Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
13 июля 2011

«Порядок и уничтожение»: Берлинская выставка о роли полиции в немецком государстве при национал-социалистах

1 мая 1929 г. Для усмирения участников рабочих демонстраций в Берлин было подтянуто 17000 полицейских. В ходе столкновений с полицией погибло 9, было тяжело ранено 63 человека. Фото: DHM

Текст: Йоахим Гюнтер для Neue Zürcher Zeitung

Во время Второй Мировой войны немецкий батальон полиции № 322 на восточном фронте осуществлял в среднем свыше 11 тысяч казней в год. Об этом так хорошо известно, поскольку полицейские вели книги учётных записей. Копия одной из страниц такой книги представлена сейчас на берлинской выставке «Порядок и уничтожение» в Немецком историческом музее. Здесь в виде таблицы представлены данные, в какой день и сколько человек было ликвидировано. В специальной правой колонке проводилась классификация убитых – партизаны, сочувствующие, вражеские офицеры…

Конец легендам о чистоте

Не указан только способ убийства. Обычно мы заранее знаем, что увидим на фотографиях и прочтём в свидетельствах, представленных на подобных выставках: повешенные на сколоченных на скорую руку эшафотах, на территории, отгороженной натянутыми канатами; расстрелы на краю ям, последние станут массовыми могилами; быстрая расправа у обочины… Документ, экспонируемый в Берлине, представляет казни первых шести дней октября 1941 г. Не хватает только отчёта за пятое октября. Это было воскресенье – можно удостовериться, бросив взгляд на календарь. Даже у палачей из батальона № 322 были выходные. Служба – в конце концов, это служба, и всё должно иметь свой порядок. Для чего же иначе человек носит военную форму?

То, чему некогда была посвящена выставка «Преступления вермахта», выставка «Порядок и уничтожение – Полиция в национал-социалистическом государстве» отражает самим своим сюжетом. В её основе – развенчание легенды о том, что при нацистской диктатуре оставались государственные институты, которые оставались «чистыми». Разоблачение этой легенды происходило далеко не сразу. Достойно почтения то, что в этом разоблачении участвовала высшая школа немецкой полиции – могло быть и так, что их сознательность не разделило бы новое поколение немецкой полиции. Ведь это горькое осознание – знать, что не только СС и гестапо были преступниками, но что и уголовная и даже охранная полиция служили инструментами террора.

Берлинская экспозиция показывает историю эскалации насилия: на примере семи этапов, с помощью около 500 экспонатов и аудиовизуальных медиа демонстрируется, как зиждущаяся на принципах права и законности полиция Веймарской республики превращается в услужливый аппарат нацистской власти. Согласно максиме Хайнриха Гиммлера, в праве полиции было «не ограничиваться формальными рамками». С 1936 г. Гиммлер был шефом немецкой полиции и одновременно – рейсхфюрером СС – и это знаковое объединение должностей. Если бы Германия выиграла войну, наверняка произошло бы объединение обеих организаций.

Маршрут выставки начинается вполне невинно – с демонстрации отрывков фильма 1959 года. Комик Хайнц Эрхардт изображает полицейского, который путешествует во времени от античности до наших дней. Периоду национал-социализма уделено лишь несколько секунд  –  здесь высмеивается коп (по-немецки, «шупо»), отрастивший гитлеровские усики. Это столько, сколько было возможно для преодоления прошлого в условиях послевоенного времени. Плакаты и театральные афиши воссоздают атмосферу Веймарской республики, а также передают, как увеличивалась популярность защитника порядка, героя слогана – «Полицейский, твой друг и помощник». Образ защитника и заступника – например, как в настольной игре «Хороший шупо», составлял контраст тем полицейским жестокостям, которые были обычны, например, в разбирательствах штурмовиков с членами коммунистической партии Германии. Только после событий печально известного «кровавого мая» 1929 г.1 – 3 мая 1929 г. рабочие демонстрации в Берлине вылились в столкновения с полицией, в ходе которых погибло 9 и было тяжело ранено 63 демонстранта., среди некоторых групп граждан (в основном, «левых») положительное отношение к полицейским сменилось ожесточением.

Участие в массовых убийствах

Назначение Гитлера на должность рейхсканцлера привело к трансформации демократического правового государства в диктатуру. Часто забывают о том, что Веймарская конституция действовала до свержения нацизма в 1945 г. Однако это создавало лишь иллюзию законности. С 1934 г. полицейские должны были приносить личную присягу фюреру. Должность президента полиции, существовавшая с времён Веймарской республики, была упразднена. Чтобы стать настоящими «врачами народного тела», полицейским были даны полномочия превентивно заключать под стражу «неблагонадёжных» — а ими считались оппозиционеры, служители церкви, гомосексуалисты, молодые люди, не входящие в официальные общественные организации. Тех, кого превентивно заключали под стражу, отправляли в концлагерь. Опротестовать пребывание под стражей было невозможно, правовой пересмотр дела в суде также не был предусмотрен, заключённые не знали даже того, как долго они будут находиться под арестом.

Война, которая с 1941 г. развернулась в Восточной и Южной Европе, превратила немецкие полицейские батальоны в соучастников бесчисленных убийств. В Польше полиция организовывала изгнание сотни тысяч местных жителей и заселение освободившихся земель так называемыми «фольксдойче». Полицейские охраняли границы гетто для «концентрации евреев в одном месте», предотвращая побеги, они же вербовали и осуществляли депортацию подневольных работников. В трудовых лагерях делами заправляло гестапо. На «родном фронте», в Германии, полиция поддерживала расовый порядок режима – доставляя военнопленных и иностранных рабочих к бункерам, чтобы те служили живым щитом во время воздушных атак. В последние месяцы войны руками гестапо были убиты тысячи людей, угнанных с востока в немецкий рейх.

После войны множество полицейских продолжило службу на своих местах. В шестидесятые годы им было предъявлено всего несколько обвинений, ещё меньше было вынесено обвинительных приговоров. Высшие меры наказания, как это случилось в 1969 г., когда к смерти был приговорён Йозеф Блёше, руководивший некогда подавлением восстания в Варшавском гетто – этим приговором ГДР заявила о своих антифашистских настроениях – такие случаи оставались абсолютно исключительными.

Оригинал Joachim Günter. Dein Freund und Henker. «Ordnung und Vernichtung» – eine Berliner Ausstellung zur Rolle der Polizei im NS-Staat // Neue Zuercher Zeit. 27.05.11. S. 22.

Перевод Натальи Колягиной

Дополнительные материалы:

Каталог выставки на немецком языке – Ordnung und Vernichtung: Die Polizei im NS-Staat. – Deutsche Hochschule der Polizei, Münster, sowie die Autorinnen und Autoren Sandstein Verlag, Dresden, 2011.

С каталогом можно ознакомиться в Библиотеке Международного Мемориала

13 июля 2011
«Порядок и уничтожение»: Берлинская выставка о роли полиции в немецком государстве при национал-социалистах

Похожие материалы

15 мая 2015
15 мая 2015
Перевод главы о культуре 20–30-х гг. из современного учебника истории ХХ век для старших классов Португалии.
28 октября 2014
28 октября 2014
Материалы конференции, прошедшей на Историко-филологическом факультете РГГУ 15 мая 2014 года. Полностью они опубликованы в сборнике «Как говорить о войне: от 1940-х к 1970-м, от 1970-х к 2000-м. Борис Васильев, «лейтенантская проза», стихи и кино о войне» (Москва, 2014). Мы благодарны авторам докладов, разрешившим опубликовать их также и на нашем сайте. Помимо докладов, мы публикуем материалы обсуждения с филологами, детьми фронтовиков, о том, как у них дома воспринимались книги и кино о войне.
3 февраля 2012
3 февраля 2012
Проект мемориала Яд Вашем, который ставит целью увековечить имя каждого еврея, уничтоженного нацистами и их пособниками
31 мая 2010
31 мая 2010
Номер немецкого журнала Osteuropa «Образы старости», вышедший к 65-летию окончания Второй мировой войны, посвящен воспоминаниям о войне, демографии и политике по отношению к пожилым людям (в том числе в России и на территории постсоветского пространства). Urokiistorii приводят аннотации к статьям и публикуют текст Ирины Щербаковой «Когда глухой говорит со слепым: диалог поколений и политика памяти в России»

Последние материалы