Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
17 января 2011

Десталинизация или десоветизация? (с точки зрения польского журналиста)

Источник: rus.ruvr.ru

Риторика «десталинизации», которой номинально придерживается современное российское руководство, является отвлекающим маневром, чтобы не подвергать анализу основные принципы политического строя, в котором зародилась и окрепла сталинская диктатура, считает обозреватель польской газеты «Жечьпосполита»(«Rzeczpospolita») Пётр Зыхович (Piotr Zychowicz)

Под давлением международного сообщества и правозащитников российские власти в последнее время начинают нехотя признавать необходимость дистанцироваться от наиболее одиозных преступлений сталинского периода. В то же время, сам строй политической идеологии и неприкосновенное наследие репрессивных неправовых традиций вносят изрядную долю непоследовательности в официальную «десталинизацию». Центральная роль, которую играет в массовом историческом сознании миф «о войне и великой победе» и неразрывная связь этого мифа с фигурой генералиссимуса, также усложняют попытки дистанцирования от наследия этой эпохи и приводит к регулярным пароксизмам «эстетического сталинизма» — в виде попыток демонстрации портретов ко Дню Победы или восстановления ритуальных надписей на исторических мозаиках.

Обозреватель польской газеты «Жечьпосполита» считает, что непоследовательность российской десталинизации идет оттого, что неверно выбрана цель:

«В последнее время все, как мантру, повторяют, что Россия нуждается в десталинизации. Неправда. Россия нуждается в десоветизации», — пишет публицист .

Пётр Зыхович констатирует заметный поворот российских властей в сторону символического осуждения «преступного сталинского режима», особенно важного для поляков в связи с очередным призанением ответственности НКВД за преступление в Катыни и встречей руководства двух стран.

Российская политика «десталинизации» вызывает большое воодушевление во всех частях политического спектра Польши.

«Потому что разрыв с наследием и ностальгией по «сталинскому режиму» должен быть единственным рецептом не только потепления на линии Варшава — Москва, но и демократизации и глубокой трансформации России».

Однако автор «Жечьпосполитой» предостерегает своих сограздан от эйфории.

«Однако стоит слегка остыть и задать главный вопрос: как можно порвать с тем, чего никогда не существовало? Ведь этот «мифический» сталинизм является вымыслом советской пропаганды. Всё началось в 1956 году, когда один из величайших советских преступников 30-х и 40-х годов, Никита Хрущёв – которому удалось тогда захватить власть в Советах – выступил на съезде партии со знаменитым докладом «О культе личности и его последствиях».

Идея была простая – свалить всё на Сталина. Противопоставить хороший коммунизм плохому сталинизму. Согласно такому толкованию, Советский Союз был раем земным. Пока вдруг, как чёрт из табакерки, не выскочил ужасный главарь с бонапартистскими замашками. Вообще-то, на самом деле Сталин даже не был настоящим коммунистом, а просто обычным военным диктатором (в конце концов, он носил мундир), который исказил прекрасную идею Ленина.

В 1956 году этот трюк – назовём его первой десталинизацией – вызвал на Западе, стремившемся к сосуществованию с Советами, экстаз. Наконец-то всё разъяснилось. Лагеря, террор политической полиции, стрельба в затылок политическим противникам, уничтожение целых народов и социальных групп, уморение голодом миллионов, завоевание соседних государств – всё это было виной противного Сталина. Но сам коммунизм и Советский Союз – ОК.

Однако трудно понять, почему сегодня, в 2010 году, такой восторг возбуждает то, что суверенная Россия прибегает к тактике, которую использовал тоталитарный Советский Союз 54 года назад? На самом деле, это трудно назвать прогрессом. Также и признание, что катынское преступление совершило НКВД, а не гестапо – что было принято в Польше как эпохальный перелом – это тоже ничего нового. Ведь это уж сделал в 1990 году, то есть за год до упадка Советов, Михаил Горбачёв.

Нынешняя, вторая «десталинизация» в исполнении дуэта Путин-Медведев преследует ту же цель, что и «десталинизация» номер один в исполнении Хрущёва. Защиту Советского Союза, по которому тоскуют – как следует из последних опросов – 55 процентов россиян. То есть большая группа потенциальных избирателей. Впрочем, сам Путин прославился утверждением, что падение советского молоха было «величайшей геополитической катастрофой XX века». Уверяю, я процитировал его дословно. Во всём этом деле речь даже не идёт о том, что, повторяя российские теории о «сталинском режиме» (я уже даже где-то читал, что Польша была в 1939 году поделена между «нацистской Германией и сталинским Советским Союзом»!), мы вписываемся в пропагандистский сценарий Кремля. Это исключительно неуместно, прежде всего, с моральной точки зрения.»

Осуждение сталинизма отдельно от других периодов советского строя Пётр Зыхович считает некорректным с этической стороны, так как вводит ранжирование жертв репрессивной политики; в тени чисток Большого террора остаются миллионы жертв красного террора, коллективизации и послесталинского периода.

« Разве русский, убитый в казематах ЧК в 1919 году, заслуживает меньшего сочувствия, чем жертва НКВД в 1937 году?

 

Прошу понять меня правильно. Я очень ценю всю литературу, анализирующую механизмы Большой чистки, взаимного вырезания коммунистов в период правления Сталина. Книги Александра Вайсберг-Цыбульского, Артура Кестлера, Виктора Кравченко, Евгении Гинзбург или раннего Александра Солженицына (позже, к счастью, с позиции «антисталинской» он перешёл на позицию антисоветскую) впечатляют, и их надо читать.

Однако всех этих фанатичных коммунистов – которые сами вцеплялись в горло «врагам народа», чтобы через день скулить в пыточной НКВД и уверять следователей в своей верности партии – мне как-то не очень жаль. Следует помнить, что жертвой чисток пал хотя бы их предыдущий организатор, Николай Ежов, и тысячи других жестоких коммунистических преступников. И уж наверняка мне их меньше жаль, чем миллионы невинных российских патриотов, убитых коммунистами в ходе революции и в годы, которые наступили после неё. Все эти «контрреволюционные» интеллигенты, аристократы, офицеры, представители свободных профессией и члены их семей погибли во времена, когда о Сталине как вожде Советского Союза, не говоря уж о каком-то «сталинизме», никто ещё и слыхом не слыхивал.»

Основную проблему современной России и препятствие к тому, чтобы избавиться от наследия трагической истории страны в XX веке автор видит в том, что элементы репрессивной политической культуры прочно закрепились в структурах власти и менталитете простых людей. Ключевой вопрос, который, по мнению Петра Зыховича, необходимо сегодня ставить: «Кто создал Сталина?»

«Выборочное осуждение истории, которое пропагандируют сейчас Медведев и Путин – и которое, к сожалению, некритично воспринимается в Польше – ничего не изменит. Потому что Россия не нуждается ни в какой десталинизации. Россия нуждается в глубокой, честной десоветизации. В разрыве не с традициями Сталина, времена которого помнит какая-то часть процента её населения, но с традициями Советского Союза как такового.

Не Сталин создал систему геноцида, тоталитарную систему. Это система создала его»

Полную версию статьи «Лживое слово «сталинизм» » можно прочитать на сайте «Голос России»

17 января 2011
Десталинизация или десоветизация? (с точки зрения польского журналиста)

Похожие материалы

11 марта 2013
11 марта 2013
Статья директора фонда и мемориального комплекса Бухенвальд и Миттельбау-Дора Ф. Книгге о том, как в современном обществе возможно всё-таки извлекать уроки из прошлого.
9 апреля 2015
9 апреля 2015
После выхода книги Гжегожа Мотыки «На белых поляков облава. Войска НВКД в борьбе с польским подпольем 1944 – 1953» в 2014 году на польского историка ополчились некоторые российские коллеги. Его книга противоречит распространенному убеждению в исключительно освободительном характере действий Красной армии на территории Восточной Европы. Дискуссия Мотыки с журналистом Мачеем Сташинском, опубликованная в недавнем выпуске «Газеты Выборчей», проливает свет на польско-российские разногласия в видении заключительного этапа Второй мировой войны и рассказывает о ряде интересных аспектов во взаимодействии Красной армии и Армии Крайовой в 1944 – 1945 годах
23 ноября 2011
23 ноября 2011
Проблема Сталина не связана с полнотой информации о тех или иных аспектах политики этого персонажа отечественной истории. В оценках «вождя народов» проявляется столкновение двух картин мира и двух культур

Последние материалы