Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
8 июня 2009

Мария Калинина, Ольга Пакина «Портрет деревенской старшеклассницы на фоне жизни страны в период с 1980 по 1982 год»

 Рубрика Россия в семейных историях
Мурманская область,
г.Мончегорск,
гимназия № 1, 9-й класс
Научный руководитель
Е.А.Зубкова
Специальная премия

Мы открываем старую потрепанную общую тетрадь в красной обложке. Нас привлекла надпись на ней: «Дневник Бутенко Любови».

Мы поставили перед собой цель понять психологию, внутренний мир, особенности характера, мировосприятие подростков того времени. Кроме того, цель нашей работы – увидеть время, почувствовать особенности тех нескольких лет, которые описаны в дневнике и которые принято называть закатом эпохи «застоя».

Главным источником является дневник мамы (Любови Анатольевны) одной из нас – Оли.

Оля:«Впервые я украдкой прочитала его, когда мне было всего двенадцать лет. Тогда я даже предположить не могла, что буду исследовать этот дневник. Но вот, спустя три года, я поняла значимость и важность маминого дневника как исторического источника. Ведь, в отличие от официальных документов, он может воссоздать образ живого человека, передать внутренний мир, чувства, мысли, настроение автора в какой-то момент. Значимость дневника и в том, что со времени, описываемого в нем (1980–1982), прошло почти двадцать лет.

Конечно же, необходимо принимать во внимание субъективность источника: Люба боялась, что ее дневник прочитают, а потому могла что-то скрывать. Кроме того, бывают такие случаи, когда в дневнике факты в основном вымышленные.

Так могло быть и в дневнике Любы: возможно, она какие-то факты преувеличивала, что-то переиначивала. Таким образом, в данном источнике некоторые факты могут оказаться недостоверными.

Анализируя дневник, мы учитывали особенности времени, сельской местности, старшего подросткового возраста. Исходя из этого, мы определили комплекс проблем: взаимоотношения ребят со сверстниками, родителями, учителями; жизнь ребят в интернате, их интересы; вечная проблема первой любви – чувства, через которое большинство людей проходит в школьные годы; проблемы сельской жизни, получения образования в деревне; отношение к комсомолу, к природе. Исходя из этих проблем, мы и построили нашу работу.

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном переплете.

Марина Цветаева

Мы пришли к выводу, чтобы лучше понять личность Любы и узнать черты ее характера, необходимо проанализировать ее взаимоотношения с друзьями и знакомыми.

Иногда обстановка в интернате, где жила Люба, так накалялась, что происходили мелкие стычки между девчонками. Скорее всего, это было следствием постоянного и однообразного общения, а также психологической несовместимости.

Конечно, в дружбе Люба больше всего ценит доверие, но рассказать про свою любовь подругам она не может, не из-за того, что не доверяет им, – просто она боится, что ее не поймут. В таком возрасте большинство подростков стеснялись говорить о своих чувствах, поэтому эта тема не обсуждалась с подругами.

Вообще, в период «застоя» подростки не получали нужной информации о проблемах взаимоотношений между мальчиками и девочками, разговоры на эту тему считались неприличными, и из-за этого они в большинстве случаев скрывали свои чувства. 

Любовь
Центральное место на страницах дневника занимает Сергей Степанов. Почти на каждой странице она пишет про него, поэтому нас заинтересовало – а какое место занимает он в ее жизни? Почему Сергей стал предметом ее страданий? За ответами на эти вопросы мы обратились к дневнику.

 

«Впервые я услышала о тебе от Светы Р. Она объявила мне, что к нам в класс пришел новенький, и обрисовала твой вид (словесно). И вот именно с того дня я начала думать о тебе. Да, да, еще не зная тебя, я пыталась представить себе – какой ты есть. И, как это ни парадоксально, ты оказался именно таким, каким я тебя представляла. Ты не был похож на наших, местных мальчишек – скромный, вежливый. Все это выделяло тебя в их кругу, и именно это привлекало меня к тебе».

В этих словах определенно есть противоречие: Люба, еще не видя Сергея и зная о нем лишь со слов подруги, представляет его себе таким человеком, о котором она могла бы мечтать, которого любила бы. Это подтверждает наше предположение о том, что Люба, как и все девушки, мечтает о любви и рисует в своем воображении идеал. Естественно, что в скором времени желание полюбить превращается в настоящую любовь. Почему же Люба влюбилась именно в Сергея? Этот парень для нее загадка: он скромен, отличается от других парней и с ней почти не разговаривает. Любе кажется, что это и есть тот избранник, о котором она мечтала.

Сама же Люба делает вывод, что Сергей ей понравился, так как не был похож на других мальчиков, живущих в интернате, и, как нам кажется, она на него обратила внимание, потому что он, в отличие от большинства окружающих Любу мальчишек, на нее не обращал внимания и почти с ней не общался.

Ореол тайны и загадочности, окружавший Сергея, был вызван тем, что он относился к местным (неместных было в 1,5 раза меньше), не интернатским парням и общение с ним ограничивалось лишь школой. Можно предположить, что Сергей был застенчивым и робким по отношению к девочкам. Любовь Анатольевна подтвердила правильность нашего вывода.

Оля:Иногда я сравниваю мамину первую любовь и свою. Для мамы проблема заключалась именно в том, что она не могла открыть свои чувства, я же мальчику, которого любила, писала записки и даже однажды поговорила с ним. Он сразу дал мне понять, что никаких чувств ко мне не испытывает, но я-то любить его от этого не перестала и переживала боль, подобную маминой.

 

«Встретилась с ним взглядом; почему-то мне стало не по себе; да и не только в этот момент, но и потом часто встречалась с ним взглядом. Что со мной происходит в последнее время, я даже сама не понимаю. Живу в ожидании чего-тo особенного. …Все время думаю об одном».

 

«Мне кажется, что он за мной взглядом водит».

 

«Несколько раз сегодня заметила, что Сергей смотрел в мою сторону; если точнее, то на меня».

Эти отрывки из дневника побудили нас к чтению психологической литературы о любви. Из этих источников мы узнали, что влюбленным присуще общение взглядами, но вряд ли Люба об этом знала. Поэтому мы и обратили внимание на то, что общение с Сергеем ограничивается взглядами, которым она придает большое значение. Люба заостряет свое внимание на жестах, взглядах, манере поведения, пытается найти в них скрытый смысл, который так и остается для нее загадкой. Мы пришли к выводу, что вся сложность ситуации для Любы была в том, что она не может понять, как к ней относится Сергей, и боится своих чувств, страдая от неясности происходящего.

Нам стало интересно: а были ли у них в школе уроки или дополнительные занятия, которые могли бы помочь понять себя, разобраться в своих чувствах и разрешить актуальные для подростков проблемы? Как мы и предполагали, Любовь Анатольевна сказала: «Нет, конечно же, нет. Тогда такие темы, как любовь и секс, вообще не обсуждались, чувства были запретной темой».

Сейчас же, в начале XXI века, подросток имеет возможность найти любую информацию на волнующую его тему. У нас в гимназии с десятого класса проводит уроки психолог, а учащиеся восьмых-девятых классов в курсе «Обществознание» изучают тему «Человек». На уроках обсуждаются такие вопросы, как «Индивид, индивидуальность, личность», «Человек как проблема», «Феномен человека» и др. Современный ученик имеет больше возможностей, чем предыдущее поколение, познать себя, обсудить вопросы, актуальные для подростков как сейчас, так и двадцать лет назад.

Люба скучает по Сергею, не может без него жить, но не знает сама, что же она в нем нашла. Из дневника мы поняли, что самая главная причина ее страданий в том, что у нее не хватает решительности заговорить с Сергеем, выяснить отношения. Она убеждена, что девушка не должна первой не только признаваться в своих чувствах, но и проявлять интерес к понравившемуся мальчику.

Люба опять не понимает охватившую ее бурю эмоций, любовь снова причинила ей страдания.

 

«Я не перестаю думать о нем. Ну когда же кончится это мучение? Неужели он до сих пор ничего не понимает? Или не хочет понимать?»

Ее любовь – это сплошное мучение, что ей делать, она не знает, задает себе вопросы, на которые не может найти ответы, и она не может с этим смириться, мучая себя снова и снова.

Люба никому не хочет рассказывать о своей любви, единственный ее друг – это дневник.

Люба еще сомневается в том, что любит, думает, что, может быть, он ей просто нравится. Она отказывается верить себе. Ведь любит она в первый раз и не знает, что же такое настоящая любовь. Как ее можно отличить от других чувств? От дружбы, например?

 

«Кажется, я влюбилась, причем окончательно».

Наконец-то Люба призналась себе в своих чувствах. Но ей страшно, ведь, как ей кажется, это ее первая настоящая любовь. Люба не знает, что ей делать, она считает, что девушка не должна первая говорить о своей любви, так как она должна быть скромной и гордой.

Важно и то, что Люба живет в деревне, где мораль в корне отличается от принципов городской жизни. Вот сюжет, иллюстрирующий нравы деревенских людей.

 

«Виктор и я пили только лимонад, а остальные пили водку. После он решал мне примеры по алгебре, с ним очень интересно, всегда можно о чем-нибудь поговорить. Когда они уехали, это было уже в 5-м часу, мама зачем-то пошла к тете Шуре Гранатовой. Потом приходит и говорит, что т. Шура ее спросила: “Это Любин жених?” Мама это подтвердила. “Они ее сватать приехали?” – “Да”. – “Ну мы так и подумали. А когда свадьба будет?” – “В июле”. Теперь если кто-нибудь будет спрашивать, правда ли я выхожу замуж, придется говорить, что правда».

Деревенская молва уже только на основании того, что Люба была на дне рождения друга, склонна считать ее невестой.

 

«Как жаль, что девушка не может первая сказать парню о своей любви, если парень все еще не решается первым сделать этот шаг. Вообще-то, к лучшему: девушка должна быть гордой. Она не должна, как нищая, молить о любви».

В 80-е годы такая скромность скорее исключение, чем правило. Такая ситуация напоминает 50-е годы: тогда инициатива девушки в проявлении своих чувств считалась дурным тоном.

Немаловажным фактором являются взаимоотношения между Любой и родителями, ведь именно они формируют основу характера ребенка, дают ему представление об окружающем мире и о проблемах жизни, то есть воспитывают.

Люба страдает, мучает себя, но заложенная в ней мораль (при отсутствии возможности посоветоваться с родителями или подругами) не дает ей жить так, как хотелось бы.

В дневнике Люба приводит отрывки из стихов, авторов которых нам не удалось установить:

«Я зубы стисну, губы закушу
И в легких затаю дыханье,
Но я любви твоей не попрошу,
Как нищий просит подаянье».

Это, видимо, одно из стихотворений, которые повлияли на представления Любы о любви.

Конечно же, в школе темы о любви были запретными, в 1980-е годы вообще многие темы нельзя было обсуждать. Нельзя было открыто говорить о том, что ты думаешь: подростки боялись, что их одернут учителя, поднимут на смех одноклассники. Поэтому она скрывает свои истинные чувства и мысли. Как и большинству людей того времени, для Любы характерно двойное сознание. Больше всего Люба боится, что ее дневник прочитают родители или учителя.

В связи с этим у нас появился вопрос: «Были ли среди учителей такие, кому Люба могла доверить свои чувства?» И вот что мы услышали в ответ от Любови Анатольевны: «Да, была, только мы уже заканчивали школу, сейчас уже не могу вспомнить ее имени. Она преподавала у нас химию, придя в школу сразу после института. И так как по возрасту она была близка к нам, то лучше понимала волнующие нас проблемы. А больше нам и не с кем было поговорить на серьезные темы».

Мы пришли к выводу, что Люба доверяла свои сокровенные тайны дневнику именно потому, что не могла излить свою душу, рассказать о своих проблемах родителям, подругам, учителям. Испытывая острую потребность дать выход своим чувствам, Люба стала вести дневник.

Выпускной вечер был все ближе и ближе, а значит, стремительно приближалось время разлуки с Сережей. Люба сильно переживала, что он уедет раньше и не попадет на столь значимый для нее вечер. Поэтому, когда выпускной решено было перенести на более поздний срок, Люба добивается, чтобы выпускной вечер состоялся именно в тот день, в который ей необходимо. Настаивая на своем и не объясняя причину своего поведения, она поссорилась со своей мамой и другими родителями, которые принимали участие в организации выпускного вечера.

 

«Утром, еще до экзамена, мы настояли на том, что вечер должен быть 25-го. Дома, как только я приехала и сказала, что сегодня будет вечер, разыгралась целая трагедия в 2-х лицах».

Не понимая истинных мотивов неожиданных поступков дочери, мама настолько обиделась на Любу, что даже хотела не идти на выпускной вечер.

Она до последнего момента надеется на то, что выяснит свои отношения с Сергеем; она не верит в разлуку с ним, в то, что она его больше никогда не увидит. Но, к сожалению, жизнь не красивый роман, в котором все заканчивается благополучно и влюбленные остаются вместе навсегда. Жизнь жестока, и в большинстве случаев первая любовь заканчивается ничем, оставшись без ответа. Это всего лишь прелюдия, начало больших перемен, исток настоящих чувств, но Люба еще долго не может забыть Сергея, мечтает о нем, любит только его. Это порождает боль, которая не проходит и не дает жить. Но самое грустное в сложившейся ситуации то, что она не может сказать о том, что ее мучает, ни друзьям, ни родителям.

Постепенно надежды у нее не остается, и от чувства безысходности, невозможности облегчить страдания Люба хочет покончить с собой. Такие мрачные мысли появляются и до окончания школы, и после. Нас очень потрясли строчки, в которых у Любы проскальзывают мысли о самоубийстве.

 

«Может быть, это и глупо, но мне уже несколько раз приходили в голову мысли о самоубийстве. Я не могу представить себе жизнь без него. С тех пор, как я вообще не обращаю на него внимания (во всяком случае стараюсь сделать это хотя бы внешне), стараюсь показать свое безразличие к нему, вернее, с того времени, когда мне все это стало удаваться, для меня стал меркнуть свет».

Здесь чувствуется невысказанная боль, которая не утихает, а главное, ей некому излить душу. Ей кажется, есть единственный способ облегчить страдания – уйти из жизни. На мысли о самоубийстве Любу наталкивают и книги, которые она читает: В.Шекспир «Ромео и Джульетта», И.Бунин «Митина любовь».

 

«Только что читала книгу “Митина любовь”. Так вот, там в самом конце этот Митя от несчастной любви застрелился. Я подумала: какое счастье, что у него был револьвер, и пожалела о том, что у меня его нет. Отравиться? – нет, боюсь, страшно, а тут нажал на спуск – и готово».

Эти строчки говорят о том, что Люба допускает возможность ухода из жизни. Но мысли о самоубийстве, к счастью, не превратятся в реальность. Этому мешает ее страх перед смертью, она не хочет страдать. Люба боится мучений, долгая смерть ужасает ее. Но самое главное обстоятельство, которое останавливает Любу, – это любовь к близким людям. Ей даже на минуту трудно представить, что стало бы с ее родителями, если бы она умерла.

Главная проблема Любы заключается в том, что она не могла ни с кем поговорить на так называемые запретные темы. Сейчас мы свободно обсуждаем любые проблемы, которые раньше скрывались. Например, на ГТРК «Мурман» есть передача «Мост». Это молодежная программа, на которой подростки обсуждают такие темы, как «Суицид», «Гомосексуализм» и др. А в нашем городе раньше издавалась газета «Новая тема», в ней также освещались актуальные проблемы: «Первая любовь», «Секс» и т.д.

Если бы у Любы была возможность получить информацию о суициде из телепередачи, газеты, журнала или, в конце концов, поговорить об этом со специалистом в данной области, то, может быть, она и не думала бы о нем как о легком способе разрешить разом все проблемы.

Уже в училище Люба много думала о школьных годах, о своей первой любви, анализировала все произошедшее; но самое главное – она поняла, что должна была бороться за свою любовь, нельзя было пускать все на самотек, надо было стремиться к своей цели, ведь наша жизнь зависит не от кого-то со стороны, а от нас самих. Она приходит к верному выводу, к сожалению, уже слишком поздно, ведь поняла она это только через год после окончания школы, когда уже ничего нельзя вернуть, да и боль к тому времени утихла.

 

«В этом году я многому научилась и многое поняла. Если бы это я поняла раньше, то многое было бы иначе. Прояви я в нужную минуту решительность, все было бы на своих местах. Короче говоря, сейчас я поняла главное, то, что должна была понять раньше, – за свою любовь надо бороться, даже из последних сил, а не сдавать свои позиции без боя».

На взгляды людей часто влияют увиденные ими фильмы. На жизнь Любы также могли повлиять фильмы, и нам стало интересно: какие именно? Любовь Анатольевна вспомнила такие картины: «А если это любовь?», «Вам и не снилось» и некоторые другие. К сожалению, мы не видели ни один из этих фильмов.

Оля:Отношения моей бабушки и мамы сильно отличаются от моих отношений с мамой. Я со своей мамой могу поговорить на любую тему, обсудить волнующие меня проблемы, чего не могла сделать мама. Она дала мне свой дневник, это еще раз подтверждает ее доверие ко мне. Видимо, она считает, что история ее первой любви будет полезна и поучительна, позволит мне избежать подобных ошибок. Бабушка этого точно не сделала бы, она никогда не обсуждала с дочерью серьезные «взрослые» проблемы: любовь, взаимоотношения и т.п. А девочке требовались внимание матери к ее проблемам, совет, поддержка, наверное, именно поэтому моя мама старается поддерживать более доверительные и теплые отношения со мной.

Мы предположили, что очень многие люди, в том числе и выдающиеся, в разные эпохи вели дневники. Мне стало интересно, чем отличается и чем схоже мировосприятие Любы с мировосприятием ее ровесницы другой эпохи.

И вот мы открываем дневник Марии Башкирцевой[1]. С первых же страниц мы понимаем, что Мария живет в совершенно другое время, ее и Любу разделяет более полутора веков. Она более способна, талантлива, образованна, у нее более отточенный слог. Уже в тринадцать лет проявляется ее безусловный талант. Она пишет картины, до сих пор поражающие нас своим мастерством. Юная Мария страстно желает славы, для нее это цель жизни.

«Я создана для триумфов и сильных ощущений, – поэтому лучшее, что я могу сделать, – это сделаться певицей. Если Бог поможет мне сохранить, увеличить и укрепить мой голос, тогда я могу достигнуть триумфа, которого так жаждет душа моя».

Люба – обыкновенная деревенская девочка, она не стремится к славе и тем более не думает о какой-то карьере.

У Марии уже в тринадцать лет создается свое мнение о политической ситуации в России.

«17 июля 1874 г.

Говорят, что в России есть шайка негодяев, которые добиваются коммуны; это ужас что такое! Все отобрать и иметь все сообща. И их проклятая секта так распространена, что журналы дают отчаянные воззвания к обществу. Неужели отцы семейств не положат конца этому безобразию? Они хотят все погубить. Чтобы не было больше цивилизации, искусства, великих и прекрасных вещей: одни материальные средства к существованию! Работа также сообща, никто не будет иметь право выдвинуться благодаря какому-нибудь достоинству, выделяющему его из других. Хотят уничтожить университеты, высшее образование, чтобы сделать из России какую-нибудь карикатуру Спарты!»

На основе этого отрывка из дневника Марии мы можем предположить, что для общественной жизни пореформенной России была характерна активизация революционного движения.

Нас поражает, насколько остро подросток тринадцати лет воспринимает политические события в стране. Скорее всего, гневные статьи в журналах, которые читала Мария, осуждали деятельность народнических организаций. Возможно, ей был известен нечаевский процесс, который широко освещался в печати и многих, в том числе и тринадцатилетнюю Марию, заставил задуматься об опасности, исходящей от революционного движения.

Природа
Люба живет в деревне, в сельской местности. Ее окружают леса, луга, реки, озера, поля. Природа в таких местах необычайно красива. Но Люба будто не замечает этого. Она видит в природе только слякоть, грязь, непогоду: «На улице опять все растаяло; грязь. Хорошо, что у меня резиновые сапоги здесь, в интернате»; «Декабрь… По календарю уже зима, а на улице грязь, слякоть. Как это все надоело, кто бы знал»; «Такой туман, просто ужас: в десяти метрах от тебя ничего уже не видать. На улице такая слякоть – не проехать, не пройти». Даже в письме она обращает внимание на «серую» погоду: «А на улице дрянь: то слякоть, то мороз». Для нее нет ничего необычного, загадочного в природе. Ее нетрудно понять: она видит только грязь и слякоть, потому что ей каждый день приходится с большим трудом преодолевать многочисленные километры дорог, покрытых глиной, в которой так и норовят навсегда остаться сапоги, кроме того, ей приходится носить ведра с водой по этим «глиняным рекам». Она искренне радуется, что наконец лег снег – ходить по улице станет легче.

Когда она впервые попала в Мончегорск и увидела природу Севера, она открыла столько нового и необычного в природе, сколько никогда еще не видела. Здесь все было другое: условия, растительность, люди. После надоевшей средней полосы северная природа подействовала на Любу чарующе, красота Мончегорска заворожила ее.

 

«Уже второй день в Мончегорске, до сих пор не верится. Мне здесь очень нравится, красиво, очень много озер и деревьев, вокруг города сопки. Сейчас здесь белые ночи, светло, как днем. В июле на Севере тепло, даже купаются в озерах. Город какой-то странный – наверно, потому, что здесь несколько озер и парков находится в черте города, очень трудно ориентироваться».

Интернат
Люба жила в интернате – вдали от дома, семьи… Значит, были какие-то обстоятельства? Что же заставляет Любу жить в интернате, а не дома?

Основной причиной было то, что лишь в одной из трех деревень (Терновка, Дубовочка, Липовка), которые располагались по соседству, была средняя школа – в Терновке. Но Люба жила в Дубовочке, и хотя оттуда до Терновки не слишком далеко, родители Любы не могли возить дочь в школу и обратно, а добираться до соседней деревни пешком было слишком трудно – по дороге можно было «утонуть» в глине. Именно поэтому Люба жила в интернате, и только на выходные и праздники родители забирали ее домой, а к началу учебных дней снова привозили в интернат. Люба жила в интернате с пятого класса, то есть лет с двенадцати, а это такой возраст, когда ребенок еще не готов жить без родителей, он еще слишком привязан к семье и домашнему уюту. Но другого выбора у родителей Любы не было, и им пришлось отправить ее в интернат.

Дневник Любы помогает увидеть проблемы сельской школы, трудности получения образования в деревне.

 

Главной из них была нехватка учителей, так как никто не хотел идти работать учителем в деревенскую школу, все рвались в город, где зарплата выше и условия лучше. Еще одной проблемой был недобор учеников – зачастую на одном уроке учитель объяснял материал сразу ученикам первого–четвертого классов. От этого и учителю приходилось делать в несколько раз больше работы, и ученики не могли нормально усвоить материал. По словам Любови Анатольевны, «в деревне Дубовочка была единственная школа для начальных классов, да и та малокомплектная. Часто менялись учителя, из-за того, что большинство учителей стремились в город, где лучше условия и больше зарплата».

 

День в интернате делился на учебное и свободное время. Учебное время – это примерно 6 уроков по 45 минут с такими же переменами, как у нас, – по 15 минут. После уроков – классные часы, комсомольские собрания, сбор металлолома и макулатуры. «На 6-м уроке у нас совместно с 5-м классом был классный час на антирелигиозную тему».

 

По интернату организуются дежурства, каждый вечер устраиваются танцы, конкурсы и представления на праздники, учителя и администрация интерната организуют своим подопечным различные поездки: например, на зимние каникулы Люба со всем своим классом ездила в Минск. «Мы в Минск едем на зимних каникулах, с 26 по 9!»

Ребята посетили этот город во время зимних каникул. На сохранившихся фотографиях бросается в глаза общий стиль одежды. На девочках пальто одинакового фасона, явно не индивидуального пошива, а купленные в магазине. На головах у большинства – платки, что не характерно для нашего времени. Сейчас так одеваются пожилые и старые люди, которые, возможно, часто донашивают одежду двадцатилетней давности.

 

Из всех праздников и мероприятий Люба выделяет Новый год. «Вечер в клубе по сравнению с прошлыми годами просто прекрасный, лично мне понравилось. И на сцене в фойе выступали нормально. Проводили игры. Я все это время была в костюме цыганки».

В клубе на Новый год Люба была ведущей – значит, ей нравилась общественная жизнь интерната, привлекала самодеятельность, возможно, она была артистична и была «заводилой» в компании.

 

Комсомол

В дневнике очень редко встречаются фразы, характеризующие отношение Любы к комсомолу, но даже по тем, что есть, видно, что комсомол не имел особого значения в жизни Любы. По тому, о чем пишет Люба, нам трудно судить, насколько оживленной была комсомольская жизнь в интернате, чем занимались комсомольцы. Люба принадлежала к той части комсомола, которая теряла интерес к общественной работе.

Оля:Многие вступали в комсомол лишь потому, что так делают все. Для некоторых комсомол был только способом сделать карьеру. А когда я спросила у мамы, помнит ли она, как вступила в комсомол, то она не смогла вспомнить даже день, когда она стала комсомолкой.

Участие в комсомольской жизни интерната ограничивалось буквально следующим: прослушал лекцию на антирелигиозную тему, промаршировал под знаменем и забыл до следующего собрания о существовании комсомола вообще – это было привычно для ребят. Если судить по отношению к комсомолу наших родителей, похоже, что в основном его воспринимали как формальность.

Любу не интересовали политические события в стране, не привлекала и комсомольская деятельность.

«На 6-м уроке у нас было комсомольское собрание, переизбрали комитет класса. И, как это ни печально, туда попала и я, благодаря стараниям Светочки Волковой. Ну она пожалеет об этом, и Ленка Кем тоже».

 

Не достигает Люба «политической зрелости». Ее политического образования хватает только на знание даты рождения Л.И.Брежнева. Да и то только потому, что в этот же день – день рождения у бабушки Лены. «Сегодня день рождения у бабушки Лены и Л.И.Брежнева». 

 

Учеба

У Любы проблемы с учебой, она не может себя заставить учить уроки. Это заметно и по ошибкам в дневнике: «астановка», «девченка»; с пунктуацией у Любы, похоже, вообще были большие проблемы. Мы заметили, что Люба довольно пренебрежительно относится к образованию, к своим оценкам.

 

«Надо бы и по другим предметам подтянуться, но не хватает силы воли, терпения, чтобы сесть и выучить все уроки до конца. Надо еще физику сегодня выучить: физичка меня должна спросить, потому что в журнале стоит точка. Ладно, это все пустяки».

 

Ей не хватает усидчивости сделать все уроки, она нетерпелива: «Ну почему я никак не могу взять себя в руки и все учить?»

Кроме того, на отношение Любы к учебе влияет позиция семьи: родители не обращают внимания на успехи и поражения дочери на учебном фронте, не поощряют за хорошие оценки, не ругают за двойки. Они не заставляют Любу учиться, не следят за тем, чтобы она делала уроки. Они даже не реагируют на просьбу дочери уменьшить громкость телевизора:

 

«...В это время родители включают телевизор и не так чтобы тихо, а на всю громкость. На мои слова о том, что я не могу учить уроки при таком шуме, никак не реагируют».

Оля:В связи с этим у меня возник вопрос. Моя мама волнуется, переживает за мои оценки. А почему бабушка и дедушка были равнодушны к успехам и неудачам дочери? Это объяснялось постоянной занятостью на работе и в домашнем хозяйстве, усталостью, так как сельский труд отнимает много сил и времени. Но я думаю, что такое отношение некоторых родителей к школе было характерным явлением того времени. Общественное мнение, сформированное господствующей коммунистической идеологией, внедряло в сознание людей мысль о том, что воспитывать и учить детей должна школа.

 

От домашних заданий Любу отвлекали еще и бесконечные домашние дела – она была старшей из детей в семье, и поэтому ей приходилось очень много помогать родителям.

 

«Вчера посадила крыжовник, георгины и сентябрины»; «А дома пришлось мыть полы»; «Ходили со Светкой полоть бахчи»; «Уроки учить не успеваю: придешь домой в 3 часа (а то и в 4 ч.), пока приберешь все, нужно скорей за коровами идти; потом корову нужно доить, потом еще десятки мелких дел. Короче говоря, за уроки сажусь в восемь часов примерно, но это еще не значит, что я начинаю учить. …Учить начинаю в одиннадцатом часу. Но разве сравнить то, что выучено ночью, с тем, что выучено днем?»

Да и сама обстановка в интернате не способствует восприятию информации из учебника или тетради и не стимулирует процесс обучения, когда в одной комнате живут несколько человек и все далеко не в одно время делают уроки – кто-то в это время разговаривает, слушает музыку, бесится, дерется подушками и т.п. 

 

Поступление
Сначала Люба хотела поступить в пединститут на физмат. «В настоящее время я задалась целью поступить в пединститут, на физмат (конечно, по направлению) – в Волгограде. Вон куда замахнулась! Что-то сомневаюсь я, что поступлю».

Оля: Но потом передумала. Как сказала мама, тогда она посчитала, что для такой профессии, как учитель, у нее не хватило бы нервов и терпения. Но я думаю, что основной причиной, о которой маме не хочется говорить, была слабая подготовка к поступлению и обучению в вузе.

Также усугубляла ситуацию разлука с Сережей. Люба все еще страдала от неразделенной любви и невыясненных отношений.

Ей становится все равно, где учиться после десятого класса, и она идет в училище. Первоначально Люба выбрала профессию лаборанта, но так как ей еще не исполнилось восемнадцать лет, ей пришлось поступить на аппаратчика-лаборанта.

«На лаборанта меня не приняли, так как у них практика начинается в апреле, а на заводы не хотят брать тех, кому еще нет 18-ти. А мне 18 будет только в июле. Подумала и решила идти на аппаратчика-лаборанта; у них практика начинается в августе». 

 

Книги, кино

Люба читает разные книги: ей нравятся и красивые любовные романы, и увлекательные приключенческие рассказы, и классические произведения великих драматургов. Книги, которые она читает, влияют на мысли, чувства и поступки Любы.

«Ромео и Джульетта» В.Шекспира, «Митина любовь» И.Бунина – эти книги сильно воздействуют на Любу, под их «гипнозом» у девочки появляются мысли о самоубийстве.

Из авторов приключенческих романов Люба выделяет Д.Ф.Купера:

 

«Спросила у Нины Семеновны книгу Д.Ф.Купера “Последний из могикан”, она дала мне из читального зала. …На этой неделе, когда принесу эту книгу в библиотеку, надо будет спросить книгу “Зверобой”».

Нравятся Любе рассказы о жизни и романы Джека Лондона «Любовь к жизни», «Смирительная рубашка», «Белый клык» и др.

Часто Люба ходит в кинотеатр. В то время уже у многих появились телевизоры, но люди все равно активно посещали кино.

Во-первых, они за много лет привыкли ходить в кино (из дневника видно, что Люба почти каждый вечер ходит в кино):

 

«9/1 – 81 г. Вчера мы ходили в кино, был фильм “Гулящая”»; «14/1 – 81 г. Мы ходили в клуб, был фильм “Трое в снегу” – хорошая картина, интересная, смешная»; «17/1 – 81 г. После бани я отправилась в кино. Сегодня был фильм – “Опасные друзья”»; «31/1 – 81 г. Ходила со Светой Р. в кино – “Пираты ХХ века”».

А во-вторых, в кинотеатрах часто показывали иностранные фильмы, то, что невозможно было увидеть по телевизору, тем более что в деревнях была всего одна программа, фильмы шли только старые и смотреть было особо нечего.

В дневнике Люба упоминает множество фильмов: «Зита и Гита», «Взлет», «Гулящая», «Трое на снегу», «В тени твоих ресниц», «Вечная сказка любви», «Пираты ХХ века», «Тени исчезают в полдень», два фильма про следователей, «Точка отсчета», сказка «Три орешка для Золушки», «Легенда о динозавре», «Не покидай меня, Амира», «Женщина, которая поет», «Риск – благородное дело», «Опасные друзья» и многие другие.

У сельской девочки была возможность часто посещать кино. В клубе билет стоил около 80 копеек.

Оля: А я еще ни разу не была в кинотеатре! Жаль, что у нас в городе единственный кинотеатр давно закрыт, а в больших городах билеты очень дорогие.

В 80-е годы в маленькой деревне Дубовочка был свой клуб, где постоянно показывались фильмы и проводились вечера отдыха.

К сожалению, сельские клубы постигла горькая участь. 

«Достать» или «купить»?
Оля:
В альбоме моей мамы сохранились фотографии, которые создают зримый образ сельских старшеклассников 80-х годов.

На одной из этих фотографий 24 ученика и их классный руководитель. В школе была традиция фотографироваться всем классом по поводу окончания учебного года. Этот снимок был сделан в конце восьмого класса в 1980 году. Ребята сфотографировались во дворе школы и, судя по заднему плану снимка, вокруг было много зелени. По развевающимся флагам на заднем фоне мы предположили, что эта фотография сделана в начале мая, накануне праздников.

Мы обратили внимание на то, что все ученики одеты в парадную школьную форму. Девочки в одинаковых платьях и белых фартуках, а три из них – в белых блузках, что, по-видимому, было обязательным, и темных юбках. Все мальчики также в одинаковых форменных куртках и в белых рубашках с воротниками, выпущенными поверх лацканов. А вот брюки не у всех соответствуют школьным требованиям: двое мальчиков на первом плане одеты в клеши. Хотя в школе и боролись с нововведениями моды, ученики все равно находили способ выделиться. Прически у всех ребят одинаковые, а в глаза бросается характерная особенность – волосы гораздо длиннее, чем у современных старшеклассников.

По фотографиям из семейных альбомов мы попытались представить, как одевались молодые люди, есть ли в одежде сельских подростков определенный стиль.

На снимках, сделанных в неофициальной обстановке, девочки одеты в основном в «водолазки», подобные современным, свитерочки типа «лапша», спортивные трикотажные куртки. Волосы в основном до плеч или короткая стрижка, редко встречается коса.

Мальчики или в пиджаках, преимущественно в клетку, или в спортивных джемперах и куртках. Под пиджак надевали рубашки с расстегнутым и выправленным поверх пиджака воротником или «водолазки».

Ни на одной из фотографий мы не увидели мальчиков в галстуках, это было не характерно для деревни того времени. А сейчас у нас в школе, например, юноши ходят исключительно в классическом костюме, непременно в однотонной рубашке и большинство – в галстуках.

Во все времена была своя мода, и подростки всегда отдавали предпочтение определенному стилю.

Для подростков всегда очень важно, как они выглядят. Было и есть желание выделиться из окружающей «серой толпы», но ни на одной фотографии я не увидела особо выделяющихся модников. Я считаю, что дело было в том, что родители покупали своим детям не то, что было модно, а то, что продавалось в магазине. Молодые люди одевались почти одинаково, потому что наша промышленность ориентировалась не на разнообразие и качество, а на количество. Модники того времени, неудовлетворенные магазинными товарами, выпускаемыми советской промышленностью, доставали импортные товары часто с рук и по высокой цене. Все, что продавалось в магазинах, они презрительно называли «ширпотребом». Но, несмотря на то, что у сельских подростков не было возможности купить какие-то модные вещи, в их облике видно стремление следовать моде, предпочтение отдается в основном спортивному стилю. А мальчики, судя по прическе, подражали легендарной четверке «Beatles». Они старались отрастить волосы подлиннее, несмотря на запрет администрации школы. За явку в школу в таком «непристойном для ученика советской школы виде» их заставляли идти в парикмахерскую стричься. Причем в знак протеста обиженные мальчики брились наголо. Доходило до того, что в классе все парни были бритыми наголо. И такой «протест» очень не нравился администрации школы.

Из номеров журналов мод за осень 1981 и зиму 1982 года мы узнали, что для девочек в начале 80-х модными считались сарафаны-комбинезоны, шубки из искусственного меха, трикотажные жилеты разной длины; юбки, выкроенные по косой, и прямые, причем длина – обязательно ниже колен. Особым успехом среди девчонок пользовались вязаные вещи, очень часто родители с большим трудом доставали нитки, чтобы связать дочери костюм или жакет. Сейчас слова «достать» и «дефицит» звучат несколько забавно и непривычно, а тогда они были обыденными и понятными.

«Писком» моды были сапоги-чулки: если кому-то удавалось «залезть» в такие мамины сапоги и пойти в них в школу, то зависть со стороны одноклассниц была обеспечена. Чтобы блестящие сапоги-чулки было видно, джинсы или клеши закатывали до колен.

На страницах дневника Люба во всех подробностях описывает историю приобретения сапог-чулок, которые в то время были предметом ее мечтаний.

 

«Хотели купить мне сапоги-чулки, но не было нужного размера, а если попадались сапоги нужного размера, то на высоком каблуке. Сапог не купили, но мама сказала, что она даст денег с собой, чтобы я купила их там».

Речь, видимо, идет о предстоящей поездке в Минск через Москву, где девочка надеется приобрести желанные сапоги.

Читая страницы дневника, посвященные поездке в Москву, мы обратили внимание на то, что девчонок больше волновал не осмотр достопримечательностей, а посещение магазинов.

 

«Встали сегодня поздно. На завтрак не пошли, на ВДНХ тоже не поехали. Сначала ходили по магазинам, потом сидели в своем номере»; «Потом были в ГУМе. …После посещения ГУМа мы поехали на экскурсию по городу. На Красной площади нас сфотографировали и к концу нашей экскурсии принесли фотографии в автобус. Нормально вообще-то получилось. К концу экскурсии все так устали, что половина уснули. Затем приехали на вокзал и до отъезда успели облазить множество близлежащих киосков».

Их радуют новые знакомства, общение с мальчишками, возможность фотографироваться.

Подобное было и в Минске.

 

«Утром, в 7 часов, мы были уже в Минске. Приехали в гостиницу “Турист”. Нас (меня, Св. Рау, Наташку Видяскину, Таньку Вербицкую и Алку Капустину) поселили в 17-й номер на 15-м, самом послед-нем, этаже. В 9 часов, после того как мы позавтракали в ресторане, мы поехали на экскурсию по городу. Приехали около 12-ти часов дня и сразу побежали в универмаг (хорошо, что он рядом с гостиницей). После обеда, – опять же в ресторане, – мы поехали в Хатынь и к Кургану Славы. Приехали в гостиницу в седьмом часу. И еще после этого успели сходить в универмаг и в гастроном. Я купила жвачек».

Люба пишет о покупке жвачек как об очень значительном и радостном событии, так как до этого она только слышала об их существовании, а купить удалось только в Минске.

Оля:Как вспоминает мама, вкус был «потрясающим» – он напоминал резину с сахаром.

Деревенских ребят, не избалованных удобствами городской жизни, в восторг приводит и телефон, и ванна, и вся обстановка в номере.

 

«У нас номер разделен на две комнаты: в одной две деревянные кровати и два кресла, шифоньер, столик и телефон; во второй – три кровати, три кресла, столик и телефон. Есть в номере ванна. Разумеется, мы все вымылись. Потом у нас начались “переговоры” по телефону – дурачились. Телефон звонил без перерыва».

Хотя в то время и бытовало ироничное выражение «советский сервис ненавязчив», Любу и ее друзей все устраивало и радовало.

Магазины Москвы и Ленинграда резко отличались от магазинов всех других городов и тем более деревень большим ассортиментом и поражали гостей города обилием товаров.

Какой же выход, кроме посещения магазинов в больших городах, находили молодые люди, чтобы не отставать от моды?

По рассказам родителей и их друзей, джинсы считались большой редкостью – их почти нигде невозможно было достать. Часто джинсы заменяли вельветовыми штанами – их проще было купить или сшить самому. В моде были босоножки на платформе.

У парней модными считались рубашки с широкими рукавами, клеши или джинсы (которые встречались очень редко), ботинки на высокой платформе, широченные ремни армейского типа. В большой моде были кроссовки, которые воспринимались как предмет роскоши.

Но такая мода была распространена только в городах. Конечно, в сельской местности тоже учитывали такой стиль одежды, но в деревнях было сложнее купить те же вельветовые штаны или даже вельветовую ткань. Многие вещи продавались только в городе. Несмотря на такие сложности, Люба уделяла своей внешности много времени и внимания.

 

«На новогодний вечер я пойду в том платье, в котором хотела. Я его отпустила, отгладила, оно теперь до пола. Нужно еще немного ушить на груди, а тогда вообще будет бесподобно, ну это я сделаю в интернате… Еще нужно спросить у мамы золотые серьги»; «Надо купить лак хороший и тушь»; «Я маме сказала, что на Новогоднем вечере я буду самой лохматой, потому что мне некогда уже будет накручиваться»; «Я ходила на вечер в длинном платье, в босоножках на скале и с такой прической: раскрутилась, причесала волосы, а сверху покрыла лаком»; «После школы я накрутилась и ходила так до шести часов. Я ходила на вечер в свитере и в платье в горошек, вообще-то ничего»; «Вечером я накрасилась: навела тени, ресницы накрасила сначала рижской тушью, а потом бархатной, накрасила губы. А потом аккуратно заколола волосы и посмотрела в зеркало – я сама себя не узнала. Оказывается, когда я накрашусь, причем сильно, то я намного симпатичнее».

В книге Ю.Кушнеревой и Т.Черниковой «Уроки Клио» мы нашли такие мнения представителей старшего поколения 60-х годов:

«По-моему, косметика и эстетика – понятия несовместимые. Красивым может быть только естественное, искусственные средства портят красоту. Я не могу спокойно видеть кричащие витрины парфюмерных магазинов…

Совершенно недопустимо говорить с детьми и подростками о красоте внешности. Ведь, исходя из задач воспитания, запрещается подросткам до 16 лет посещать некоторые фильмы. Как же наряду с этим фиксировать их внимание на внешней красоте, разрешить им пользоваться косметическими средствами? Подобные советы действуют растлевающе на молодежь»[2].

Примерно такое же отношение сохранилось и в 80-е годы. В таком духе воспитывали подрастающее поколение в то время.

В школах категорически запрещали краситься и носить разные украшения, серьги. Не было никакой возможности выделиться из окружающей «серой» толпы – у всех одинаковая форма в школе, а кроме того, в магазинах не было большого разнообразия вещей (один фасон, цвет, модель).

Причины переезда в Мончегорск
Оля:
Из дневника мамы я узнала, что ее родители собирались уезжать из деревни. Любин отец, выбирая место, ездил и в Сибирь, и на Кольский полуостров. В конце концов ему больше всего понравился Мончегорск.

Мы задали себе вопрос: почему родители Любы решили уехать в 1983 году в Мурманскую область, где достаточно суровый климат?

Прежде всего, их семья не принадлежала к коренным жителям деревни. Люба с родителями переехала туда из-за болезни младшего брата, которому был только один год. Поэтому городским жителям было трудно привыкнуть к сельской жизни, которая отнимала много времени и труда. Отсюда вытекает вторая причина: как нам кажется, доходы семьи в деревне не позволяли жить нормально.

Оля:Я узнала у моей бабушки, что их зарплата была минимальной, то есть 70–90 рублей. Дедушка работал механизатором, а бабушка продавцом, а после телятницей. Жили они в казенном доме. Приусадебный участок обеспечивал только продуктами, поэтому решал далеко не все проблемы. Своих продуктов хватало только на то, чтобы обеспечить семью едой, прибыли с продажи почти не было. Не приносило особых доходов и большое хозяйство: коровы, козы, куры, индюки, свиньи, утки. На рынке было много деревенских жителей, которые также зарабатывали продажей своей продукции. Цены, следовательно, не могли быть высокими.

Люба понимала, как было трудно родителям, и старалась помогать им.

«А полдесятого Маечка отелилась, тоже бычок. Тянули впятером (мама, папа, т. Таня, т. Шура и я) и еле вытянули, он даже синеть начал. Такой симпатулечка, крупненький, мордочка, как и у Апреля. Потом руки и ноги тряслись».

Мы предположили, что такая затруднительная ситуация была характерна не только для Любиной семьи, но и вообще для жителей деревни того времени. Для того чтобы убедиться в правильности наших суждений, мы обратились к учебнику истории. «Переломить негативную тенденцию в развитии сельского хозяйства не удалось. Продолжался массовый отток людей из деревни. Этому способствовала и официальная политика, поощрявшая концентрацию сельского населения на центральных усадьбах колхозов и совхозов. Вместо того чтобы прокладывать дороги и линии электропередачи в отдаленные деревни, предпочли объявить их «бесперспективными», переводя оттуда коровники, птичники, свинофермы и закрыв там магазины, школы, медпункты»3 .

По нашему мнению, важной причиной переезда было и то, что в Мончегорске, в отличие от деревни, была высокая зарплата – примерно в два раза больше, то есть 150–170 рублей; сразу обещали дать квартиру (сначала общежитие). Да и работа в городе отнимала не так много сил и времени, как в деревне.

У нас возник еще один вопрос: почему Любин отец выбрал именно Мончегорск?

Наверное, это связано с расширением мощностей комбината «Североникель», на котором началась ударная комсомольская стройка, поэтому создавались дополнительные рабочие места. Мы просмотрели подшивку газет «Мончегорский рабочий» за 1980 год, чтобы установить, когда именно начался оргнабор, и нашли там такое объявление с пометкой «требуются», которое повторялось неоднократно и в следующих номерах:

«Ордена Трудового Красного Знамени тресту “Кольстрой” на Всесоюзную ударную стройку квалифицированные работники – плотники, арматурщики, каменщики-монтажники, бетонщики, газоэлектросварщики, маляры-штукатуры, машинистки, начальники АХО.

Оплата труда сдельно-премиальная. Районный коэффициент 1,5. Предоставляются льготы, установленные для работающих в районах Крайнего севера.

Одиноким предоставляется общежитие, семейным выделяется жилье в течение десяти месяцев.

Обращаться по адресу: Мончегорск, пр.Жданова, 8, отдел кадров, тел. 37-22».

То есть родители Любы приехали в г.Мончегорск по оргнабору.

Надежды оправдались, им дали квартиру. Сама же Люба приехала в Мончегорск, когда уже училась в училище. И живет здесь уже семнадцать лет.


[1] Кушнерева Ю., Черникова Т. Уроки Клио. 1960-е годы: иллюзии и разочарования. М., 1998. С.17

[2]История России. Советское общество 1917-1991 гг./ Под редакцией В.Журавлева.

 

 

8 июня 2009
Мария Калинина, Ольга Пакина «Портрет деревенской старшеклассницы на фоне жизни страны в период с 1980 по 1982 год»
Темы