Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
8 октября 2010

История войн. Имперский военный музей (Великобритания)

Имперский военный музей. Источник изображения: london.iwm.org.uk

Имперский военный музей – классический военный музей, меняющий постепенно в своей музейной практике подход к истории

Имперский военный музей (Imperial War Museum) – классический военный музей. На примере военных музеев хорошо видно, как в современной музейной практике меняется подход к истории. Если раньше это был рассказ про войну, Победу (Победы) с точки зрения победившей стороны, сведения о «ненапрасных» жертвах, сражениях, полководцах, то теперь миссия музея изменилась (англичане даже смеются, что название – «имперский военный» – совершенно перестало соответствовать сути).

Задача музея – «показать, как война влияет на человеческие судьбы», «понять опыт жизни во время войны» (о музее – здесь)

Героями экспозиций становятся солдаты, дети, женщины, военнопленные, а сами экспозиции выстраиваются как конкретные рассказы о конкретных людях, о том как их задела война, как они жили в военное время, что они делали после.

В музее стали заниматься не только военной историей (расширилось понятие «войны»), но и другими темами: «преступления против человечества», холокост (ему посвящена отдельная экспозиция и специальная образовательная программа), черные солдаты на фронтах Первой и Второй мировых войн, война глазами детей и т. д. Т.е. рассказ о прошлом выстраивается с точки зрения конкретных сообществ, семейных и личных историй, а не показывается «история вообще».

Стратегия развития музея – создание филиалов по всей стране; два наиболее известных – в Лондоне и Манчестере.

Архитектором манчестерского филиала был Дэниэл Либескинд, спроектировавший также Еврейский музей в Берлине. Среди выставок манчестерского филиала: «Как война влияет на человеческие судьбы», «Лица десантников» (это не героические парадные портреты, а живые, человеческие лица, часто скривленные в эмоциях), 365 дней, «Военнопленные».

Дополнительная информация:

Контекст: другие экспозиции о войне в мире.

Перефразируя известную английскую поговорку, можно сказать, что у каждой нации есть свой скелет в шкафу, вопрос в том, говорят ли об этом открыто.

Военные музеи по всему миру осваивают сегодня новый нарратив: война как бесчеловечное, бессмысленное дело, массовое убийство. В этом смысле показательна выставка о войне в музее города Тампере (Финляндия): это рассказ о том, как все стали убивать всех .

«Гражданская война, в которой победили Белые. Промышленная столица Финляндии вспоминает о событиях 1918 года. В Тампере, в музейном центре Ваприки открыли даже специальную выставку. Среди экспонатов — государственные и частные архивы. Это настоящий рай для историков — большая часть документов никогда раньше не публиковалась. Как Гражданская война в Финляндии связана с событиями 90 летней давности в Петрограде? И почему в Финляндии победило Белое движение?»

По теме: 

Материал о виртуальных коллекциях Имперского военного музея в Лондоне / urokiistorii

Похожие материалы

20 июля 2011
20 июля 2011
Сайт, созданный участниками семинара «Образы ГУЛАГа» Йенского университета, информирует посетителей о направлении работы организаций, занимающихся проблемой проработки тоталитарного прошлого в России
7 сентября 2009
7 сентября 2009
15 апреля 2015
15 апреля 2015
К 70-летию освобождения Красной Армией стран Центральной Европы от нацизма. О восприятии новой силы, пришедшей с востока, в лагере венгерских интеллектуалов середины – конца 1940-х гг. Как и большинство венгров, Шандор Мараи жил тревожным ожиданием. Месяцы нилашистского террора, пишет он, «сменились новой, столь же опасной, но при этом все-таки иной ситуацией». «Русский солдат – я не мог не думать об этом – вошел нынче не только в мою жизнь, со всеми проистекающими отсюда последствиями, но и в жизнь всей Европы. О Ялте мы еще ничего не знали. Знать можно было только то, что русские находились здесь». И они не просто вошли. «Я кожей и всеми своими органами чувств ощутил, что этот молодой советский солдат принес в Европу некий вопрос». «В Европе появилась некая сила, и Красная Армия была лишь военным проявлением этой силы. Что же она такое, эта сила? Коммунизм? Славянство? Восток?»
29 августа 2015
29 августа 2015
После окончания Второй Мировой из захваченных немецких архивов западная общественность узнала о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа. Как послевоенная Европа среагировала на скандал, можно узнать из нашего перевода колонки дипломатического корреспондента The Times в номере от 24 февраля 1948 года.

Последние материалы