Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
27 июля 2009

Москва: места беспамятства (угрозы московской исторической архитектуре)

В музее архитектуры им. Щусева Московское Общество Охраны Архитектурного Наследия (MAPS) презентовало второй выпуск отчёта «Точка невозврата». Как и отчёт 2007 года, получивший распространение среди журналистов, историков, архитекторов и даже чиновников, он развёрнуто описывает угрозу уничтожения исторической архитектуры Москвы, а также сообщает об изменениях, произошедших за 2 года, и дополнен информацией о положении дел в Санкт-Петербурге. Угроза исчезновения в значительной степени касается исторических зданий именно XX века. С момента сноса знаковых для города памятников – универмага «Военторг» и гостиницы «Москва» – стало понятно, что ситуация не просто критическая, но ещё и катастрофическая.

Отчёт представляет собой не тоненькую папку с цифрами и документами, а внушительный, отлично изданный двуязычный каталог с большими цветными фотографиями и подробными статьями экспертов. При других обстоятельствах его можно было бы использовать как справочник по московской архитектуре и путеводитель. Но пока если это и путеводитель, то только по местам беспамятства: на большинстве фотографий запечатлены исторические здания, находящиеся сейчас совершенно в плачевном виде, стройки («реставрация через снос» – закрепившийся в Москве способ работы с историческими объектами) и муляжи. «Ведущаяся современными техническими методами реконструкция не имеет ничего общего с научной реставрацией», – пишет во введении к отчету Маркус Бинни, президент SAVE Europe’s Heritage. Это утверждение повторяется почти в каждой последующей статье и сопровождается конкретными примерами.

В заметке Кальдера Лота, американского историка архитектуры, описывается, из чего складывается хрупкое равновесие городского силуэта Москвы. Купола церквей и башни Кремля соседствуют с изящными модернистскими домами. «Тот факт, что Москву до сих пор не причисляют к ведущим европейским центрам стиля модерн, таким как Париж, Барселона, Вена или Брюссель, объясняется простым незнанием ее памятников, проистекающим из того, что город в советскую эпоху был практически закрыт для иностранных посетителей», – отмечается в статье о московском модерне. Вокзалы напоминают о возрождении традиции народного зодчества в начале XX века, архитектурный авангард 1920-х остается символом революционного переустройства и несостоявшимся символом Москвы, сталинские высотки являют не блекнущую со временем витрину советских достижений. Даже коробки массовой типовой застройки 1960-1970-х – настоящий памятник советской повседневности. Они не только до сих пор служат местом постоянного жительства сотен тысяч людей, но и являются предметом художественной рефлексии (с темой города и «населенного пункта» постоянно работает, например, архитектор и художник Александр Бродский). Пространство города – музей под открытым небом; прогулка по его улицам, даже если смотреть исключительно себе под ноги, – это еще и путешествие во времени. В каждом миллиметре закодирована историческая информация, но при нарушении равновесия она теряется и, скорее всего, безвозвратно. Коллекция оригиналов превращается, в лучшем случае, в коллекцию слепков, в худшем – копий, а обновленная сносами, благоустроенная Москва начинает смахивать на Диснейлэнд. Дух захватывает, но дух истории постепенно испаряется.

Очерки отчёта обращаются к разным историческим периодам. Причин пренебрежения историческими памятниками много. Некоторые из них заложены непосредственно в законодательстве, присваивающем памятникам три типа значимости – федеральную, региональную и местную, и обеспечивающем соответственно три вида защиты. Местным памятникам, а к ним относятся, например, большинство авангардных зданий, повезло меньше всего. Между тем, в реальности (которой не всегда соответствует российское законодательство) эти здания считаются шедеврами мировой архитектуры. На них специально приезжают посмотреть иностранцы, уже заранее знакомые с ними по картинкам из альбомов по искусству. Но законами дело не ограничивается. В общественном сознании авангардные архитектурные формы воспринимаются негармоничными и неинтересными, в отличие от помпезной сталинской архитектуры. Более того, «эти серые и странные дома» даже не ассоциируется с понятием архитектурного памятника, который должен быть большим, красивым, желательно с куполом или, на худой конец, с колоннами (подробнее об этом см. Сергей Никитин. Серые и странные дома. Конструктивизм в русской визуальной культуре и общественном сознании XX-XXI вв.// Большая Москва, которой не было, 2008). Правда, монументальность с колоннами тоже не спасает от сноса. Сталинские сооружения, как, например, гостиница «Москва» заменяются произведениями по мотивам, более поздние здания, как, например, гостиница «Россия» сносятся как лишенные эстетической ценности (трудно не обратить внимание на символичные название обоих разрушенных объектов). На месте «России» пока пустота, т.к. не договорились что, а главное, кто будет здесь строить.

Граница исторического и фантастического начинает плыть, подлинники уничтожаются, руины достраиваются, как это произошло с дворцом в Царицыно, оснащённым теперь железобетонными конструкциями. С научной точки зрения, как и с позиции обыкновенного здравого смысла, это примерно то же самое, как установить в Колизее ряды откидных плюшевых кресел, вставить в проемы стеклопакеты и давать ежевечерние цирковые представления. К сожалению, из отчета следует, что эта несколько апокалиптическая картина – для Москвы вполне привычная вещь. Оказывающая, как любая вредная привычка, разрушительное воздействие. В данном случае – разрушительное на глазах.

Дополнительные материалы и ссылки:
1) Оба выпуска отчета можно прочитать на официальном сайте Московского Общества Охраны Архитектурного Наследия (в формате pdf):

2) «Теперь здесь офис» – документальный фильм журналиста Андрея Лошака о практике и причинах уничтожения исторической застройки Москвы (с фильмом можно ознакомиться, например, на сайте «Архнадзора»)

3) Москультпрог – анонсы и репортажи московских культурологических прогулок, многие из которых посвящены уходящей архитектурной натуре

4) Москва, которой нет – портал о «Москве, которой мы не знаем», созданный как попытка превратить интерес к городу в способ защиты от его разрушения

5) Соварх – сайт об архитектуре СССР и социалистической архитектуре в других странах мира; большая база данных и много фотографий

Юлия Черникова

27 июля 2009
Москва: места беспамятства (угрозы московской исторической архитектуре)

Похожие материалы

8 июля 2011
8 июля 2011
Музей и документальный центр в Нюрнберге действуют на бывшей территории съездов Национал-социалистической немецкой рабочей партии
20 апреля 2015
20 апреля 2015
Запись на экскурсию 26 апреля
21 августа 2012
21 августа 2012
Отчёт по проекту «Мониторинг исторической политики» посвящён одной из ключевых тем «Мониторинга» — новым памятникам, появляющимся в разных уголках России. Наиболее яркий след в архиве январских новостей российской прессы оставило обсуждение декабрьской протестной активности — рядовые граждане и политики гадают о развитии событий, в СМИ разражаются скандалы, связанные с предвыборной гонкой. В стране проходят про- и антипутинские акции. Группа «Pussy Riot» выступает на Лобном месте Красной площади, оппозиция устраивает автопробег на Садовом кольце; в то же время закрытый митинг с участием премьера Путина проходит на заводе в Кемерове, а проправительственная акция в Екатеринбурге собирает до 12 тысяч человек. Пресса внимательно следит за тем, как проходит согласование с московской мэрией маршрута шествия оппозиции 4 февраля.
31 марта 2014
31 марта 2014
В рамках проекта «Москва. Места памяти», работающего в «Мемориале» с 2013 года, мы подготовили пешеходный маршрут «Топография террора. Лубянка и окрестности». Приглашаем вас на экскурсию 5 и 6 апреля.

Последние материалы