Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
8 августа 2017

Лагеря на юго-западе Москвы 1940-х–1950-х

подкаст лекции

15 июня в Музее Парка Горького состоялась вторая лекция проекта «Топография террора». О лагерях на юго-западе Москвы в 1940-х–1950-х рассказывал историк  Евгений Натаров, и теперь его выступление можно послушать в нашем подкасте.

Из анонса лекции на сайте Мемориала: 

После войны в начале Калужского шоссе, в Лужниках и на Ленинских горах, тогдашней юго-западной окраине Москвы, развернулось строительство, центром которого были МГУ и Академия наук. На большинстве строек работали заключенные из открытых рядом с ними лагерей. Один из них подробно описан А. И. Солженицыным в «Архипелаге ГУЛАГ» и упомянут в романе «В круге первом». Он находился в строящемся доме на площади Гагарина, на углу Нескучного сада. Другой известный лагерь хотя и находился довольно далеко от Хамовников, но был хорошо виден, поскольку его открыли на 23 этаже главного здания МГУ, в верхней части прямоугольного яруса, под круглой башней. Об этих и других лагерях на расстоянии пешей прогулки от Парка Горького и Нескучного сада и пойдет речь на лекции.

Скачать (~80 Mb)

8 августа 2017
Лагеря на юго-западе Москвы 1940-х–1950-х
подкаст лекции

Похожие материалы

25 сентября 2014
25 сентября 2014
Вниманию читателя предлагается яркий образец политической публицистики периода апогея холодной войны – отклик жившего в Югославии и лояльного титовскому режиму известного венгерского писателя Эрвина Шинко на нашумевший судебный процесс по делу Ласло Райка (сентябрь 1949 г.), имевший широкий международный резонанс: вследствие суда над Райком инициированная Сталиным весной 1948 г. антиюгославская кампания взошла на новый виток.
15 апреля 2015
15 апреля 2015
К 70-летию освобождения Красной Армией стран Центральной Европы от нацизма. О восприятии новой силы, пришедшей с востока, в лагере венгерских интеллектуалов середины – конца 1940-х гг. Как и большинство венгров, Шандор Мараи жил тревожным ожиданием. Месяцы нилашистского террора, пишет он, «сменились новой, столь же опасной, но при этом все-таки иной ситуацией». «Русский солдат – я не мог не думать об этом – вошел нынче не только в мою жизнь, со всеми проистекающими отсюда последствиями, но и в жизнь всей Европы. О Ялте мы еще ничего не знали. Знать можно было только то, что русские находились здесь». И они не просто вошли. «Я кожей и всеми своими органами чувств ощутил, что этот молодой советский солдат принес в Европу некий вопрос». «В Европе появилась некая сила, и Красная Армия была лишь военным проявлением этой силы. Что же она такое, эта сила? Коммунизм? Славянство? Восток?»
16 июня 2017
16 июня 2017
Продолжая разговор о проблемах реабилитации жертв репрессий в Беларуси, "Уроки истории" публикуют перевод очередной статьи Владимира Володина, посвящённой нереабилитированным жертвам 103-й статьи УК БССР, которая только в 37-м году официально стала белорусским вариантом 58-й.