Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
9 мая 2010

2. Сталин-Богочеловек: Сталиниана Чиаурели

«Великое зарево» было первым фильмом, открывшим авторскую сталиниану М. Чиаурели. После войны режиссер вновь возвратится к этой теме и создаст посвященную Сталину трилогию: «Клятва» (Тбилисская к/ст, 1946), «Падение Берлина» (Мосфильм, 1949) и «Незабываемый 1919-й год» (Мосфильм, 1951). Благодаря грандиозному замыслу этих картин, где миф о Сталине был доведен до абсолюта, М. Чиаурели остался в советской истории как главный создатель сталинского культа в кино.

«Клятва» была задумана как эпохальный фильм о Сталине и советской истории с 1924 по 1945 год, к его съемкам М. Чиаурели готовился десять лет. Соавтором сценария был известный советский писатель-орденоносец П. Павленко .

В предисловии к окончательному варианту сценария «Клятвы» авторы пишут:

«Как рассказать о Сталине? … никто из художников не сумел уловить и передать теплый блеск его глаз, обаяние улыбки, скрытый юмор метких, разящих слов – те едва уловимые детали, своеобразие которых присуще только ему и которые составляют черты его индивидуального облика, простого, но эпического…»

В «Клятве» Сталин приобретает черты богочеловека: он не стареет, видит будущее, может легким прикосновением завести поломанный трактор. М. Геловани, сыгравший Сталина и в этом фильме, писал, что здесь его актерская задача была «совершенно новой»: если верить его воспоминаниям, он испытывал почти религиозный экстаз по ходу работы над ролью – «во мне жило ощущение постоянного присутствия самого товарища Сталина».

Сверхзадачей этого грандиозного двухсерийного фильма было сведение истории СССР к «Краткому курсу». Более того, в «Клятве» было задано его продолжение: история войны была «дописана» в сталинском духе. М. Чиаурели и П. Павленко действительно была проведена титаническая работа: все периоды сталинской истории были символизированы, все знаковые обороты советской риторики переведены на язык кино. Центральный символ – клятва, данная Сталиным в выступлении на 2 Всесоюзном съезде Советов (26 января 1924 г.). В фильме он произносит ее на Красной площади, в окружении народа, который также клянется хранить верность делу Ленина и партии.

«Клятва» построена как сложная иерархия символов. Вне символической целостности отдельные эпизоды этого фильма кажутся абсурдными: в одном из них Сталин выходит на пустынную Красную площадь и видит героев, окруживших застрявший трактор. «Конечно, свечи» — говорит вождь, легко заводит машину, садится за руль и видит будущее, где тысячи тракторов вспахивают советские земли. Сидя в маленьком советском тракторе, Сталин берет курс на индустриализацию страны.

В 1946 г на международном фестивале в Венеции «Клятва» получила первую премию – в знак признания государства-победителя и его новую роль на геополитической карте мира. Чиаурели, Павленко и актеры М. Геловани, С.Гиацинтова, Н.Плотников были удостоены Сталинской премии I степени — это была самая «денежная» (100 тыс. руб. ) награда при Сталине, лауреатов которой он определял лично.

«Клятва» подготовила всплеск послевоенной сталинианы в искусстве, приуроченной к 70-летию вождя, которое было всенародно отмечено в 1949 г. В этом же году вышел следующий юбилейный фильм М. Чиаурели – «Падение Берлина». Над его сценарием Чиаурели и Павленко работали несколько лет и создали восемь вариантов. Утвержденный наконец Сталиным сценарий в полной мере отражал его концепцию войны, где «организатором мира» являлся он один. В «Падении Берлина» Сталин единолично руководит боями советской армии – неизменно в белом, будто светящемся, кителе, и тишине кремлевского кабинета, куда к нему являются за указаниями главнокомандующие Г. Жуков, И. Конев, К. Рокоссовский. «… И только один человек приходит к нему и что-то доносит – это Поскребышев, неизменный его оруженосец (Смех в зале). А где же военное руководство? Где же Политбюро? Где же правительство? Что они делают и чем занимаются? Этого в картине нет!» – возмущенно говорил впоследствии Н. Хрущев в докладе к ХХ съезду.

В знаменитой финальной сцене Великий миротворец под патетическую музыку Д. Шостаковича прилетает в Потсдам на огромной белом самолете, и восторженные люди, дожившие до победы, встречают его как воплощение божества. После выхода фильма режиссер, сценарист, актер М. Геловани получили по еще одной Сталинской премии 1 степени.

Финальная сцена «Падения Берлина» была снята по указанию самого семидесятилетнего вождя. Как предположил автор книги «Сталин: искусство и власть» Е. Громов:

«…возможно, собственный культ, особенно на экране, давал Сталину ощущение личного бессмертия… Легенда становилась для Сталина как бы былью, превращаясь в сладостный миф о бессмертии».

Этой мысли вторят воспоминания Н. Хрущева. В докладе ХХ съезду партии он говорил о том, какие правки Сталин собственноручно вносил в свою «Краткую биографию» 1948 г:

«Он усиливал именно те места, где восхваление его заслуг казалось ему недостаточным. Вот некоторые характеристики деятельности Сталина, вписанные рукою самого Сталина: …”Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования…”.

Следующий двухсерийный фильм М. Чиаурели – «Незабываемый 1919-й год» (сцен. В. Вишневского, М. Чиаурели, А. Филимонова) – стал самым дорогим советским фильмом за весь период «малокартинья». Эта работа Чиаурели стала последним оправданием внутренней и внешней политики Сталина. Роль молодого Сталина исполнил М. Геловани: Сталин был вновь показан как монументальный, невозмутимый, властный и «простой» полководец. По мнению «кабинетного» Ленина, только Сталин сможет спасти Петроград от наступления Родзянко и интервентов. И Ленин дает ему мандат о безграничных полномочиях: «…Тов. Сталину предоставляется право отстранять, карать, предавать суду всех виновных…»

Фильм был выпущен на экраны в 1952 г. и был преподнесен прессой как очередная веха в развитии советского кинематографа. Однако ожидаемую авторами Сталинскую премию не получил. Сталин остался недоволен фильмом о своей молодости, и в 1953 Отдел науки и культуры ЦК выступил с критикой кинофильма. Одним из его недостатков назвали игру М. Геловани в роли Сталина — это была его последняя роль вождя (говорят, двойник не понравился Сталину при личной встрече).

Известно, что М.Чиаурели был любимым режиссером Сталина и частым гостем его дачи. Он был интересным, всесторонне одаренным человеком и прекрасно пел грузинские песни – говорят, Сталин ему подпевал. Последняя встреча Сталина и Чиаурели произошла на похоронах вождя. Вместе с Г. Александровым, С. Герасимовым и еще целым рядом режиссеров он создал фильм «Великое прощание» (1953). Этот патетический фильм построен как монтаж хроники похорон Сталина и постановочных эпизодов о горе рабочих всего мира. Затем карьера М. Чиаурели – художественного руководителя Тбилисской киностудии, шестикратного лауреата Сталинской премии, депутата Верховного Совета – пошла на спад. Во многом из-за того, что Н. Хрущев в докладе «О культе личности и его последствиях» раскритиковал «Падение Берлина» и «Незабываемый 1919-й».

Чиаурели стал главным ответственным за культ личности Сталина в кино.

В игровое кино он вернется через четыре года. Среди его послесталинских картин есть фильм в неожиданном для Чиаурели жанре драмы-притчи – «Отарова вдова» (1957). Работа с цветом, игра актеров и трактовка повести грузинского классика И. Чавчавадзе говорят о том, насколько талантливым художником и режиссером был Чиаурели. Последние пять лет своей жизни он прожил в Тбилиси, делая мультфильмы. Один из них назывался «Как мыши кота хоронили» — так называлась популярная в 17 веке лубочная картинка, пародирующая похороны Петра 1. По мнению его дочери Софико Чиаурели, этот мультфильм снова прославлял Сталина. Это значит, что убежденным сталинистом М. Чиаурели оставался до конца жизни – как и многие его современники.

Ольга Романова

9 мая 2010
2. Сталин-Богочеловек: Сталиниана Чиаурели

Похожие материалы

13 ноября 2009
13 ноября 2009
Лениниана Михаила Ромма складывается из двух фильмов, снятых в 1937 и 1939 годах: «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году». Ниже – подробные рецензии на фильмы и методические рекомендации по использованию фильмов на уроках истории.
7 мая 2009
7 мая 2009
Тема войны, военная символика и эстетика имеет в истории советского коммунизма огромное значение. Ещё до революции 1917 партия большевиков представляла собой жёстко иерархическую организацию полувоенного типа, делавшую ставку на вооруженное восстание, насильственный переворот. В Первую мировую войну большевики заняли антивоенную, но не антимилитарную позицию – предполагался переход войны межнациональной в войну классовую.

Последние материалы