственным нам славянским народам. Книга была создана для тех, кто в упорных и кровопролитных боях с фашистами отстаивал независимость отечества, а значит и великую народную культуру, одним из лучших и ярчайших представителей которой был Пушкин».

 

14 августа 2009
Литература в советской школе в 1940—1950-е годы

Похожие материалы

14 января 2011
14 января 2011
В 2011 г. будет уменьшено количество образовательных предметов в пользу уроков патриотизма. Старшие классы теперь должны воспитать нравственного и ответственного патриота
25 ноября 2010
25 ноября 2010
Впервые изданные дневники Ольги Берггольц (советской поэтессы и «ленинградской Мадонны», в чьей судьбе оказалась сгущена история советской России, и революция, и репрессии 30-х годов, и ленинградская блокада) озаглавлены очень скупо – «Ольга. Запретный дневник». Об Ольге Берггольц и её дневниках рассказывает историк Ирина Щербакова.
26 октября 2010
26 октября 2010
Всем репрессиям против поэта, в том числе и неосуществившимся, посвящена эта книга
13 июня 2012
13 июня 2012
Нацисты проводили киносъемки в нескольких гетто и концлагерях, в том числе в Терезинском транзитном лагере. Это «прекрасное кино» должно было внушить зрителю позитивный имидж немецкого концлагеря и нацистов как «благодетелей евреев».

Последние материалы