Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
10 марта 2011

Мемориальный центр Кигали, Руанда (1994)

Источник изображения: kigalimemorialcentre.org

В 1994 году за 100 дней было зверски убито около 1 миллиона человек – в 8-миллионной стране представители этнической группы хуту истребляли представителей этнической группы тутси (говорящих на одном языке) при невмешательстве ООН. Несмотря на большое количество музеев и мемориалов внутри страны, спустя 16 лет «это остается во многом нерассказанной историей». На месте массовых захоронений (250 тысяч человек) в столице Руанды построен мемориальный центр Кигали (Мемориальный центр геноцида Кигали)

В центре действуют постоянные экспозиции, которые «объясняют посетителям механизмы, приведшие к геноциду в Руанде.<…> Они показывают, что перед людьми в разных ситуациях был выбор, они не были подчинены неизбежности». Одна из выставок рассказывает об истории геноцидов в мире.

На втором этаже Мемориала геноцида – «Детский мемориал». Здесь развешаны детские фотографии. Несколько снимков увеличены до размеров плаката, рядом с ними стоят таблички. На них написано: вот пятилетняя Аврора, она хотела стать танцовщицей, а шестилетний Патрик больше всего на свете любил плавать. Ниже — причина смерти: зарублены мачете. В соседнем зале на прищепках висят совсем маленькие карточки, часть уже почти выцвела.

«Их приносят родные и знакомые погибших, — объясняет координатор мемориала Ив Камуронси. — Мы по сей день пытаемся собрать сведения о погибших, сейчас в списках около 980 тысяч имен, но точное число жертв, наверное, установить никогда не удастся.»

Музей в Кигали – центральный, это даже не столько музей, сколько единый информационный центр, сотрудники которого с точностью чуть ли не до минуты восстановили события 100 дней (подробнее о хронологии – здесь).

Вокруг здания расположен Сад памяти, «место, где можно побродить в одиночестве» – традиционный «меланхолический» элемент современной мемориальной архитектуры. «Сад наполнен множеством перетекающих друг в друга водопадов и фонтанов, часто отражающихся в слезах посетителей», сообщается на официальном сайте.

В Руанде существуют и другие мемориалы, связанные с геноцидом; их карту можно посмотреть здесь. Во многих из них обязательные экспонаты – мачете (оружие, которым совершались убийства) и радиоприемник (медиа, через которое велась пропаганда к агрессии), а также информационные стенды.

Однако здесь есть и принципиально иные типы «экспонатов», которые довольно сложно представить в европейских мемориальных музеях. Так, например, один из музеев расположен в бывшей школе, где было убито 27 тысяч человек (а, возможно, и намного больше). Сотни трупов были извлечены из братских могил и временно сохранены (с помощью известняка) — они показываются в качестве документальной экспозиции.

«Человеческие останки, представленные в пространстве школы – сильный образ для «Никогда снова», ключевого понятия в контексте исторической памяти Руанды», – так комментируются подобные экспонаты на официальных сайтах.

Формы памяти о прошлом в музеях и мемориалах Руанды

 Дополнительные материалы:

  • Репортаж о посещении мемориального центра Кигали
  • Рассказ свидетеля о резне в Мурамби (в школе), приведенный на сайте мемориального центра (на англ. яз.)
  • Фотографии как способ рассказа о прошлом: серия фоторабот о матерях и детях, зачатых во время геноцида в Руанде (см. также книгу и документальный проект «The Men Who Killed Me»)
  • Рассказы сторонних очевидцев: интервью с представителями правительства США, ООН, общественных организаций и журналистами, взятые для документального фильма «Призраки Руанды» (Ghosts of Rwanda); на англ.яз.

 

10 марта 2011
Мемориальный центр Кигали, Руанда (1994)

Похожие материалы

22 января 2014
22 января 2014
В музее ГУЛАГа завершается работа выставки Карла Аймермахера «Под защитой – без защиты».
14 июля 2014
14 июля 2014
Память утрачивается в момент принесения жертвы. Линчеватели легко забывают момент линчавания: играет роль невинность самого человека, приносимого в жертву, и переоценка ценностей линчевателями: они искренне считают жертвами... самих себя. «Судебная система, – пишет Рене Жирар, – рационализирует, успешно кроит и ограничивает месть.., она манипулирует ею без всякого риска: она превращает её в крайне эффективную технику исцеления – а во вторую очередь, и профилактики насилия».
31 декабря 2013
31 декабря 2013
В Сахаровском центре проходит выставка «Перед этим горем гнутся горы», посвященная памяти репрессированных советских спортсменов-альпинистов.
3 февраля 2013
3 февраля 2013
Книга Тимоти Снайдера «Кровавые земли. Европа между Гитлером и Сталиным» вызвала грандиозный международный резонанс. Даже те, кто критикует его за недостаток четкости и слишком далеко заходящее отождествление национал-социализма и сталинизма, отдают ему должное за способности к научному синтезу, состоящему в умении соотнести результаты бесчисленных детальных исследований, открыв к ним доступ широкой общественности. Между тем конструкт Снайдера сформирован на основе описаний массовых политических преступлений, которые были собраны автором без четкой аналитической основы.

Последние материалы