«… то, что сегодня называется памятью, относится не к памяти, но уже к истории». Пьер Нора
Проект осуществляется
Международным Мемориалом
2 сентября 2010
Urokiistorii проводили игру по историческому ориенированию в парке скульптур Центрального Дома Художника. Теперь есть программа выездного урока-семинара по истории со школьниками старших классов: «Места памяти о прошлом в городском пространстве: советские памятники (на примере парка скульптур ЦДХ)». При этом ее можно использовать в работе с советскими памятниками в целом.
24 февраля 2010
После революции социальные эксперименты начались во всех областях общественной жизни. Изменения представлений о браке и любви, произошедшие в среде радикально настроенной молодежи, можно назвать сексуальной революцией.
24 февраля 2010
Любовь можно описывать не только как индивидуальное чувство, но и как явление, заданное культурой («культурный конструкт»). В этом смысле она оказывается тесно связанной с идеологиями, значимыми для данного общества. Трансформация представлений о любви – часть советской истории и возможная тема для уроков: «1920-е годы. Любовь и революция», «1930-50-е годы. Эрос на государственной службе», «1960-70-е годы. Оттепель в любви».
13 ноября 2009
Лениниана Михаила Ромма складывается из двух фильмов, снятых в 1937 и 1939 годах: «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году». Ниже – подробные рецензии на фильмы и методические рекомендации по использованию фильмов на уроках истории.
8 сентября 2009
История России. XX век» начинала писаться как школьный учебник под редакцией Солженицына, а вышла в виде почти две тысячи страничного фундаментального труда под редакцией А.Б. Зубова, профессора МГИМО(У) и специалиста по религиоведению. Двухтомник, поступивший в продажу в книжные магазины, имеет все шансы стать гуманитарной сенсацией: авторский коллектив (около 40 человек) предпринял попытку полностью отказаться от советской историографии, и подойти к истории не с точки зрения геополитики, а с точки зрения общества и человека. Более того, история рассматривается здесь ещё и как нравственный вызов. «Добро и зло не должны быть безоценочно перемешаны в историческом повествовании», – поясняется в предисловии.