Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
26 мая 2009

Дело Синявского и Даниэля

Дело Синявского и Даниэля (процесс Синявского и Даниэля) стало первым громким политическим процессом начинавшейся брежневской эпохи.

Писатели несколько лет тайно публиковали за границей свои беллетристические произведения. Их псевдонимы Абрам Терц и Николай Аржак (соответственно) были раскрыты органами госбезопасности (по непроверенной версии, принадлежащей поэту Евгению Евтушенко, информация была получена из США в обмен на какие-то советские секреты, интересовавшие американцев). Обоих писателей-«подпольщиков» арестовали в сентябре 1965 и предъявили им обвинение в «антисоветской агитации и пропаганде» (статья 70 Уголовного кодекса РСФСР). В печати развернулась интенсивная «разоблачительная» кампания.

Государственный пиар вызвал не совсем те результаты, на которые рассчитывала власть: не только за рубежом, но и в СССР начались общественные выступления в защиту арестованных писателей. Дело Синявского и Даниэля (как и за два года до этого дело Иосифа Бродского) поначалу вызвало резонанс в литературных кругах, но вскоре вышло за их пределы. В официальные советские инстанции были направлены десятки индивидуальных и коллективных обращений против преследований по политическим мотивам. И совершенно необычным для советских граждан (порядком отвыкших от свободных манифестаций) стал «митинг гласности», состоявшийся 5.12.1965 в самом центре столицы – на Пушкинской площади. Одним из ключевых его лозунгов стало требование соблюдать процессуальные нормы: предстоящий процесс над Синявским и Даниэлем не должен быть тайной и безгласной расправой.

В феврале 1966 Верховный суд РСФСР приговорил Синявского к семи годам лишения свободы, Даниэля – к пяти. Огромное общественное значение имело достойное поведение подсудимых на процессе. Они не признали себя виновными, более того, Синявский превратил свое последнее слово (так на юридическом языке называется заключительная речь подсудимого перед вынесением приговора) в манифест свободы творчества.

Материалы, связанные с делом писателей (отечественные и зарубежные выступления в их защиту, запись процесса, статьи советской и иностранной прессы), были собраны А.И. Гинзбургом осенью 1966 в документальный сборник, изданный в декабре того же года за рубежом под названием «Белая книга».

Процесс Синявского и Даниэля привёл к консолидации отдельных протодиссидентских компаний и кружков, протестная риторика стала вбирать в себя идеи права, прав и свобод человека. Именно поэтому историки связывают возникновение в СССР общественного движения в защиту прав человека с событиями вокруг дела двух писателей, которые решились рискнуть личной свободой ради свободы творчества.

Литература по теме:

  • Белая книга по делу А.Синявского и Ю.Даниэля / Сост. А. Гинзбург.- Франкфурт-на-Майне: Посев, 1967. 411 с.
  • Цена метафоры, или преступление и наказание Синявского и Даниэля / Сост. Е.Великанова.- М.: Книга, 1989. 528 с.- Из содерж.: Последнее слово на суде Андрея Синявского. С. 474-479; Последнее слово на суде Юлия Даниэля. С.480-487.
  • Евграфов Г., Карпов М. По статье 70-й // Огонек.- 1989.- № 19. С.19-24.
  • Зубарев Д.И. Из жизни литературоведов // Новое лит. обозрение.- 1996.- № 20. С.145-176.- Из содерж.: 2. «У нас есть враги среди нас». С. 148-176.
  • Зубарев Д.И. Встречный бой // Новое лит. обозрение.- 1998.- № 30. С.135-164.

Геннадий Кузовкин

 

Дополнительные материалы

  • Документальный фильм: «Процесс Синявского и Даниэля»

(Россия, 2007). Режиссеры Александр Коняшев, Ольга Каменкова-Павлова

 

26 мая 2009
Дело Синявского и Даниэля

Похожие материалы

24 мая 2016
24 мая 2016
Петр Тимофеевич рассказал мне, что были еще матвеево-курганцы, которые побывали на Кубе. Оказалось, на Острове Свободы, как в СССР называли Кубу, были и специалисты, и туристы из нашего поселка. Они часто встречались, общались между собой. Получилось такое «кубинское братство».
22 мая 2016
22 мая 2016
Я выяснил, что во втором томе «Книги Памяти» Тверской области, на странице 264, опубликована короткая, в шесть строк, запись о моем прадеде, Вениамине Михайловиче Романове. Всего шесть строк, а что за этими строками? Какая жизнь прожита моим прадедом? Я поговорил с бабушкой и узнал, что мой прадедушка был осужден за участие в «фашистской террористической группировке»
26 сентября 2014
26 сентября 2014
Этой осенью «Мемориал» в сотрудничестве с издательством «Книги WAM» выпустил книгу, посвященную письмам отцов, содержавшихся в лагерях ГУЛАГа, их детям. Книга, несомненно, одно из самых ярких изданий «Мемориала» за последнее время. В преддверии презентации книги на ярмарке «Non/fictio№» мы поговорили с авторами-составителями «Папиных писем» Алёной Козловой и Ириной Островской об идее выставки, трудностях нахождения и отбора материала и о реакции на книгу «детей», непосредственных её героев.
10 июня 2009
10 июня 2009
Проект подготовлен Санкт-Петербургским Научно-информационным Центром «Мемориал». Авторы проекта обосновывают его идею так: «В современной России нет общенационального Музея Гулага. Он отсутствует не только как материальный объект – его нет в российской культуре в качестве необходимого связующего звена между знанием и пониманием, фактом и событием, опытом и памятью. Память о коммунистическом терроре не стала целостной и неотъемлемой составляющей национальной памяти; она по-прежнему представляет собой фрагментарное воспоминание о локальных событиях, не связанных общей понятийной сущностью...

Последние материалы