Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
24 февраля 2012

Кризис в холодной войне / Статья New York Times 1960 г.

Плакат времён Холодной войны. Источник: ekabu.ru
Плакат времён Холодной войны. Источник: ekabu.ru

10 февраля исполнилось 50 лет с того дня, когда в Берлине на Глиникском мосту состоялся знаменитый обмен пленными: США передали СССР разведчика-нелегала Рудольфа Абеля, получив взамен пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса, чей самолет был сбит 1 мая 1960 года под Свердловском. Инцидент привел к срыву четырехсторонней Парижской конференции по Западному Берлину, которая была намечена на 16 мая. В промежутке между этими двумя событиями и задолго до того, как Пауэрса приговорили к 10 годам лишения свободы за шпионаж, газета The New York Times опубликовала следующую редакционную статью:

9 мая 1960 г.

Первого мая русские сбили американский наблюдательный самолет, который сильно углубился на их территорию. Этим они нанесли Соединенным Штатам болезненное дипломатическое поражение. В холодной войне виновный – тот, кого поймали; советский шпион на нашей территории, американский летчик в воздушном пространстве русских. Хуже того, это грустное свидетельство того, что наша правая рука в Вашингтоне не ведала, что творит левая в Турции и ПакистанеПауэрс служил на американо-турецкой базе ВВС Инджирлык близ Аданы (Турция), а роковой вылет совершил с военно-воздушной базы в Пешаваре (Пакистан)..

Пришло время задаться вопросом, …на что на самом деле похожа холодная война, куда она нас ведёт и что с ней можно поделать. Время не ждет. До даты предполагаемой конференции на высшем уровне остается всего семь дней.

I Соревнование на двух уровнях

В последние пятнадцать лет холодная война идёт на двух уровнях, публичном и скрытом. Не секрет, что обе стороны держат крупные армии, вооруженные самыми разрушительными из известных современной науке вооружений. Каждая из сторон ведёт открытую пропагандистскую войну: и словами, разносимыми с помощью всех средств связи, и делами, в том числе победами в спортивных соревнованиях и космической гонке. Все это должно продемонстрировать величие и благость каждой из сторон. Наконец, есть экономическая борьба…

Инцидент с самолетом вывел на сцену подпольную борьбу, при обычных обстоятельствах не придаваемую огласке. Каждая из сторон жадна до информации о другой. Для получения этой информации используются секретные агенты, прослушиваются телефоны, записываются радиопереговоры, люди пристально вглядываются в радары, самолеты нарушают государственные границы, на военно-морских учениях, проводимых одной стороной, появляются «рыболовецкие суда» другой стороны, граждан противоположной стороны всеми средствами (от убеждения идеологическими средствами до подкупа и запугивания) стараются склонить к сотрудничеству…

В подпольной борьбе у Советского Союза масса преимуществ, он почти наверняка прилагает в этом направлении значительно больше усилий, чем мы. Хотя генеральный секретарь Хрущёв в прошлую субботу утверждал обратное, документы показывают, что никакие соображения морали и этики советскую разведку не останавливают, и даже убийство… считается допустимым.

Ввиду обычной для всех советских граждан полувоенной дисциплины каждый такой гражданин, выезжая за рубеж, становится действующим или потенциальным агентом разведки. Многочисленные случаи, имевшие место в прошлом, показывают, что коммунистические партии в странах с некоммунистическими правительствами являются пятой колонной, члены партий и симпатизирующие им готовы заниматься самыми разными вещами от сбора информации до свержения законного правительства своей страны – и используются в этом качестве. Как в нашей стране, так и за рубежом уже было поймано множество советских шпионов, некоторые из них находятся в наших тюрьмах. Пилот сбитого Советским Союзом самолета U-2 совершил тот же серьёзный проступок, что и они – он попался.

В более широком плане, с точки зрения нашего государства, инцидент с самолетом ставит и другие непростые вопросы. Если предоставляемые генеральным секретарем Хрущёвым данные о задании, которое выполнял самолет, верны, то американская разведка допустила существенный промах, не приняв во внимание то, что задействованный в таком задании самолёт может быть обнаружен и сбит советским оружием.

Что еще более важно, тут не обошлось без политической глупости. Разведывательная деятельность – не самоцель, а лишь одно из средств государственной политики. Еще до того, как самолет был отправлен, следовало ясно отдавать себе отчёт: время для задания (за две недели до встречи в верхах) было выбрано таким образом, что возможная выгода в информационном плане не шла ни в какое сравнение с вероятными потерями в том случае, если задание будет провалено. У нас есть право рассчитывать, что произойдут перемены, которые исключат повторение столь крупных просчётов.

II Перспективы [конференции] в Париже

Если представить парижскую конференцию игрой, то из-за происшествия с Фрэнсисом Гэри Пауэрсом и его самолетом Советский Союз на этой встрече будет иметь гандикап. Но конференция – это не игра. Когда она закончится, побежденные не станут перепрыгивать через сетку и обмениваться рукопожатиями с победителями.

На этой конференции не может быть никакой победы, отличной от той победы, что бывает при вооруженном конфликте. Игра идет не за дипломатическое преимущество, на кону – будущее цивилизации. На зеленое сукно стола переговоров мы кладем все города с их населением, все культурное и материальное достояние наших отцов, все надежды, красоту, перспективы современной жизни – причём не только в нашем государстве, но и в союзных нам странах, а также на землях нашего главного антагониста и его союзников.

Страх должен смениться спокойствием; подозрения – системой международных отношений, при которой будет гарантировано доверие; губительное и разрушительное противостояние с помощью грубой силы – благоразумием. Это и есть американская политика, именно это, а не игра в шпионов и заговоры.

Из-за провозглашенного коммунистическим миром стремления взять верх над миром некоммунистическим мы были вынуждены избрать более жесткий курс. У нас самих нет ни территориальных амбиций, ни догматических задач, достижение которых предполагает принуждение. Россия на наших глазах путем уловок и силовых акций вступила в страны, чьи народы хотели свободы. Мы следим за ее границами, чтобы она не продвинулась дальше. Такова суровая необходимость, которой объясняется и обременяющая нашу экономику гласная боеготовность, и обычно негласные манипуляции за кулисами.

Мы бы избавились от этой необходимости, если бы могли. Прошедшие пять дней изменили настроение, в котором мы подходим к встрече в верхах… Происшествие с самолетом наглядно продемонстрировало то, что давно уже следовало бы признать: напряженность на основных мировых границах неописуемо опасна. Именно снижением такой напряженности и должны заниматься участники конференции в Париже и всех других конференций, которые за ней последуют. Если русские хотят этого, то это возможно. Запад готов.

24 февраля 2012
Кризис в холодной войне / Статья New York Times 1960 г.

Похожие материалы

12 ноября 2012
12 ноября 2012
10 ноября умер Леонид Ильич Брежнев. Он возглавлял Советский Союз дольше, чем кто бы то ни было за исключением Сталина. Urokiistorii перевели некролог The Times, опубликованный 12 ноября 1982 г.
20 июля 2014
20 июля 2014
«Уроки истории» продолжают разговор о прошлом и настоящем исторической науки в России в рубрике «Политика, опрокинутая в прошлое». На этот раз речь не столько о методологических подходах, сколько об организационном оформлении исторической науки в России.
18 мая 2009
18 мая 2009
В фильме Андрея Кончаловского (тогда – ещё Михалкова-Кончаловского) «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» указан год выпуска – 1987. По отдельным упоминаниям в разговорах героев угадывается конец 60-х: во Вьетнаме ещё идёт война, выпуск «Копейки» пока не начался, а маленький мальчик уже не знает, кто такой Сталин. Правда, его (а вместе с ним и всякого советского человека) по-прежнему волнует судьба родины. Например, он озабочен вопросом НАТО, и своими волнениями делится со взрослыми.

Последние материалы