Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
30 апреля 2009

Дом Анны Франк (Anne Frank House), Амстердам

Музей Анны Франк в Амстердаме. Источник фото: annefrank.org

Дом-музей Анны Франк (Амстердам, Голландия) восстанавливает историю семьи Франк, а также их друзей (семьи Ван Пельс и Фрицца Пфеффера), скрывавшихся в конторе отца Анны, Отто Франка, от преследования со стороны нацистов, захвативших Голландию. В течение двух лет Анна писала дневник, в котором описывала всё, что происходило с ней и с другими обитателями убежища каждый день.

Посетители дома-музея узнают об обстоятельствах жизни семьи Франк до подполья, побывают в комнатах, в которых работники фирмы «Опекта» производили добавки к желе, в служебных конторах, и, конечно, потайной части дома, в которой ютились подпольщики. С помощью четырёх помощников – сотрудников «Опекты» – восемь человек могли тайно жить в центре Амстердама с 6 июля 1942 г. по 4 августа 1944 г. Какой была эта жизнь? Совершенно беззвучная днём, во время работы фирмы (большинство служащих не знало о присутствии жильцов), по-прежнему тихая, без использования света ночью.

Анна Франк описывает, как жадно ей хотелось дотронуться до листьев дерева, которое росло под окном, выйти на солнечный свет (в подпольном помещении были наглухо зашторены оконные проемы, сами окна приоткрывались только ночью для доступа свежего воздуха).

Экспозиции музея описывают, каким был распорядок дня жильцов, как организовывалась поставка еды и свежих газет, как отмечались семейные праздники, стирка, уборка – мелочи, из которых складывалась повседневная жизнь. Мебель из подпольных комнат была конфискована после ареста семей, и Отто Франк не пожелал меблировать пустые комнаты в память о своей семье и друзьях. Однако и пустые комнаты дают достаточное представление об условиях жизни, кроме того в 1990-е годы был снят специальный фильм о доме, в котором демонстрируются реконструированные интерьеры.

Музей содержит богатую коллекцию документов и фотографий, относящихся к жизни заключенных в подполье людей, а также множество материалов по оккупации Нидерландов, Холокосту в Германии, Голландии, Польше. На сайте музея можно посмотреть видеосюжеты на разные темы (на англ. яз.).

Музей Анны Франк – классический пример музея совести, нового подхода к исторической экспозиции и нового способа рассказа о прошлом. История XX века, национальная история, история Второй мировой войны и холокоста рассказываются через историю об одной девочке – Анне Франк, прятавшейся вместе с семьей в самодельном убежище и ведущей дневник.

Дополнительные материалы:

 

Похожие материалы

27 июля 2015
27 июля 2015
Продолжение истории ветерана Вермахта. Собеседник Игоря Свинаренко, пенсионер Райнер из Восточной Германии, рассказывает о своём пребывании в бельгийском лагере для военнопленных, после того, как позиции его зенитной батареи под Ганновером были заняты британской армией в апреле 1945.
2 сентября 2014
2 сентября 2014
В ознаменование завершения необычного лета и в предчувствии не менее необычной осени (в исторической перспективе) мы публикуем сборник лучших материалов «Уроков истории» этого года. Перед читателями – выбор редакторов.
30 апреля 2014
30 апреля 2014
На примерах из Museo Diffuso, Имперского военного музея в Лондоне, Яд Вашема и памятных центров Берген-Бельзен и Нойенгамме немецкий культуролог Штеффи де Ёнг исследует вопрос о соотношении материальных реликтов и видео-свидетельств очевидцев.
15 апреля 2015
15 апреля 2015
К 70-летию освобождения Красной Армией стран Центральной Европы от нацизма. О восприятии новой силы, пришедшей с востока, в лагере венгерских интеллектуалов середины – конца 1940-х гг. Как и большинство венгров, Шандор Мараи жил тревожным ожиданием. Месяцы нилашистского террора, пишет он, «сменились новой, столь же опасной, но при этом все-таки иной ситуацией». «Русский солдат – я не мог не думать об этом – вошел нынче не только в мою жизнь, со всеми проистекающими отсюда последствиями, но и в жизнь всей Европы. О Ялте мы еще ничего не знали. Знать можно было только то, что русские находились здесь». И они не просто вошли. «Я кожей и всеми своими органами чувств ощутил, что этот молодой советский солдат принес в Европу некий вопрос». «В Европе появилась некая сила, и Красная Армия была лишь военным проявлением этой силы. Что же она такое, эта сила? Коммунизм? Славянство? Восток?»

Последние материалы