Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
6 марта 2012

Некролог на смерть Сталина / The Times 6 марта 1953 года

Личные вещи Сталина: партбилет, курительная кружка, чашка, лупа. blog.swrus.com
Личные вещи Сталина: партбилет, курительная кружка, чашка, лупа. blog.swrus.com

59 лет назад умер Сталин. Некролог британской газеты The Times интересен тем, что с одной стороны, представляет безусловно западный взгляд на советского диктатора. С другой – этот взгляд подправлен тематически – «о мёртвых либо ничего, либо хорошо». Вдобавок, к в 1953 г. западные журналисты не располагали полной картиной ужасов ГУЛАГа, а последствия насильственного коммунизма в ряде европейских стран и опыт Холодной войны скажутся несколько позже. В итоге современному читателю оценки личности Сталина, представленные данной публикацией, наверняка покажутся неполными и требующими корректировки. Тем не менее некролог интересен именно как документ эпохи, фиксирующий отношение к этой исторической фигуре в определённое время и с известных позиций.

Маршал Иосиф Сталин

Диктатор России на протяжении 29 лет

The Times, 6 марта 1953 года, пятница

Смерть Сталина, как и смерть Ленина 29 лет тому назад, знаменует окончание эпохи в российской истории. Редко случалось так, чтобы два следовавших один за другим лидера великой страны столь полно удовлетворяли ее изменявшиеся потребности и столь успешно проводили ее через кризисные периоды. Ленин стоял у кормила власти в течение пяти лет, на которые пришлись революция, гражданская война и шаткая стабилизация. Сталин, придя к власти после революции, унаследовал задачу организации и дисциплинирования революционного государства, приведения в исполнение революционных программ по созданию плановой промышленности и коллективизированного сельского хозяйства. Таким образом он подготовил страну к встрече с серьёзнейшей внешней угрозой со времен Наполеона, триумфально провел через четырёхлетнее испытание вторжением и разорением.

Контраст между характерами этих двух людей соответствует разнице в стоявших перед ними задачах. Ленин был незаурядным мыслителем, идеалистом, превосходным революционным агитатором. Сталин этими качествами не обладал, да и не нуждался в них. Он был прежде всего администратором, организатором и политиком. Оба были беспощадны в реализации политики, с их точки зрения жизненно необходимой для того дела, о котором они радели. Но у Сталина, казалось, не было того элемента гуманности, которого, как правило, придерживался в личных отношениях Ленин, хотя государственные мужи из антигитлеровской коалиции, имевшие с ним дело во время войны, единодушно признавали за ним открытость к диалогу, благожелательность,

исключительную готовность смягчать бескомпромиссность своих подчиненных. По мере того как война близилась к завершению, Сталин, то ли по состоянию здоровья, то ли по причинам политического характера, становился все менее доступным для представителей западных держав. Возник раскол, которому было суждено углубляться на совещаниях ООН и в политике сателлитов России по отношению к Западу, пока в Корее не вспыхнуло открытое вооруженное противостояние, до сих пор остающееся источником раздражения и отравляющее международные отношения.

На момент своей смерти маршал Сталин занимал положение, почти не имеющее аналогов в мировой истории. Его редкие появления на публике вызывали проявления неимоверного энтузиазма; к его речам и произведениям по любому вопросу (лингвистика, военное дело, биология и история, а также теория коммунизма) отношение было практически как к богодухновенным текстам, сотни толкователей изучали их в мельчайших подробностях. Цитата из трудов Сталина была неоспоримым решающим аргументом в любом споре. Одного лишь упоминания его имени на политических дебатах в любом из государств-сателлитов было достаточно, чтобы все присутствующие вскочили со своих мест и устроили продолжительную овацию. Легенда о Сталине стала неотъемлемой частью цепи, объединявшей ортодоксальных коммунистов по всему миру.

<…>

В середине тридцатых, когда полным ходом шла индустриализация, а коллективизация уже была завершена, вполне могло показаться, что Советский Союз выходит в спокойные воды… Эти ожидания не оправдались. В середине тридцатых Советский Союз вошел в фазу новых штормов и напряженности… Сталин решил нанести мощный удар. В последовавшей панике сводились старые счеты, наносились новые обиды, и все, возможно, зашло значительно дальше, чем Сталин и кто бы то ни было другой рассчитывал поначалу.

<…>

Очевидно, что в тридцатые годы советская внешняя политика, как в значительной степени и политика внутренняя, были детищами Сталина. По своим склонностям он давно уже был скорее советским националистом, чем интернационалистом; и теперь, прочно утвердившись у власти, он едва ли стал бы уклоняться от какого-либо из следствий «социализма в одной отдельно взятой стране». Столкнувшись с германской угрозой, он без всякого смущения осуществил коренные идеологические преобразования, необходимые для того, чтобы Советский Союз получил возможность войти в Лигу Наций и заключить союзные договоры с Францией и Чехословакией. В конечном итоге этот проект провалился не из-за отсутствия доброй воли со стороны Советов, а из-за слабости Франции и из-за «двойственной» (как это представилось Советскому Союзу) политики Великобритании. До тех пор пока Великобританию можно было заподозрить в колебаниях между заключением договора с Германией и присоединением к единому фронту против неё, Сталин, со своей стороны, также рассматривал обе этих возможности. Мюнхен, хотя и стал сильным ударом по перспективе сотрудничества, был, тем не менее, отчасти компенсирован британской программой перевооружения, так что на протяжении всей зимы загадка британской политики так и оставалась неразрешенной…

Спусковым крючком стал захват Гитлером Праги в середине марта. Великобритания стала судорожно готовиться к войне и искать союзников на Востоке. У нее по-прежнему было две возможности: с одной стороны, можно было заключить альянс с Советским Союзом ценой принятия советской политики в Восточной Европе – в Польше, Румынии, странах Балтии; с другой – она могла заключить альянсы с антисоветскими правительствами названных стран ценой вытеснения Советского Союза во враждебный лагерь. Британская дипломатия была слишком простодушной и слишком плохо осведомлённой о Восточной Европе, чтобы понимать, насколько сложный перед ней стоит выбор. Она импульсивно связала себя пактами о гарантиях с Польшей и Румынией; и через несколько дней, третьего мая, отставка Литвинова и замена его Молотовым сигнализировали о коренных переменах в советской внешней политике. Отправленная в Москву британская миссия оказалась не в состоянии добиться какого-либо успеха. Переговоры продолжались, однако их срыв был предопределен, раз Великобритания не была готова выйти из альянса с Польшей или оказать давление на нового союзника. Когда Гитлер решил перейти к решительным действиям, Сталин, со своей стороны, также не стал колебаться. Риббентроп приехал в Москву, где был подписан советско-германский пакт. Справедливо будет заключить, что Сталин считал его крайним средством. Он предпочел бы альянс с западными державами, но у него не было возможности заключить таковой на тех или иных приемлемых для него условиях.

<…>

Вторжение Германии в Советский Союз 22 июня 1941 года и почти сразу же возникшая угроза столице возложили на плечи Сталина почти невероятный груз тревоги и ответственности… Он неустанно работал над тем, чтобы обеспечить своей стране неоспоримый паритет с другими великими державами, который она заслужила своими достижениями и жертвами, принесенными в ходе войны.

<…>

В период войны два выдающихся решения в сфере внутренней политики – роспуск Коминтерна и признание Православной церкви – были, без сомнения, приняты Сталиным из уважения к мнению союзников; однако они согласовались с его давней (и усилившейся в результате войны) склонностью ставить национальные соображения выше идеологических.

<…>

Беспримерная популярность, которую русский народ в целом и маршал Сталин в частности имели на момент окончания войны, быстро уступила место недоверию. Существовали чаяния, что довоенная доктрина «социализма в одной отдельно взятой стране», которая ассоциировалась с именем Сталина, станет основой мирного сосуществования в послевоенный период. Заявления самого Сталина по международным вопросам то подтверждали такие надежды, то опровергали их. Так, отвечая на вопрос московского корреспондента The Sunday Times в сентябре 1946 года, Сталин заявил, что, несмотря на идеологические расхождения, он верит в возможность долгосрочного сотрудничества межу Советским Союзом и демократическими странами Запада, и что коммунизм в одной стране вполне возможен. Эти слова вызвали интерес по всему миру, их сочли благоприятным заявлением, которое станет важным вкладом в ослабление международной напряженности. Однако месяц спустя в ответ на вопросы, направленные ему United Press of America, он заявил, что самую серьёзную угрозу миру во всем мире, с его точки зрения, представляют «поджигатели новой войны» (он перечислил нескольких видных британских и американских государственных мужей), чем нарушил сложившееся ранее хорошее впечатление. Миролюбивое негодование Сталина вступало в противоречие с послевоенной политикой России по отношению к её соседям… Во всех странах, которые были заняты Красной армией, установление коммунистического режима и ликвидация его оппонентов были лишь вопросом времени… В период этой динамичной экспансии России Сталин, как всегда, оставался в тени.

 

 

Похожие материалы

5 июня 2014
5 июня 2014
Международное общество «Мемориал», Германский исторический институт и Фонд Фрица Тиссена (Fritz-Thyssen-Stiftung) провели круглый стол «История, память и управление эмоциями: Акторы, институты и средства коммуникаций в определении сложного прошлого Германии и России». Выступить с сообщениями пригласили германских специалистов по исторической памяти и формированию исторических экспозиций Йорга Ганценмюллера (университет Фридриха Шиллера, Йена), Андреаса Энгверта (мемориал «Берлин-Хоеншёнхаузен»), Оливера фон Врохема (мемориал «Концлагерь Нойенгамме»), Олега Аронсона (Институт Философии РАН), редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.
20 января 2012
20 января 2012
21 января 1924 г. умер Владимир Ленин. urokiistorii публикуют перевод программной статьи The Times, подготовленной 88 лет назад после смерти известнейшего в мире революционера.
16 января 2015
16 января 2015
Ещё мальчиком, в 45-м году, Алоис Небель увидел, как через его родную железнодорожную станцию «Белый Поток» в Судетах отправляют эшелоны с депортированными немцами. Теми немцами, что были поводом для Гитлера вторгнуться в эту часть Чехословакии в 38-м году.
26 октября 2011
26 октября 2011
Масштабный мемориальный комплекс в память об убитых мирных жителях и уничтоженных деревнях – первый в России. Он открыт к 70-летию трагической даты: 25 октября 1941 года фашистские каратели расстреляли 318 мирных жителей и сожгли деревню.

Последние материалы