Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
7 августа 2009

Н. Козлова. Советские люди. Сцены из истории

Исследование известного российского социолога Натальи Козловой [1] посвящено «человеческим документам» советской эпохи: дневникам, мемуарам, личным архивам, переписке обычных советских граждан. «Обычных» – значит «невыдающихся», неинтересных с точки зрения государства или Большой истории. Однако комментарии автора делают эти записи бесценным историческим источником – многоголосным свидетельством «изобретения» советского общества. [2]

Способ работы Натальи Козловой с «человеческими документами» уникален. Она задействует собственный опыт советской жизни, совмещает методологически выверенный анализ и «вчувствование» в источники. Это, наверное, единственный способ зафиксировать множащиеся реальности и не «потерять» при этом теоретической рамки. Результат таков, что кажется возможным описывать авторский подход оксюморонами: «искренний анализ», «честная методология», «человечный исследователь».

Главными героями книги стали бывшие крестьяне, которые в 20-30-е годы перебрались в город и были вынуждены пережить «социальное превращение». Самые удачливые из них пополнили ряды партийных работников и номенклатуры – по судьбам этих людей Козлова реконструирует историю формирования советского среднего класса. [3] Дневники и мемуары показывают, что социальная успешность советского человека, его попадание в средний класс и выше, напрямую зависела от степени овладения языком власти. «Тексты вождей – святыня, но эта святыня используется ради исполнения желаний, сопряжённых с удовольствием». Для тех, кто хотел расстаться с прежней, крестьянской жизнью, овладение письмом и чтением, а через них – советской риторикой становилось жизненно важной задачей. По словам Козловой, «язык плаката» был связан с повседневностью самыми тесными узами. Это значит, что «тоталитарный язык» был не только способом «формовки» советского сознания, но и значимым социальным ресурсом.

Один из главных выводов книги заключается в том, что тоталитарная модель советского общества, согласно которой власть формирует массу «сверху вниз», слишком абстрактна. Она не в состоянии объяснить ни советского прошлого, ни постсоветского настоящего. Ключевые понятия альтернативной модели, которую предлагает автор, – «непреднамеренное социальное изобретение» и «социальная игра». Работу политической системы люди всегда стремятся обратить в свою пользу («слабый не может победить сильного, но он его использует»). В этом смысле все участники социального процесса вовлечены в игровое поле и участвуют в «социальном изобретении». Так советское общество оказывается продуктом общей игры, осуществляемой каждым её членом – даже теми, кто претендовал только на выживание. Например, в главе «Те, кто за пределами игры?» анализируется рукопись Е.Г. Киселевой, малограмотной 64-летней женщины, всю свою жизнь прожившей в шахтерском поселке. Этот редкий документ дает уникальную возможность увидеть, как «изобреталось» советское общество на самых нижних ярусах. [4]

В заключении Наталья Козлова написала, что мы знаем о советском обществе непростительно мало, а это знание – единственная возможность понять то, что происходит здесь и сейчас. «Сцены из истории» были написаны в 90-е годы, но этот вывод оказался пророческим.

 


[1] О личности и научных интересах Натальи Никитичны Козловой  (1946-2002) см.: А.В. Захаров. «Н. Н. Козлова: тема жизни (Социальная антропология и творческий путь исследователя)».

[2] См. ссылки на публикации Н. Козловой по проблемам анализа «человеческих документов».

[3] Для полноты социальной картины две главы посвящены «социальному дну» («Те, кто за пределами игры?») и советской интеллигенции и богеме («Реконверсия»). Отдельная глава комментирует семейную переписку периода «застоя». Интернет-публикации с анализом этих источников:

Н. Козлова. «Моя жизнь с Алёшей Паустовским»: социологическое переписывание.

Н. Козлова. Сцены из частной жизни периода «застоя». Семейная переписка.

[4] Полная публикация дневника Е.Г. Киселёвой с лингвосоциологическими комментариями была осуществлена Н.Н. Козловой в соавторстве И.И. Сандомирской в кн. «Я так хочу назвать кино…» Наивное письмо. Опыт лингвосоциологического чтения. – М., 1996.

7 августа 2009
Н. Козлова. Советские люди. Сцены из истории

Похожие материалы

22 мая 2016
22 мая 2016
На территории Плёсской сельской администрации, где находится наша школа, проживают переселенцы из бывших советских республик СССР. Они переехали в Пензенскую область на постоянное место жительства в 1991–92 гг. Нам стало интересно, а почему же им пришлось уезжать с насиженных мест, если там к ним относились хорошо?
21 июня 2016
21 июня 2016
В преддверии трагической даты начала Великой Отечественной «УИ» публикуют выдержки из дневников артиллериста Михайлова, погибшего на передовой. О том, как встречали советских солдат в Беларуси, о лесах, в которых можно спрятать целые армии, и напряжённом ожидании надвигающейся войны.
21 ноября 2016
21 ноября 2016
В сборник вошли работы российских школьников – лауреатов нашего конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век» 2016 года, посвященные событиям Первой и Второй мировой войны, репрессиям в СССР, отношениям церкви и государства, судьбам советских и российских деревень.