Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
26 июня 2017

Архив, как институт активной памяти

на примере Архива МВД Грузии
Здание архива МВД Грузии

Грузинский архив МВД сегодня является одним из самых открытых для исследователей истории репрессий на всём постсоветском пространстве. «Уроки истории» публикуют выдержки программной статьи начальника IV отдела архива Владимира Луарсабишвили об основополагающих принципах работы архива.

Полную версию статьи со ссылками и библиографией можно скачать по ссылке в конце материала.

 

Предисловие

Мое знакомство с сотрудниками Архива МВД Республики Грузия состоялось во второй половине 2015 года, на заключительном этапе проекта НИПЦ «Мемориал» и Российского архива социально-политической истории «Территориальные руководители ВКП(б) в 1934–1939 гг.». Когда, как мне казалось, текст будущего справочника был уже практически готов, Арсений Борисович Рогинский, его редактор и вдохновитель, сказал мне: Ну, что же – приступаем к запросам. Надо сказать, что запросы в региональные архивы делались нами и ранее, но тут было решено «покрыть» весь бывший СССР в границах изучаемого нами периода.

По-разному протекал этот этап работы, какие-то архивы отвечали и охотно и подробно, другие отделывались формальными отписками. С определенными проблемами нам пришлось столкнуться и при работе с архивными учреждениями нынешних государств Закавказья.

И на этом непростом фоне особо выделяется Архив МВД Республики Грузия. Сотрудники архива не только оперативно отвечали на наши запросы, но и всегда посылали дополнительные материалы, которые позволили нам дополнить биографии наших персонажей ранее неизвестными фактами.

В настоящее время Архив МВД Республики Грузия принимает активное участие в новом проекте НИПЦ «Мемориал», Российского архива социально-политической истории, Государственного архива РФ и ЦГА г. Москвы – «Руководители центральных органов ВКП(б) в 1934–1939 гг.». В рамках этой работы мы планируем подготовить справочное издание в котором, среди прочего, будут представлены около 600 биографический справок на высшее руководство ВКП(б) и работников аппарата ЦК ВКП(б), осуществлявших из Центра руководство политическими репрессиями в СССР в период непосредственно предшествующий и, собственно, во время Большого террора 1937–1938 гг.

Пользуясь случаем, еще раз выражаем свою признательность и благодарность руководителю архива Министерства внутренних дел Республики Грузия Омару Тушурашвили, сотрудникам архива – начальнику II отдела (Партийный архив) Иване Джахуа и заместителю начальника II отдела доктору гуманитарных наук Владимиру Луарсабишвили.

Сергей Филиппов

 

Архив как инструмент гражданского общества

Современные исторические исследования нередко проводятся в культурном ракурсе. В частности, в работах по вопросам архивов и памяти принято выделять два вида культурной памяти – активную и пассивную. Институты активной памяти хранят прошлое как настоящее, тогда как институты пассивной памяти хранят прошлое как прошлое. Одним из видов активной культурной памяти (вместе с религией и искусством) является история, которая может быть воспроизведена двумя методами: презентацией сакральных текстов, произведений искусства и ключевых исторических периодов, или же хранением документов и артефактов. Первое осуществляется при помощи создания учебников истории, что Чарльз Инграо именует «оружием массовой инструкции», второе же – при помощи архивов. Следовательно, архивные издания являются одним из важнейших инструментов для осуществления исторических исследований в культурном разрезе. Более того, архивные исследования объединяют указанные два направления – с одной стороны, публикация архивных материалов делает документы более доступными, а с другой, они являются одними из важных составляющих учебников истории.

Историки и исследователи, которые работают в архивах, прикасаются к той части истории, которая при публикации переходит из архивного материала в современный исторический документ, тем самим становясь участниками формирования национальной памяти. Это тем более очевидно, что издревле архивами владели институции, которые располагали властью – церковь, государство, полиция, структуры безопасности. Несмотря на это, со временем, текущая архивная информация устаревает и актуальная документация становится частью исторического прошлого. С этого периода архивные фонды представляют интерес исключительно для историков и исследователей. Именно на временной основе и делятся архивы на политические и исторические.

Особое значение имеет изучение тех исторических архивов, которые содержат фонды разных государственных и силовых структур (политических партий, полиции и органов безопасности), которые, исходя из специфики, в большинстве случаев закрыты для широких слоев пользователей. Документы под грифом «Секретно» и «Совершенно секретно» могут храниться в архивах в течение долгого времени, основываясь на законодательство каждой конкретной страны. По истечении определенного времени, гриф с документов может быть снят и они становятся доступными для всех. Немалый историко-политический интерес имеют архивы, созданные в периоды функционирования тоталитарных систем. Они, как правило, остаются под грифом в течение всего существования недемократичного строя. Лишь после смерти диктатора или изменения государственного обустройства по каким-либо другим причинам, возможно открытие архивов и свободное ознакомление с хранящимися документами. Именно в этот период становится возможным пересмотр и переосмысление истории с опорой на архивный материал как основной исследовательский инструмент. С середины XX века ученые начали интересоваться вопросом о том, как общество воспринимает криминальные деяния государственных чиновников и государства в целом. Наличие общественного желания объективно воспринять собственное прошлое является важным составляющим для формирования демократического гражданского общества. С этой точки зрения огромное значение приобретает публикация архивных фондов – работа, которую реализуют архивисты, не будучи научными работниками. Несмотря на то, что публикация архивов без сопутствующего анализа является ненаучным подходом к историческому прошлому, именно доступность в «чистом виде» соответствующих архивных комментариев (пояснения, расшифровки, и т. д.) является важным инструментом для объективного ознакомления с прошлым.

Возвращение актуальности

Работа историка в архиве зависит от задачи, которую он стремится решить. С одной стороны, он может быть лишь наблюдателем, то есть профессионалом, который изучает историю без конкретной цели ее будущей интерпретации; с другой стороны, он может ставить целью ее новое осмысление и переработку.

Документы, обнаруженные в архивах, могут быть как первостепенной, так и второстепенной важности. В обоих случаях цель историка заключается в историзации, то есть в возвращении актуальности документам, которую они один раз уже потеряли, когда из политического архива стали частью исторического. Актуальность архивных документов подчеркивает роль архива не только как научного и учебного пособия, но и как эффективного инструмента для переосмысления прошлого и нового исторического подхода к вопросу о национальной памяти. С этой стороны показателен проект, осуществленный Архивом МВД Грузии и фондом Конрада Аденауэра в Грузии, в рамках которого был изучен вопрос существования и функционирования Паритетного комитета и Военного центра в Грузии после оккупации большевиками независимой республики Грузия. В рамках проекта были выявлены новейшие документы, проливающие свет на современную историю Грузии и детализирующие историко-политическое противостояние большевистской агрессии.

Работники архивов и историки, которые работают в архивах, реализуют трудоемкий и систематический труд для осмысления истории. Часто архивы содержат материалы, которые являются достоянием не только конкретной страны, но и других государств. Более того, история одной страны часто реконструируется на архивных материалах, хранящихся в нескольких странах. Это особенно актуально при исторических исследованиях тоталитарных систем, когда централизованное правительство (например, коммунистическое) направляло циркуляры и распоряжения в разные страны, составляющие единое государство. Наряду с коммунистической, особенно примечательны фашистские и нацистские правительственные системы, которые распространяли свои влияния на завоеванные страны. В рамках проекта, осуществленного Архивом МВД Грузии и польским Институтом Национальной Памяти, был изучен механизм Большого террора при репрессировании польских граждан. Для реализации проекта и издания монографии были использованы материалы из обоих архивов с прилагающими комментариями и вводными статьями, коротко описывающими исторический фон, на котором протекал Большой террор.

В отличие от античной и средневековой истории, изучение современной истории страны важно не только для восстановления и построения национальной памяти, оно позволяет обустроить политическую и социальную системы в целом. Архивом МВД Грузии был изучен период диссидентского движения в Грузии, который являлся переходным этапом между тоталитарным строем – советской Грузией, и грузинским национально-освободительным движением. Осмысление диссидентского периода является этапом для анализа как предыдущего, так и следующего за ним периода истории страны. Кроме того, грузинское диссидентское движение следует рассматривать в союзном масштабе, как части советского прошлого, не утрачивая при этом и национальные особенности нашей страны.

Владимир Луарсабишвили
26 июня 2017
Архив, как институт активной памяти
на примере Архива МВД Грузии

Похожие материалы

14 октября 2016
14 октября 2016
«Как-нибудь образуется» - изрек Штепан. Рано или поздно попадется какой-нибудь рыбак и поможет нам починить мотор или просто оттащит нас на тросе. В худшем случае мы проведем следующие 10-12 дней в лодке, пока течение не отнесет нас до Янова Стана за 200 км отсюда.
22 июля 2016
22 июля 2016
Недавно в Мемориал попали редкие снимки Александры Гридасовой, начальницы лагеря в Магадане. О том, какой след в лагерной литературе оставила фигура легендарной «колымской Салтычихи», читайте в статье Сергея Бондаренко.
28 июня 2013
28 июня 2013
В самих памятных местах наиболее вероятно понимание как их возможностей, так и границ этих возможностей: здесь едва ли кто-то (ещё) ожидает катарсиса и пропитывания впечатлением. Именно поэтому на протяжении примерно десятилетия в мемориальных местах и вокруг них идет открытая дискуссия, которая ставит под вопрос предмет исторических мест и прежние усилия по передаче информации, обсуждает отношения исторических мест с современностью в связке с преподаванием прав человека.
30 октября 2015
30 октября 2015
О картографировании сталинских репрессий в Москве рассказывает куратор проекта «Топография террора» Александра Поливанова.