Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
31 января 2011

Алейда Ассман в «Мемориале»

Алейда Ассман и главный редактор "Уроков истории" Ирина Щербакова. Фото: Дмитрий Кокорин

27 января, в Международный день памяти жертв Холокоста, общество «Мемориал» посетила известная немецкая ученая, исследовательница литературы и культуры, антрополог, профессор университета в Констанце Алейда Ассман (Aleida Assmann). Предлагаем вашему вниманию репортаж Николая Гладких, опубликованный на сайте Общества «Мемориал»

Перу Алейды Ассман принадлежат книги «Пространство воспоминания: Формы и превращения культурной памяти» (Erinnerungsraume: Formen und Wandlungen des kulturellen Gedachtnisses, 1999), «Забвение истории, одержимость историей: Об отношении к немецкому прошлому после 1945 года» (Geschichtsvergessenheit, Geschichtsversessenheit. Vom Umgang mit deutschen Vergangenheiten nach 1945, 1999), «Идентичности поколения и структуры предубеждений в новой немецкой мемуаристике» (Generationsidentitaten und Vorurteilsstrukturen in der neuen deutschen Erinnerungsliteratur, 2006), «Длинная тень прошлого: Культурная память и историческая политика» (Der lange Schatten der Vergangenheit: Erinnerungskultur und Geschichtspolitik, 2006) и многие другие; ряд работ написан ею совместно с мужем, египтологом Яном Ассманом.

Алейда Ассман приехала в Москву для участия в дискуссии «Память будущего» в Политехническом музее по приглашению Гёте-института и журнала «Новое литературное обозрение». Желание побывать в «Мемориале» она объяснила тем, что эта организация занимается теми же темами, которые составляют ядро ее научных интересов – что такое коллективная, культурная, национальная память, как они возникают и из чего складываются.

В беседе участвовали мемориальские историки и исследователи – Арсений Рогинский, Ирина Щербакова, Дмитрий Кокорин.

Сотрудники «Мемориала» показали гостье свои музейные и архивные коллекции, в которых материализована историческая память – предметы лагерной жизни, фотографии с замазанными членами семей, письма и т. д. Немецкая исследовательница с пониманием отнеслась к этим материалам и отметила, что у нее есть молодые аспирантки, которые занимаются аналогичными темами, например, изучением групповых фотографий – семейных, классных и других.

Основной разговор завязался вокруг проблемы отношения общества к своему тоталитарному прошлому. Очевидно, что для сегодняшней России, например, типично стремление вытеснить память о трагическом прошлом; даже авторы учебников утверждают, что такое (травматичное) знание воспитывает слабую, депрессивную молодежь, отягощенную чувством вины и неспособную выживать в современном мире. Алейда Ассман обратила внимание на то, что и в Германии процесс осознания прошлого и принятия обществом ответственности за то, чтобы преступления нацизма не повторились, происходил чрезвычайно медленно и сталкивался с косностью значительной части общества. Поколение «замешанных», «участвовавших» должно было смениться, чтобы более молодые люди (дети, а потом и внуки первого поколения) в начале 1960-х годов занялись системной работой в сфере национальной памяти.

Алейда Ассман сказала, что это значимый для нее день – День памяти жертв Холокоста. Для Германии это одна из основных болевых точек памяти. Поначалу о Холокосте говорила лишь сравнительно небольшая группа людей, но им удалось повлиять в итоге на всю нацию. Создание в центре Берлина огромного мемориала уничтоженным евреям Европы вызвало острую полемику. Канцлер Гельмут Коль тогда сказал инициаторам: хорошо, я поддержу вашу идею, если вы мне докажете, что общество согласно ее принять. Начался сбор подписей, и теперь это только со стороны кажется, что все было достигнуто легко.

Ирина Щербакова заметила, что все-таки в Германии для многих писателей, философов, кинематографистов работа («работа по проработке прошлого») началась сразу с конца войны. Ханна Арендт, например, находясь в эмиграции, написала первую книгу, обобщавшую опыт тех лет – «Истоки тоталитаризма» (она вышла в 1951 году). Было давление победивших стран и Нюрнбергский процесс, создавший важную основу для денацификации. И в 50-е годы интенсивно создавалась основа для демократического государства и новая экономика. «Экономическое чудо» сыграло не последнюю роль в деятельности поколения 60-х. По сравнению с этим, в России смена поколений произошла уже давно, но не принесла плодов, поскольку для переосмысления прошлого исключительно внутренних ресурсов и сил (интеллектуальных, мотивационных, культурных) не хватало.

Участники беседы согласились, что это иллюзия – будто бы сначала можно построить демократическое общество, а потом начать заниматься вопросами памяти. Демократизация и осмысление прошлого – тесно связанные и взаимовлияющие процессы.

Один из главных постулатов, о котором я буду говорить в своей публичной лекции, сказала Алейда Ассман, это то, что невозможно строительство сильного общества без осознания ошибок прошлого. Осознание ошибок прошлого способствует созданию активного и ответственного гражданского общества. Это та же идея, которую разделяет и «Мемориал».

В книге почетных гостей «Мемориала» Алейда Ассман написала:

«Человек живет, когда называют его имя». Древнеегипетская пословица

На меня произвела очень большое впечатление ваша работа, и я желаю вам и нам всем в этот исторический момент дальнейшего позитивного прорыва в работе с памятью!

Алейда Ассман

27 января 2011

31 января 2011
Алейда Ассман в «Мемориале»

Похожие материалы

20 июня 2017
20 июня 2017
В прошлом году в Москве стали появляться уличные знаки, указывающие на ключевые места советских репрессий. Куратор проекта Наталья Барышникова рассказывает об истоках идеи, её воплощении и возможных перспективах.
18 июля 2016
18 июля 2016
О новой базе данных по сотрудникам НКВД эпохи Большого террора рассказывает Ян Рачинский.
14 октября 2016
14 октября 2016
Полагаю, что Мартин с Давидом больше всего ждали как раз этого последнего дня нашего пребывания в лагере. После двух дней тяжелейшей работы – сбивания досок с окон, вырубки кустов, разгребания всяких завалов – их ждала награда.

Последние материалы