Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
20 июля 2011

Модель памяти – модель мышления

Массовое захоронение на территории Донского кладбища. Источник: www.gedenkmuster.uni-jena.de

В начале 2009 г. группа студентов из университета г. Йена (Германия), участвовавших в семинаре «Образы ГУЛАГа»Семинар «Образы ГУЛАГа» семинар был организован кафедрой Истории Восточной Европы в Йенском университете и мемориальным комплексом Бухенвальд., предприняла рабочую поездку в Москву и Пермь – чтобы посетить организации, которые занимаются проблемами памяти о тоталитарном прошлом России. На основе впечатлений от этой поездки, опыта знакомства с историей репрессий в России недавно был создан веб-сайт, информацию о котором см. ниже.

Данный проект посвящён памяти о преступлениях советского режима в современной России – о физическом и психологическом насилии, репрессиях и господстве произвола на территориях (и вне) лагерей, и представляет российские историко-политические институты, разрабатывающие модели воспоминаний о таком прошлом. 

Источник: www.gedenkmuster.uni-jena.de

 

Модель памяти – модель мышления

По-немецки выражение «модель мышления» – «Denkmuster» вписывается в слово «модель памяти» – «Gedenkmuster». Сопоставляя эти сходные слова, участники семинара подчёркивают, что в их задачи входило критическое, исследовательское изучение роли российских институций (таких, как Московской Мемориал, Сахаровский центр, Музей ГУЛАГа, а также мест, где разворачивались исторические события – Донское кладбище, Бутовский полигон, Музей Пермь-36) в формировании образа прошлого, моделей воспоминаний о жертвах, в осмыслении преступлений режима.

 

Пермь-36 как пример альтернативной модели памяти

Мемориал Пермь-36, на территории которого до 1987 г. продолжал существовать лагерь уголовной системы наказания, сочетает в себе две возможности – это аутентичное место памяти и институт, ведущий историческую и критическую работу. Здесь представлен спектр возможностей и препятствий (социальных, государственных и пр.), с которыми сегодня сталкиваются и на которые должны реагировать современные российские организации, занимающиеся историко-просветительской и образовательной работой.

Административное здание у входа в музей Пермь-36 до недавнего времени служило служебной постройкой при соседнем здании психлечебницы. Даже сегодня отоплением бывшего лагеря и прилегающей территории специально занимается ближайшая деревня Кучино. В этих деталях наблюдается типичное для этого места переплетение прошлого и настоящего: всё, что принадлежит прошлому, находится в опасности «тотальной» реконструкции, а потому (пока) консервируется.

 

Данный проект представляет российские учреждения, которые занимаются преступлениями советского режима, а также места, хранящие память о репрессиях. Это служит задаче – сделать так, чтобы о ведущемся в России изучении советских преступлений до 1980-х гг. стало больше известно на Западе, и чтобы проект, таким образом, служил межкультурному диалогу.

 

Места и акторы памяти

Изучение преступлений советского строя в современной России во всём их многообразии едва ли может быть исчерпанным. Многие исторические свидетельства конкурируют друг с другом и / или сосуществуют. Чтобы всё-таки получить представление об изученности в российском обществе темы репрессий, правомерно поставить вопрос о тех местах и акторах в современной российской культуре, которые имеют дело с этой тематикой. Места памяти (по Пьеру Нора, lieux de mémoire) объединяют в себе разный исторический опыт и разные рассказы и могут представлять / символизировать собой некое общее воспоминание. Как мы помним, в концепции Нора места памяти не обязательно имеют географическую привязку. Под акторами авторы сайта понимают людей, но преимущественно – институты и организации, чья историко-культурная деятельность представлена широкой общественности в России. Были выбраны три места памяти, в которых преступления советского режима манифестированы особым образом, и также выбраны три актора – организации, которые специально занимаются проблемой репрессий в СССР. Впрочем, внести ясное различение между «местами» и «акторами» не всегда представляется возможным.

 

Ниже приводится список акторов и мест памяти, которые были проанализированы участниками проекта. Urokiistorii публикуют лишь краткое содержание этого раздела, впрочем, отражающее структуру и логику исследовательской мысли, а также важные аспекты, касающиеся организации каждого из мест.

Пермь 36

Введение

Пермь-36: история и истории

Что является подлинным?

Штрафлагерь и психиатрия

Воспоминания вне забора

Прошлое встречает будущее

Лакуны в воспоминаниях

Интервью с директором лагеря: «Нет гражданского общества»

Участок особого режима в фотографиях

Участок строгого режима в фотографиях

 

Бутово

Введение: Бутовский полигон тогда и сейчас

Церковь и государство рука-об-руку?

Бутово: место преступления без содеявших

Что в Бутово делает царь?

Религиозные практики в Бутово

 

Донской монастырь и кладбище

Введение: монастырский комплекс

Донской монастырь

Антон Иванович Деникин

Александр Исаевич Солженицын

Новое кладбище

Крематорий

Церковь и государство во Второй Мировой войне

 

Международный Мемориал (Москва)

Введение

Оказание помощи жертвам репрессий и их родственникам

Акция «Возвращение имён»

Один объект музея

Говорящие сами за себя действия

Изучение истории

Написание истории – дело государства?

Сергей Адамович Ковалёв

Музей Мемориала в Москве

Архив Мемориала в Москве

 

Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова

Введение

Андрей Сахаров: жизнь и труд

Национальная история как испытательный полигон? Государственные учебные планы, общественные контрпредложения

Музей Сахаровского центра

Память в Сахаровском музее

Елена Боннер


Государственный музей истории ГУЛАГа

Утверждение истины любыми средствами

Искусство в музее ГУЛАГа

Изучение насилия в музее ГУЛАГа

Троянский конь в музее: язык преступников не может служить мёртвым

Виртуальный тур по музею истории ГУЛАГа

 

Кроме описательного рассказа, каждое из этих мест было включено в общий историко-культурный контекст, связанный с изучением прошлого в современной России. Отталкиваясь от схемы Йорна Рюзена (схемы трёх измерений в историческом процессе– политической, образовательной и художественной составляющей исторической культуры), участники проекта находят место для каждой из организаций в такого рода модели. Помимо этого, ими даётся общая характеристика состояния исторической культуры в России, роли государства в определении образов прошлого (рассказывается о комиссии против фальсификации истории, Государственном музее Великой Отечественной войны, музее современной истории), указываются альтернативные подходы исторических репрезентаций. Сайт сопровождается кратким информационным справочником, поясняющим основные понятия проекта.

20 июля 2011
Модель памяти – модель мышления

Похожие материалы

25 марта 2015
25 марта 2015
Галина Федоровна (Гюли) Цивирко-Лещинская (1916-2000 гг.), театральный художник, график, училась в Московском училище памяти 1905 года и в Ленинградской Академии художеств. Жила в Ленинграде с мужем Иваном Федоровичем Цивирко, капитаном дальнего плавания...
16 июля 2015
16 июля 2015
В музейном фонде Международного Мемориала есть редкий экспонат – силуэт северного оленя, сделанный художником Николаем Андреевичем Фурсеем (1897–1942) в архангельской ссылке. Об этом экспонате рассказывает Татьяна Васильевна Смирнова, передавшая «Оленя» в дар музею.
31 марта 2014
31 марта 2014
В рамках проекта «Москва. Места памяти», работающего в «Мемориале» с 2013 года, мы подготовили пешеходный маршрут «Топография террора. Лубянка и окрестности». Приглашаем вас на экскурсию 5 и 6 апреля.
24 февраля 2012
24 февраля 2012
Историк и председатель правления Международного общества «Мемориал» Арсений Рогинский в интервью «Ведомостям» рассказывает о памяти о 1937 годе («Большом терроре») в России и о смысле «десталинизации»

Последние материалы