Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
20 мая 2011

Экономика ГУЛАГа (на примере Безымянлага) / семинар «ГУЛАГ. Постижение истории»

Источник фото: пресс-служба государственного музея истории ГУЛАГа

1 июня, в среду, в 18.00 пройдет заседание исследовательского семинара «ГУЛАГ. Постижение истории» (музей истории ГУЛАГа). Доклад об одном из крупнейших лагерно-производственных комплексов НКВД в 1940-х гг. прочтет старший научный сотрудник Поволжского филиала Института российской истории РАН, кандидат исторических наук Алексей Захарченко. Ниже – подробная информация и тезисы.

Алексей  Захарченко

Узники Безымянлага как объект репрессивной политики: мобилизация труда и криминализация социальных отношений

Безымянлаг – один из крупнейших лагерно-производственных комплексов НКВД в 1940-х гг., период его существования – сентябрь 1940 – апрель 1946 г.

Лагерь был создан для обслуживания строительства авиационных заводов в районе станции Безымянка в 18 км от г. Куйбышева, которое осуществляло Управление Особого строительства НКВД СССР (Особстрой).

Поскольку сам факт организации лагерного комплекса был вызван конкретной экономической целью, достижение которой планировалось в короткие сроки (заводы предполагалось сдать в декабре-январе 1941 г.), вопросы режима, изоляции, «перевоспитания» заключенных отодвигались на второй план.

В связи с этим руководство НКВД и Особстроя ставило перед собой две задачи – обеспечить концентрацию заключенных на важнейших объектах строительства и их максимальную эксплуатацию. Данное обстоятельство имело свои последствия: введение фактически ненормированного рабочего дня в октябре-декабре 1941 г., использование на тяжелых работах больных людей привело к быстрому истощению узников (в большинстве других лагерей системы НКВД пик смертности пришелся на 1942 г.). Репрессивная политика в лагере была напрямую связана с мобилизацией труда – более половины сметных приговоров выносилось лагерными судами за отказ от работы, квалифицируемый как «контрреволюционный саботаж».

Под экономическую задачу происходило и комплектование контингента Безымянлага – до конца 1941 г. туда старались направлять физически здоровых заключенных, по возможности владевших строительными специальностями и осужденных за незначительные преступления. Не случайно лагерь регулярно «разгружали», отсылая «контрреволюционеров» и «уголовников», а также инвалидов, истощенных людей, которые рассматривались начальством как «обременительный балласт».

Пребывание в Безымянлаге для заключенных имело свои особенности. Лагерь располагался поблизости от областного центра, что расширяло возможности контактов узников с местным населением. Особенно это проявилось в период эвакуации в район строительства заводов рабочих из Москвы и Воронежа в октябре-ноябре 1941 г. В декабре на площадках Особстроя фактически бок о бок трудилось одновременно более 67 тыс. рабочих и 80 тыс. заключенных. Невозможность нормального удовлетворения базовых бытовых потребностей в условиях войны вынуждала обе стороны вступать в неформальные отношения, которые могли и не содержать криминала (обмен услугами). С другой стороны, такие виды контактов, как купля-продажа краденого, помощь в изготовлении поддельных документов и организация побегов (по этому «показателю» в 1942 г. Безымянлаг занимал первое место в системе НКВД) в любой ситуации можно рассматривать как уголовное преступление.

Заседание семинара начнётся 1 июня в 18.00 по адресу: ул. Петровка, д. 16

вход свободный

По всем возникающим вопросам просьба обращаться к Ирине Геннадьевне Галковой

(495) 621 73 35

galkova@gmig.ru

20 мая 2011
Экономика ГУЛАГа (на примере Безымянлага) / семинар «ГУЛАГ. Постижение истории»

Последние материалы