Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
12 октября 2010

Места памяти о войне. Лагеря для лиц японского происхождения, 1942 г. (Калифорния, США)

Указатель на "центр перемещения" (лагерь для лиц японского происхождения). Источник изображения: nps.gov/history/museum/exhibits/manz

Во время Второй мировой войны в США действовали лагеря для лиц японского происхождения (в том числе и для японцев с американским гражданством), которые официально назывались «военными центрами перемещения». Один из них находился в Калифорнии; с 1942 по 1945 гг. здесь, в Манзанар (Manzanar), прошли заключение более 10 тысяч японских американцев.

«Центр перемещения» Манзанар на холсте и на фото:

На сайте «национального исторического места Манзанар (Manzanar)» можно увидеть, как сегодня выглядит эта территория (часть строений сохранена), ознакомиться с постоянной экспозицией музея, а также с виртуальной музейной коллекцией, рассказывающей не только об истории и быте лагеря, но и об истории «расизма и исключения» в американском обществе периода Второй мировой войны:

Расизм и исключение. «Я за немедленное удаление каждого японца, находящегося на Западном побережье, на территорию в глубине страны. Я не имею в виду хорошую часть территории. Соберите их, отошлите их и предоставьте им место на бесплодных землях. Сделайте их жизнь стесненной, болезненной и голодной, и чтобы они не могли ничего этого изменить. Лично я ненавижу японцев. И это относится ко всем ним.»
Генри Маклемор, колумнист холдинга Hearst, январь 1942 (фрагмент музейного раздела «Расизм и исключение»)

Большая роль отведена устным свидетельствам; они представлены на сайте музея, а также в отдельном мемориальном проекте «Densho».

«Densho»: это японское слово означает «передать следующему поколению» или «оставить в наследство»; наследство, которое предлагает данный проект – это «американская история, важная до сих пор: во время Второй мировой войны правительство Соединенных Штатов заключало в тюрьму невинных людей исключительно из-за их происхождения»

  • Виртуальный тур по Manzanar: «Тур включает в себя сорок две интерактивных сцены с обзором 360º, которые позволяют «посетить» современный Manzanar. 800 зданий, которые были здесь с 1942 по1945 гг., и 11 061 интернированный, которые жили и работали в них, исчезли. Но фундамент, деревья, сады, и линия гор остаются. Все это можно увидеть в туре»

 

Память о лагере: фотодокументы и историческая реконструкция

 

12 октября 2010
Места памяти о войне. Лагеря для лиц японского происхождения, 1942 г. (Калифорния, США)

Похожие материалы

20 июля 2016
20 июля 2016
Специально для эфира радиостанции «Серебряный дождь» народный артист России Вячеслав Шалевич зачитал свидетельства и фрагменты воспоминаний времён Второй Мировой. Материалы этих воспоминаний были взяты из работ наших школьников, участников конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век».
7 июня 2013
7 июня 2013
Дундуковы – староверы. Приверженность старой вере передавалась из поколения в поколение и прервалась на моём отце, Павле Дундукове: он был атеистом. Отец родился в 1948 году. Тогда религия считалась «вредным пережитком», тормозящим строительство коммунистического общества. Видимо, атеистическое воспитание было эффективным, так как отец, воспитывавшийся в верующей семье, не воспринял её духовных ценностей. Я помню, как он часто говорил, что пока он не поздоровается за руку с Богом, не станет в него верить.
25 марта 2015
25 марта 2015
Галина Федоровна (Гюли) Цивирко-Лещинская (1916-2000 гг.), театральный художник, график, училась в Московском училище памяти 1905 года и в Ленинградской Академии художеств. Жила в Ленинграде с мужем Иваном Федоровичем Цивирко, капитаном дальнего плавания...
10 февраля 2017
10 февраля 2017
В декабре вышло русское издание дневника Элен Берр – записок еврейской девушки, жившей в оккупированном нацистами Париже и погибшей в лагере Берген-Бельзен. Об удивительной книге, которую часто называют вторым дневником Анны Франк, рассказывает в своём интервью «УИ» её переводчица Наталия Мавлевич.