Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
9 мая 2010

1. Кампания по мифологизации образа Сталина: «Простой великий человек» и «Сталин – это Ленин сегодня»

Простой великий человек

В 1939 году в СССР вышел сборник «Встречи со Сталиным», приуроченный к его 60-летию. Названия воспоминаний авторов-орденоносцев говорят сами за себя: «Наш отец» (А. Стаханов, депутат Верховного совета), «Незабываемые встречи» (И. Папанин, герой Советского Союза), «Исполин-мудрец» (И. Бардин, академик), «Наш великий друг» (В. Барсова, Народная артистка СССР).

«Благодаря чуткому отношению руководителя большевиков Закавказья тов. Берия к работникам искусств я имел счастье видеть товарища Сталина» — писал грузинский советский режиссер Михаил Чиаурели, по воле Сталина получивший в 1935 г. Орден Ленина. Далее он признавался, что был в большом волнении, готовясь к этой встрече – «как я сумею держать ответ перед великим человеком нашей эры?… ведь я являюсь всего только одним из работников культурного фронта, сделавшим в сущности мало для нашей социалистической родины». Затем, как и другие авторы сборника, Чиаурели пишет о «необычайной, без тени снисходительности, простоте Сталина», их живом и необычайно ценном для него разговоре.

Волнение перед встречей со Сталиным и самоуничижение, восхищение простотой, чувством юмора и обаянием «этого великого человека» — общие места каждой статьи юбилейного сборника. Независимо от искренности этих слов их сходство говорит о том, что к 1939 году силами советского искусства и пропаганды сформировался канонический образ вождя: он был простой и недоступный, человечный и гениальный, скромный и близкий к небожителям. Намного позже, после смерти Сталина, начнут появляться воспоминания его современников, где будут повторяться совсем другие черты вождя: изъеденное оспой лицо, пристальный и вселяющий ужас взгляд желтых глаз, болезненная подозрительность, мстительность и любовь к грубым шуткам.

Кампания по мифологизации образа Сталина началась в 1934 году, в канун 17 съезда партии, который остался в истории с двумя наименованиями: «съезд победителей» и «съезд расстрелянных», т.к. большинство его участников было уничтожено в годы Большого террора. В преддверии съезда в «Правде» вышла статья К. Радека «Зодчий социалистического общества», впервые открыто прославляющая Сталина (правда, самого автора этот панегирик не спас – в 1937 г. он станет главным обвиняемым открытого политического процесса, а в 1939 г. будет убит НКВД в тюрьме). Через пять лет, к концу периода Большого террора, ведущая роль Сталина в создании советского государства будет доказана.

«Сталин – это Ленин сегодня»

В основу сталинианы был положен тезис «Сталин – это Ленин сегодня» (имена остальных вождей и идеологов революции – Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина – после политических процессов 30-х гг стали нарицательными ругательствами).

Закреплением тезиса о Сталине-наследнике Ленина занялось кино. Известно, что к произведениям о своей биографии Сталин относился с особым вниманием и собственноручно правил тексты книг и сценариев. Всего при его жизни вышло немногим более десятка фильмов о нем самом. Соавтором всех этих кинокартин можно назвать самого Сталина.

Первым звуковым фильмом с актерами, сыгравшими Ленина и Сталина, был «Ленин в Октябре» М. Ромма (Мосфильм, 1937). В 1938 г., на волне предъюбилейной сталинианы, выходит следующий фильм о революции, Ленине и Сталине — «Великое зарево» М. Чиаурели (Тбилисская к/ст, сцен. Г. Цагарели и М.Чиаурели). Его фабулу задает канонический набор революционных событий: большевистская агитация на фронте, работа «Правды», июльский расстрел демонстрации, Ленин в Разливе, клич «Есть такая партия!» на 1 Всероссийском съезде Советов, штурм Зимнего. В каждом из этих эпизодов Сталин, как и Ленин, играет ведущую роль, причем они оценивают друг друга как гениев: «Второго Ленина у нас нет, я не знаю в истории человечества такого», — говорит Сталин, настаивая на том, чтобы Ленин не слушал Каменева и Зиновьева и не являлся на суд. Затем Ленин, скрываясь в Разливе, спрашивает о том, как там без него проходит VI съезд партии в Петрограде. И получает ответ: «Как при вас». – «Еще бы! Такой пламенный рулевой, как Сталин!» – уверенно говорит вождь.

Интересно, что в последующих фильмах образ Ленина будет постепенно отодвигаться на задний план – до тех пор, пока он не превратится в «кремлевского затворника», возлагающего все свои надежды только на Сталина.

Роль Ленина в фильме Чиаурели сыграл К. Мюффке, Сталина – М. Геловани. Как и в фильме Ромма, где Ленина играл Б. Щукин, отличительными чертами вождя № 1 являются любовь к конспирации и заразительный смех («Когда Владимир Ильич смеется, самая закоренелая душа может растаять» — подтверждает в одном из эпизодов Сталин). Зато экранный облик Сталина приобретает в фильме Чиаурели (скульптора по одной из своих профессий) особую монументальность: он невозмутим, спокоен, похож на собственные портреты и статуи. Три первые фразы, которые Сталин говорит здесь с экрана, являются знаковыми.

Первое, что он провозглашает: «Рассчитаться [с врагом] никогда не поздно!». Вторая его фраза гласит: «Давайте не будем править Ленина – по-моему, он неплохо пишет…». В третьей он утверждает: «После февральской революции власть осталась в руках помещиков и капиталистов, скупщиков и мародеров…»

Все три фразы, сказанные в редакции «Правды», вызывают у слушателей (делегатов с фронта) одобрительный смех и имеют прямое отношение к сталинской политике 30-х годов. Сегодня они выглядят как «проговорка», невольно указывающая на личные установки Сталина-руководителя: механизм «отложенной мести», прикрытие «священным и светлым» именем Ленина, поиск врагов в прошлом и настоящем.

В этом же 1938 г. под редакцией Сталина выходит «Краткий курс истории ВКПб», окончательно утвердивший историографический канон сталинского периода: история революции становится историей партии Ленина-Сталина и их борьбы «предателями». Все остальные исторические фильмы вплоть до смерти Сталина лишь уточняли и развивали утвержденный им метасюжет. Так кино – «важнейшее из искусств» — приобретает уникальный статус летописца, придающего мифу статус документа. Как написал советский режиссер М. Герасимов о «Великом зареве»:

«особой правдивости и силы достигают кадры VI съезда партии, где исторический текст… приобретает силу исторического факта, как бы запечатленного хроникой.»

Ольга Романова
 

9 мая 2010
1. Кампания по мифологизации образа Сталина: «Простой великий человек» и «Сталин – это Ленин сегодня»

Похожие материалы

9 декабря 2014
9 декабря 2014
15 декабря в 17:00 на филологическом факультете МГУ состоится просмотр и обсуждение фильма Алена Рене с участием Кэти Карут, Елены Гальцовой, Гасана Гусейнова, Анны Костиковой, Максима Казючица, Веры Румянцевой и Юлии Идлис.
24 февраля 2010
24 февраля 2010
Любовь можно описывать не только как индивидуальное чувство, но и как явление, заданное культурой («культурный конструкт»). В этом смысле она оказывается тесно связанной с идеологиями, значимыми для данного общества. Трансформация представлений о любви – часть советской истории и возможная тема для уроков: «1920-е годы. Любовь и революция», «1930-50-е годы. Эрос на государственной службе», «1960-70-е годы. Оттепель в любви».
11 июня 2009
11 июня 2009
Параллельно со строительством первой ветки московского метрополитена (Сокольническая линия, первые станции Арбатской линии, 1931-1935 годы) в серии издательства «Истории фабрик и заводов» создавался сборник-альманах об истории первой советской «подземки» – «Как мы строили метро».
14 мая 2013
14 мая 2013
27 марта 2013 г. состоялась встреча историка Никиты Петрова с магистрантами «Шанинки». Главный вопрос, интересовавший как самого Никиту Петрова, так и студентов — имеет ли историк право на осуждение эпохи, которую он исследует, и людей, о судьбах которых он пишет: пристрастность и моральная оценка vs беспристрастность и безоценочность. Ниже публикуются фрагменты этой беседы.

Последние материалы