Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
11 июня 2009

«Как мы строили метро»: альманах

Параллельно со строительством первой ветки московского метрополитена (Сокольническая линия,  первые станции Арбатской линии, 1931-1935 годы) в серии издательства «Истории фабрик и заводов» создавался сборник-альманах об истории первой советской «подземки» – «Как мы строили метро».

Для нового советского государства «великие стройки» первых пятилеток индустриализации носили почти мифологический характер. Помимо завершения самого строительства и введения объекта в эксплуатацию (что удавалось сделать далеко не всегда) необходимо было решить идеологические задачи – вписать историю строительства в летопись создающегося «нового общества», «нового человека», которым предстояло зародиться в недалёком будущем. Способ достижения результата – «Как мы строили метро» был не менее важен, чем конечный результат работы (см. Паперный В. Культура Два).

Главной темой становилась история «победы», «покорения» новых высот, успехов «трудового фронта»: 

«Московский метрополитен есть один из участков той великой войны, какую мы ведем уже десятки лет и, в особенности, в последние годы. Мы воюем за новое человеческое общество, мы воюем за новые права человека, мы воюем против эксплоатации, против рабства, за добровольный сознательный труд на благо всего коллектива, за труд, воодушевляющий людей, за труд, созидающий не только новые прекрасные вещи, но и нового человека. (Бурные аплодисменты.) И если, товарищи, спросить нас, как мы строили метрополитен, то коротко мы могли бы сказать: мы не просто строили метрополитен, мы воевали за победу нашего первого советского метрополитена. (Бурные аплодисменты.) <…> наш московский метрополитен замечателен именно тем, что там не просто мрамор, — нет, там не просто гранит, — нет, там не просто металл, — нет, там не только бетон, — нет! Там в каждом куске мрамора, в каждом куске металла и бетона, в каждой ступени эскалатора сквозит новая душа человека, наш социалистический труд, там наша кровь, наша любовь, наша борьба за нового человека, за социалистическое общество».

(из речи Л.М. Кагановича).

Эта победа достигнута в борьбе с идеологическими и классовыми «врагами» – вредителями на трудовых фронтах метростроя, борцами против механизации социалистического труда, срывающими планы работ, в «бессильной злобе» препятствующим выполнению и перевыполнению поставленных задач. Враги «опрокинуты», читатели книги узнают их имена (также безошибочно «выдающие» намерения вредителей – такой, например, была кессонная бригада Романовых). Параллельно с подсчётом общего числа рабочих ведётся специальная статистика среди членов парторганизации – «коммунисты» противопоставляются «классово чуждым элементам» (часто в этой роли выступают старые опытные рабочие-шахтёры, начавшие работать по специальности ещё до 1917 года).

Работа под землёй выстроена по наземной иерархии: здесь также сильны требования единоначалия, все отклонения от этого курса являются ошибочными: «Павлов, буровой мастер, вместо твердого проведения единоначалия разговаривает с подчинёнными на работе как бы просительным тоном: всё – «пожалуйста» да «извиняюсь»». («За укрепление единоначалия»). Иерархичность выстроенной структуры уравновешивается «заботой о живом человеке», за которую «отвечает» глава строительства, Лазарь Каганович: по его требованию масла в кашу добавляют сверх нормы, он же следит за внерабочей жизнью строителей:

«Вы, передовые ударники, должны стать кадровиками метро, и для этого вам надо подковаться по части и техники и культуры — чаще ходите в театр, лучше одевайтесь, как это подобает работникам лучшего и наикрасивейшего в мире метро». («Забота о живом человеке»).

Тотальная политизация труда диктует особенную модель поведения лучших рабочих – спущенные «сверху» планы строительства выполняются на 120-130 процентов, наверх передаются «встречные» планы – закончившие работу раньше срока рабочие не хотят покидать своих рабочих мест: «Бригадир Дмитрий Иванов, когда ему сказали, что он должен будет с метро уйти на ТЭЦ, заявил, что он никуда с шахты не пойдет, вплоть до того, что ляжет под первый проходящий поезд и умрёт «там, где он строил». («На последнем этапе»). Гибель множества рабочих во время пожаров и обвалов в шахтах преподносится как героическая, и лишь способствует укреплению масштабной пропагандистской истерии вокруг трудового фронта. Выдержки из рапорта Метростроя напоминают победные сводки с поля сражения:

  • «Всего построено 11,6 километра двухпутных линий метрополитена. Построено 16,5 километра тоннелей, сооружено 13 пассажирских станций, 17 наземных вестибюлей, вынуто грунта 2306 тысяч кубометров, уложено 857 тысяч кубометров бетона, выстроено 4 электротяговых подстанции, 11 понизительных подстанций, смонтировано 15 эскалаторов (движущихся лестниц), уложено полированного мрамора 21635 квадратных метров.
  • На сооружение первой очереди наша страна дала: 88 тысяч тонн металла, 581 тысячу кубометров леса, 296 тысяч тонн цемента, 305 тысяч рулонов изоляционных материалов, 960 тысяч кубометров гравия и бута.
  • Вынутый грунт и завезённые на стройку материалы составляют 14 миллионов тонн.
  • Количество рабочих, ИТР и служащих доходило до 75 тысяч человек в мае 1935 года.
  • Всего затрачено на строительство около 21 миллиона человеко-дней».

Парадоксальным образом московская «подземная железная дорога», как и её американский тёзка из XIX века [1], лишь в последнюю очередь была простым «средством передвижения», на деле являя собой важный символ своей эпохи. Увы, в отличие от американской «подземки», московское метро не было дорогой свободы.

Сергей Бондаренко

См. также

Рекомендуемая литература

  • Как мы строили метро. – М., 1935
  • Рассказы строителей метро. – М., 1935.
  • Московский метрополитен – лучший в мире. – М., 1935.
  • Паперный В. Культура Два. – М., 2007.

[1] The Underground Railroad – «подземная железная дорога» – американская организация аболиционистов (борцов против рабства), в середине XIX в. переправлявшая беглых негров из США в Канаду по особой сети «опорных пунктов» – домов своих сторонников («станций»).

11 июня 2009
«Как мы строили метро»: альманах

Похожие материалы

28 апреля 2014
28 апреля 2014
В рамках проекта «Москва. Места памяти», работающего в «Мемориале» с 2013 года, мы подготовили пешеходный маршрут «Топография террора. Лубянка и окрестности». Приглашаем вас на экскурсию 16 и 17 мая (пятница и суббота).
4 сентября 2012
4 сентября 2012
Какой советское общество 1920-х гг. видело новую женщину? Безусловно, включённой в захватывающий производственный процесс, вносящей ежедневную лепту в коммунистическое строительство. В то же время уже в конце 1920-х, на рубеже культурных парадигм, обострилась вечная дилемма – женщина принадлежит не только обществу, но и семье...
29 октября 2013
29 октября 2013
На странице Международного Мемориала в YouTube размещён видеофильм о ежегодной акции «Возвращение имён». Каждый год, 29 октября, накануне дня памяти жертв политических репрессий, с 10 утра до 10 вечера, сменяя друг друга, мы читаем имена людей, расстрелянных в Москве в годы Большого террора.

Последние материалы