Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
6 мая 2009

Никакой политики

Польская комедия «Погода на завтра», снятая в 2004 году, показывает приключения бывшего активиста «Солидарности», бывшего монаха и вообще бывшего (Юзеф Козел полтора десятка лет не выходил за стены монастыря) в современном западном обществе. Несмотря на общую атмосферу гротеска и трогательность сюжетных перегибов, кое-что в этом самом обществе можно успеть рассмотреть.

Зритель, по сути, проходит тот же путь узнавания, что и главный герой. Сначала он ужасается, а потом понимает, что жить здесь, в общем-то, можно. И неплохо.

Юзеф Козел, которого играет хорошо известный нам по фильму «Дежа вю» актер Ежи Штур, являющийся заодно и режиссёром этого фильма, долгие годы просидел в монастыре небольшого польского городка. Он пухл, цветущ и доволен жизнью, но братья по религии попросили его принять участие в благотворительном концерте. После долгих уговоров Юзеф согласился, и как раз в тот момент, когда он выступал, его после многолетнего отсутствия застукали бывшая жена и выросший сын. Жена по старой памяти устроила прямо на месте скандал, и Юзефа с позором и с авоськой, в старом спортивном костюме, в котором он когда-то сбежал из мирской жизни, выставили из монастыря. Семья поселила его пока у себя – в гараже с подогревом и туалетом – и стала учить правилам поведения в современном обществе самым действенным методом – методом погружения.

Мир вокруг показался ему довольно неожиданным. Тем более неожиданным, что этот мир является закономерным следствием того, чего с 1980-х годов добивалось профсоюзное и антикоммунистическое движение «Солидарность». «Солидарность» упрямо боролась за свободу, и свобода, в конце концов, победила. Выглядит это примерно так. Младшая дочь тусуется по сомнительным клубам, больше похожим на притоны, и активно балуется наркотиками, которые продает её же бойфренд. Старшая дочь участвует в телевизионном шоу, чтобы заработать деньги. Шоу похоже на наш «Дом-2», но еще круче. Дочь сидит в стеклянной квартире в течение трех месяцев и общается (со всеми подробностями) с потенциальными женихами. Сын работает адвокатом, но в данный период времени занят в одной избирательной кампании. Вместе с подругой они организуют постановочные митинги и делают популистские пиар-акции, уже заранее думая над тем, как именно они будут распиливать бюджетные деньги. По размаху избирательной кампании и тем усилиям, которые затрачиваются на борьбу за внимание избирателей, кандидат кажется как минимум кандидатом в мэры. А то и в президенты.

Чем дальше, тем заметнее нарастает градус абсурдности как во внешнем плане существования Юзефа, так и во внутреннем. С какой-то патологической, хотя и милой неуклюжестью он лично вмешивается в каждую творящуюся на его глазах несправедливость или ложь и пытается повернуть ход развития капиталистического общества вспять. В итоге к финалу все члены его семьи без исключения, к сожалению, попадают в больницу. Правда, к счастью, в одну и ту же.

Счастливый финал (все выжили, все живут долго, все живут счастливо) со всей своей очевидной условностью демонстрирует одну важную вещь. Счастье в современном мире – это частное дело. И частное усилие. Свобода от государственного, партийного или любого другого контроля – это большой риск. Никто не позаботится о твоей стабильности, процветании и светлом достойном будущем. Но одновременно это и большой шанс – самому построить себе будущее и самому отвечать за него. Единственное пострадавшее лицо в финале – это кандидат. Он, конечно, проиграл выборы (кстати, баллотировался он «всего лишь» в парламент). А после поражения отправился на общественные работы – мести мусор на улицах. Знаете почему? После очередного митинга он сел пьяным за руль, и его остановили полицейские. Когда он пытался оправдаться своим будущим депутатским статусом, полицейские заявили, что политика, в отличие от законов, их совершенно не интересует. Их слова можно счесть равнодушием. А можно – единственной возможной гарантией свободы. Когда до того, кто ты, никому нет дела, приходится становиться кем-то. И еще – отвечать за свои поступки. Только и всего. И никакой политики.

“Погода на завтра” (Польша)

2004
95 мин.
Режиссёр: Ежи Штур
Авторы сценария: Ежи Штур, Мегислав Герба
Оператор: Эдвард Клосинский
Композитор: Абель Коженевский
В ролях: Ежи Штур, Малгожата Зайончковская, Мачей Штур, Барбара Калужна, Рома Гонсеровская, Кшиштоф Глебиш и другие
Продюсер: Юлиуш Махульский
Производство: Кинообъединение “Зебра”

6 мая 2009
Никакой политики

Похожие материалы

6 августа 2015
6 августа 2015
"В польской литературе появился образ промышленной Лодзи как «злого города», признаками которого были эксплуатация, спесь, холодный расчет и преступность. Кроме того, крупнейший (после Варшавы) по численности населения город Царства Польского не имел ни канализации, ни сети школ (не говоря уже об университете или филармонии). Городской ландшафт определяли заводские трубы, казавшиеся символом силы и успеха"
19 ноября 2013
19 ноября 2013
Польша была основным местом Холокоста, большинство жертв были польскими евреями, около 3 млн из 5,6 млн человек. Кроме того, сюда свозились евреи со всей Европы: в Аушвиц, Треблинку, Белжец, Собибор и другие лагеря. И следствием этого является то, что в Польше сосредоточены «реликвии» Холокоста, знаковые места, как, например, Аушвиц, и, кроме того, остатки гетто (Варшава, Белосток и другие). В Польше люди воочию наблюдали проявления Холокоста, слышали его и обоняли.
7 ноября 2011
7 ноября 2011
«Октябрь» Сергея Эйзенштейна запечатлел события революции как болезненный и неизбежный «тектонический сдвиг» истории, выраженный с помощью нового киноязыка – без опоры на традиционную сюжетность, психологизм и индивидуальные характеры
15 мая 2015
15 мая 2015
Перевод главы о культуре 20–30-х гг. из современного учебника истории ХХ век для старших классов Португалии.