Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
1 мая 2010

Как помнят войну в Великобритании и России

Настольная медаль в память о первом годе Первой Мировой войны. Австрия, Венгрия. Источник фото: cogita.ru

«Военные памятники в Великобритании и в России: трансформации дискурса памяти в конце XX – начале XXI вв.» — такой доклад представила Наталья Данилова (Университет Ноттингема, ГУ-ВШЭ СПб) на Публичном социологическом семинаре ГУ-ВШЭ в Петербурге 29 апреля

Из абстракта доклада Натальи Даниловой (Университет Ноттингема, ГУ-ВШЭ СПб):


  • Память о войне – уникальное социальное явление. Память может передаваться от поколения к поколению, транслироваться через средства массовой информации, воспроизводиться во время ежегодных празднований или заявлять о себе через военные памятники и мемориалы. Многообразие маркеров памяти создает ее кажущуюся вневременность и сакральный статус.
  • На деле же изменение отношения к армии, новые войны, иные масштабные изменения в обществе провоцируют изменения социального ландшафта памяти. Поколения ветеранов уходят в небытие, снимаются новые фильмы о войне, появляются новые ритуалы и строятся новые памятники.
  • В докладе обсуждается трансформация мемориального ландшафта в двух странах, Великобритании и России, с начала 1990-х годов и до настоящего времени. Анализ сфокусирован на обсуждении дискурса памяти, пространственной организации мемориалов и их функционировании.
  • Несмотря на существенные различия в опыте мировых войн и военных конфликтов, оба случая демонстрируют результаты «бума коммеморации» (Нора 1998). Однако различия в историческом опыте и в опыте недавних военных действий определяют разные формы военной мемориализации в этих двух случаях.
  • Например, в Великобритании коммеморация Первой Мировой войны и других войн уступает место коммеморации опыта службы в армии. Современный российский опыт связан с двойственной коммеморацией: Великой Отечественной войны и «всех последующих войн».

Наталья Данилова профессионально занимается памятью о войне и социологическими проблемами, связанными с войной. Некоторые из её публикаций по теме:

Источник информации – cogita.ru
 

Похожие материалы

25 июня 2015
25 июня 2015
«Из-за этой записки и пресс-конференции рухнула Берлинская стена» – о легендарном документе, утраченном и обретённом вновь, в нашем переводе статьи немецкого журнала «Muzeums Magazin» 2015.2
7 июля 2016
7 июля 2016
В любую погоду и в любое время дня можно было услышать осторожный стук в окно. Выглянешь – там улыбчивые и опрятные, стоят Яша Рабинович с женой с тяжелыми кирзовыми сумками в руках: «Говядина, свинина, баг’анина – надо? Здг’авствуйте!» Супруги ходили по дворам, выясняли кто, где и когда собирается резать скотину, потом сами же помогали хозяевам в ее забое и разносили парное мясо по домам. Товар у них всегда был высокого качества, и мясо им заказывали не только в еврейском квартале.
17 сентября 2014
17 сентября 2014
Особенно бойко охранники пинали и погоняли пленных, когда прохожие останавливались посмотреть на немцев и поплевать в них или кинуть камнем. Менталитет победителя – опасная штука, отметил тогда ещё Райнер.
31 мая 2010
31 мая 2010
Номер немецкого журнала Osteuropa «Образы старости», вышедший к 65-летию окончания Второй мировой войны, посвящен воспоминаниям о войне, демографии и политике по отношению к пожилым людям (в том числе в России и на территории постсоветского пространства). Urokiistorii приводят аннотации к статьям и публикуют текст Ирины Щербаковой «Когда глухой говорит со слепым: диалог поколений и политика памяти в России»

Последние материалы