Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
20 марта 2012

Анатолий Голубовский. КППФИУИР больше нет с нами

Анатолий Голубовский
Анатолий Голубовский

Вчера появилось сообщение о роспуске Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России (далее – КППФИУИР) Источник. Характерно, что это произошло на исходе первого квартала этого года, который президент Медведев (он же основатель упраздненной структуры) объявил «годом российской истории» (см. соответствующий Указ Президента РФ от 9 января 2012 г.). Похоже, пристальный интерес к отечественной истории в год юбилеев войны 1812 года и счастливого обретения национального единства (или единения) в 1612-м, чреват таким потоком фальсификаций «в ущерб», что комиссия решила снять с себя ответственность за национальные интересы.

Теперь уж поздно рассуждать о членах-«силовиках», придававших КППФИУИР вид карающего меча – начальнике службы СВР России В.А. Зимакове, начальнике управления ФСБ России В.С. Христофорове, начальнике Генерального штаба Вооруженных Сил РФ, первом заместителе Министра обороны Р Ф Н.Е. Макарове. Слава Богу, они не успели нанести особого вреда и без них еле дышащей отечественной исторической науке. Поздно сокрушаться об опасности для сообщества историков-профессионалов циркуляров с требованиями «отчитаться о разоблачении фальсификаторов», которые появились в академических институтах (по свидетельству директора Санкт-Петербургского института истории РАН, доктора исторических наук Виктора Плешкова). Такового сообщества просто нет, ввиду отсутствия объединяющих историков профессиональных этических норм и ценностей. Собственно, за три года комиссия только спровоцировала дополнительное напряжение вокруг острых исторических сюжетов, да еще заставила вспомнить о существовании предварительной цензуры. Ни одного резонансного разбирательства, ни одного скандала. Только слухи и домыслы…

При этом очевидно, что, помимо памяти, КППФИУИР оставила по себе некоторые реальные следы. Меня особо интересуют следующие.

Первый – это проект «Федерального государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования». (цит. Цитирую по редакции от 11 февраля 2011 года). Дело в том, что его авторы использовали название комиссии для обозначения “предметного результата освоения основной образовательной программы среднего (полного) общего образования” по предмету «Россия в мире» на «интегрированном уровне». Так вот: «Предметные результаты изучения предметной области “Общественные науки” должны отражать…7) сформированность способности противостоять фальсификациям истории в ущерб национальным интересам России». Понятно, что серьезные силы, собравшиеся в комиссии, вполне бы справились с этой сложнейшей мировоззренческой задачей. Особенно, если использовать зарекомендовавшую себя армейскую образовательную методику «не можешь – научим, не хочешь - заставим».

Нужно срочно изымать название комиссии из этого судьбоносного для российского образования документа. Иначе чеканная формулировка государственного образовательного стандарта станет залогом посмертного существования КППФИУИР. Пусть не в профессионально-исторической среде, а, скажем, в Интернет-сообществе «Одноклассники», где выпускники средней школы вполне могут создать группу «Нет фальсификациям!» или «Пострадавшие от ущерба».

Второй след существования комиссии, обнаружившийся совсем недавно, – докторская диссертация действительного члена КППФИУИР, члена Союза писателей России, члена генсовета «Единой России», экс-депутата Госдумы В.Р. Мединского на тему «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв.». Критики этого труда (http://polit.ru/article/2012/03/13/medinsky/) отмечали, что главный вклад г-на Мединского в историческую науку сводится к тезису: «Если иностранец описывает негативные качества русских – то он обязательно врет, а если позитивные – значит, пишет исключительно правду, и только правду». А главу, посвященную разбору сочинения Сигизмунда Герберштейна, австрийского дипломата при дворе Василия III, Мединский так и назвал – «Фальсификатор Герберштейн».

Понятно, что, работая над диссертацией, В.Р. Мединский действовал не столько как профессиональный историк, сколько как профессиональный член различных советов и союзов, в том числе, и КППФИУИР. Понятно, что при живой комиссии ВАК без звука утвердил решение Ученого совета Российского государственного социального университета о присуждении соискателю-депутату докторской степени. А что теперь? Меня интересует не столько научная квалификация В.Р. Мединского — тут более или менее все ясно. Я тревожусь о репутации Сигизмунда Герберштейна, который уже не может ответить на обвинения со стороны члена КППФИУИР.

Оригинальная публикация блога // echo.msk.ru

20 марта 2012
Анатолий Голубовский. КППФИУИР больше нет с нами

Похожие материалы

31 мая 2010
31 мая 2010
Интервью французского историка Пьера Нора, специалиста по вопросам исторической памяти, исторической политики и автора концепции «мест памяти»
5 февраля 2010
5 февраля 2010
В дискуссии принимали участие французские, российские, германские, канадские и украинские исследователи.

Последние материалы