Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
29 июня 2009

Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки

18 июня 2009 г. в Вельтхаусе в Мюнхене состоялась публичная дискуссия на тему «Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки». Дискуссия была организована Фондом Петры Келли и Немецким Мемориалом.

В дискуссии принимали участие: Ирина Щербакова, историк, Москва, Анна Шор-Чудновская, социолог, Вена.

В конце 80-х годов русское общество находилось в поисках новых идеологических ориентиров. Развернулась борьба за память и воспоминания: были сконструированы новые герои, предпринимались попытки отыскать белые пятна в советской истории – т.е. те события, которые стали предпосылками свержения сталинизма. Задавались вопросы газетам, сносились старые памятники. Обществом ставились вопросы о новых подходах в отношении к насилию в прошлом. Двадцать лет спустя со сменой поколения возник вопрос о продуктивности этих поисков ориентиров и этой борьбы за память.

  1. Как относится сегодня российское государство к советской истории?
  2. Какие официальные образы истории бытуют сегодня в школе?
  3. Какое влияние имеют образы советского времени на сегодняшнее время?
29 июня 2009
Политика памяти в России: 20 лет после Гласности и Перестройки

Похожие материалы

3 сентября 2015
3 сентября 2015
Хотя люстрационные меры во всех странах ЦВЕ были направлены на минимизацию общественного влияния бывших должностных лиц и сотрудников спецслужб коммунистических режимов, как показал приведенный обзор принятых в регионе мер, программы люстрации могли обретать разные формы и довольно сильно различаться по объему.
7 ноября 2011
7 ноября 2011
«Октябрь» Сергея Эйзенштейна запечатлел события революции как болезненный и неизбежный «тектонический сдвиг» истории, выраженный с помощью нового киноязыка – без опоры на традиционную сюжетность, психологизм и индивидуальные характеры
8 августа 2012
8 августа 2012
Андрей Портнов рассказывает о шаткости стабильности на примере Берлинской стены: «Упадок диктатуры не бывает величественным. Он всегда жалок и немного комичен».

Последние материалы