Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
1 апреля 2012

До того как у Холокоста появилось имя. Как началось осознание фактов о массовом уничтожении евреев / приглашение к конференции

Узники Блехаммера. Рисунок 1944. Источник: Imperial War Museum.

29 ноября — 1 декабря 2012 г. в Вене будет проходить конференция с таким названием. Последний срок подачи заявок на участие – 31 мая 2012. Ниже – подробная информация о мероприятии и условия участия.

Долгое время в традиционной историографии принято было считать, что вскоре после окончания Второй мировой войны все заинтересованные участники пришли к молчаливому согласию покрыть завесой молчания историю убийства миллионов евреев. У каждой стороны были свои причины согласиться на сей «благословенный акт забвения» (эти слова принадлежат Уинстону Черчиллю – они были сказаны во время его выступления в Цюрихском университете в сентябре 1946). Традиционная историография датирует этот период, когда тема Холокоста стала табу, вплоть до 1970-х – начала 1980-х годов. Говорилось, что за советским «железным занавесом» этот период продолжался даже вплоть до конца 1980-х и падения коммунизма, когда широкому обществу стало известно о массовом убийстве евреев.

Последние академические исследования (например, работы Давида Сесарани) поставили под сомнение такие историографические допущения. В этих исследованиях выявляются и обсуждаются усилия, предпринимаемые начиная с 1945 г. и в начале 1950-х годов, – попытки обнародовать общественные преступления нацистского режима и его сообщников, имевшие целью проинформировать население о совершённых преступлениях и двигаться в сторону пост-нацистского общества. Эти ранние инициативы впрочем приписывались, в основном, людям, пережившим Холокост, и еврейским организациям. Однако многочисленные официальные акты, предпринятые на государственных уровнях и призванные обратить внимание на прошлое, свидетельствуют, что сразу после войны было сделано и много политических усилий, направленных на осуждение и признание совершённого зла.

Именно этому и будет посвящена конференция им. Симона Визенталя в Вене в 2012 г. На ней будут рассмотрены условия и контексты конкретных политических мер (без фокусирования на современных правовых запретах).  Какие шаги были предприняты, чтобы придать огласке массовые убийства, задокументировать их, формировать память о геноциде, определить ответственность, «преодолеть прошлое» и поставить «вопрос о вине»? Как негосударственные субъекты, участвующие в исторической политике, связанной с недавним прошлым, взаимодействуют с политическими субъектами? Какие политически интересы были связаны с усилиями противостоять прошлому? Как и почему эти усилия не достигли цели? Когда можно обнаружить первые усилия создать табу вокруг этой темы? Каковы были тому причины?

Международные акторы и их влияние на то, как определялось отношение к прошлому, как оно освещалось – этот вопрос имеет целью выяснить, в какой степени национальные дискурсы были сформированы с оглядкой на мировую политику. Были ли определены началом Холодной войны различия между восточным и западным дискурсами о прошлом или они начались ранее? Следует обсуждать роль разных акторов, вовлечённых в политику выработки отношения к прошлому, и поставить под вопрос немецкую концепцию «политики прошлого (Vergangenheitspolitik) как выражения линейной протяжённости и однородных мнений».

Участники вольны осветить отдельные примеры, но при этом они должны фокусироваться на общем контексте, обстоятельствах, макроисследовании.   Представленное исследование должно знакомить с послевоенной европейской политикой, затрагивая, где это возможно, влияние факторов зарубежной политики на отношение к прошлому, политическую инструментализацию прошлого и начало табуирования этой темы. Участники должны показать, каким образом концепт «реальной политики» (Realpolitik) стал наследником политики «конструирования прошлого» (framing the past).

Вопросы, поставленные выше, могут быть обсуждены в связи с актуальными политическими случаями из 1945 – 1955 гг.:

  • первые институциональные усилия государственных и политических субъектов, направленные на документирование преступлений;
  • академические оценки и их адоптация в политике: историография, философия, политология, психоанализ;
  • конфронтация и репрезентация в искусстве и литературе;
  • музеи, выставки, СМИ, массовая культура и их отношение к преступлениям;
  • символические акты признания и памяти: торжества, символические законы, воспоминания, возведение мест памяти (монументов и мемориалов).

Рабочие языки конференции – немецкий и английский. Simon Wiesenthal Conference оплачивает расходы, связанные с размещением участников и надеется, что сможет оплатить расходы, связанные с поездкой. Формы заявки должны быть заполнены на английском или немецком языке и должны включать abstract (до 600 слов), краткое CV и список публикаций. Эти документы необходимо отправить по электронной почте с заголовком «Конференция Симона Визенталя 2012» до 31 мая 2012 г. по адерсу cfp@vwi.ac.at

Авторы концепции: Регина Фриц и Бела Раски (Вена). 

Ожидается, что ряд мероприятий конференции пересечётся с семинаром организации EHRI (European Holocaust Research Infrastructure = Европейская инфраструктура в исследовании Холокоста) «Ранние попытки исторической документации Холокоста», который будет проходить в Будапеште в ноябре 2012 г. 

1 апреля 2012
До того как у Холокоста появилось имя. Как началось осознание фактов о массовом уничтожении евреев / приглашение к конференции

Похожие материалы

26 октября 2011
26 октября 2011
Масштабный мемориальный комплекс в память об убитых мирных жителях и уничтоженных деревнях – первый в России. Он открыт к 70-летию трагической даты: 25 октября 1941 года фашистские каратели расстреляли 318 мирных жителей и сожгли деревню.
3 апреля 2012
3 апреля 2012
27 февраля состоялся круглый стол urokiistorii о пространстве протеста. Разговор с директором библиотеки Мемориала Борисом Беленкиным коснулся тем, недостаточно проговоренных на этой встрече: о памяти мест, притягивающих протестную активность, необычных пространствах для выражения несогласия (кладбища, павильоны), о современных местах выступлений против существующего режима и их историческом контексте
15 апреля 2015
15 апреля 2015
К 70-летию освобождения Красной Армией стран Центральной Европы от нацизма. О восприятии новой силы, пришедшей с востока, в лагере венгерских интеллектуалов середины – конца 1940-х гг. Как и большинство венгров, Шандор Мараи жил тревожным ожиданием. Месяцы нилашистского террора, пишет он, «сменились новой, столь же опасной, но при этом все-таки иной ситуацией». «Русский солдат – я не мог не думать об этом – вошел нынче не только в мою жизнь, со всеми проистекающими отсюда последствиями, но и в жизнь всей Европы. О Ялте мы еще ничего не знали. Знать можно было только то, что русские находились здесь». И они не просто вошли. «Я кожей и всеми своими органами чувств ощутил, что этот молодой советский солдат принес в Европу некий вопрос». «В Европе появилась некая сила, и Красная Армия была лишь военным проявлением этой силы. Что же она такое, эта сила? Коммунизм? Славянство? Восток?»
21 ноября 2015
21 ноября 2015
Методическая разработка Людмилы Тарасенко «Крутые повороты судьбы» стала одной из работ-победительниц нашего недавнего конкурса для учителей «Люди на обочине войны». «Уроки истории» публикуют работу в сокращённом виде – полностью разработку можно скачать по ссылке в конце материала.

Последние материалы