Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
30 апреля 2010

«Пишите так, чтобы было кратко и неясно»

На polit.ru опубликована аналитическая статья историка Николая Копосова против нового проекта мемориального закона, представленного в Парламент партией «Единая Россия». Новая версия законопроекта, на первый взгляд, кажется «приличнее», но по сути, ничего не меняет – текст труднодоступен и открыт множуству интерпретаций. Кроме того,  новые формулировки оказались ещё более размытими – авторы предлагают запретить отрицать факты, установленные Нюрнбергским трибуналом.

В статье автор восстанавливает последовательность событий последнего года, связанных с мемориальным законом: предложение первого законопроекта, создание комиссии против фальсификации истории, принятие поправки в УК РФ, протесты общественности, в том числе – международной, реакция Правительства, вторая версия закона…

Апелляция разработчиков к решениям Нюрнбергскому трибунала объясняется, по мнению автора, следующим:

«С одной стороны, разработчики не потрудились изучить документ, на который ссылаются. С другой – они, возможно, полагают, что если дело дойдет до его использования в суде, экспертиза покажет все, что требуется, а судьи не станут задумываться над условиями, в которых проходил процесс».

Между тем,

«Приговор явился компромиссом между державами-победительницами; он не привлекал внимания ко многим неудобным для них фактам (а иногда не имел возможности точно их установить); порой прибегал к двусмысленным формулировкам. Он труднодоступен для рядовых граждан, в полном объеме известен лишь специалистам и труден для использования даже в историческом исследовании. По ряду вопросов точка зрения, сформулированная в Приговоре, сегодня уже не разделяется даже российским руководством»,

– говорит Копосов. Подробное пояснение этих пунктов составляет большую часть его статьи. Кроме того, чрезвычайно важной представляется её финальная часть – о неприемлимости любых законов, регламентирующих установление исторической истины:

«Именно автономия академической среды, если она достаточно развита, как это свойственно демократическим странам, ограничивает вмешательство политики в историю. Тот, кто разделяет крайние взгляды и нарушает профессиональные нормы, конечно, рискует – репутацией, карьерой. Таков механизм общественного влияния на ученого. Это очень мощный механизм. Но это не ограничение гражданских свобод».

Полная версия статьи на polit.ru

Похожие материалы

6 марта 2012
6 марта 2012
59 лет назад умер Сталин. Некролог британской газеты The Times интересен тем, что с одной стороны, представляет безусловно западный взгляд на советского диктатора. С другой – этот взгляд подправлен тематически – «о мёртвых либо ничего, либо хорошо». Вдобавок в 1953 г. западные журналисты не располагали полной картиной ужасов ГУЛАГа, а последствия насильственного коммунизма в ряде европейских стран только предстояло пережить.
7 ноября 2014
7 ноября 2014
В литературно-краеведческом музее нашей гимназии я обратила внимание на выставленный в витрине старый школьный дневник. Каково же было мое удивление, когда на корочке я разобрала уже выцветшую запись, сделанную чернилами: 1941–1942 учебный год.
12 января 2012
12 января 2012
Международный конгресс «Россия и Польша: Память империй / империи памяти» пройдет в Санкт-Петерурге 26–28 апреля 2012 г.

Последние материалы