Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
29 июня 2009

Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки

18 июня 2009 г. в Вельтхаусе в Мюнхене состоялась публичная дискуссия на тему «Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки». Дискуссия была организована Фондом Петры Келли и Немецким Мемориалом.

В дискуссии принимали участие: Ирина Щербакова, историк, Москва, Анна Шор-Чудновская, социолог, Вена.

В конце 80-х годов русское общество находилось в поисках новых идеологических ориентиров. Развернулась борьба за память и воспоминания: были сконструированы новые герои, предпринимались попытки отыскать белые пятна в советской истории – т.е. те события, которые стали предпосылками свержения сталинизма. Задавались вопросы газетам, сносились старые памятники. Обществом ставились вопросы о новых подходах в отношении к насилию в прошлом. Двадцать лет спустя со сменой поколения возник вопрос о продуктивности этих поисков ориентиров и этой борьбы за память.

  1. Как относится сегодня российское государство к советской истории?
  2. Какие официальные образы истории бытуют сегодня в школе?
  3. Какое влияние имеют образы советского времени на сегодняшнее время?
29 июня 2009
Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки

Похожие материалы

16 мая 2016
16 мая 2016
Во время своего визита в Тольятти М. С. Горбачев посетил Волжский Автозавод. Там он впервые употребил слово «перестройка» для обозначения общественно-политического процесса. Этот термин подхватили СМИ и он стал лозунгом новой эпохи в СССР.
9 февраля 2016
9 февраля 2016
Мы предлагаем вашему вниманию эксперимент над жанром рецензии: познакомившись с книгой известного художника-сидельца Томаса Сговио, Татьяна Смирнова не смогла найти лучшей формы для разговора о ней, чем воображаемая беседа-интервью с учителем.
7 июля 2016
7 июля 2016
Изучение иврита и издание светской литературы были запрещены. Разрешалось издание литературы на идише…, а культурная деятельность на идише хоть и допускалась, но лишь под усиленным надзором. Органами такого надзора являлись специальные еврейские секции (евсекции), учрежденные коммунистическими ячейками, которыми руководили «нееврейские» евреи… Начиная с 1919 года евсекции начали фронтальное наступление на евреев, используя в качестве ударной силы подразделения Чека

Последние материалы