«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
24 января 2017

«Муж мой – поэт Мандельштам»

черновики писем Надежды Мандельштам к Хрущеву

В распоряжении «УИ» оказались два уникальных документа из архива семьи Шкловских-Корди: черновики писем Надежды Мандельштам Хрущеву с просьбой о реабилитации поэта, и другое письмо – с просьбой разрешить ей московскую прописку. Документы публикуются впервые.

После 1956 года вдова поэта Надежда Яковлевна Мандельштам начала борьбу за реабилитацию Осипа Мандельштама по первому делу 1934 года и одновременно — за возможность для себя снова вернуться в Москву.

По второму делу 1938 года Осип Мандельштам был реабилитирован в том же 1956-м году, но по первому аресту и осуждению Надежда Яковлевна получила лишь извещение о том, что её жалоба была рассмотрена и отклонена, так как «Установлено, что осуждён Мандельштам правильно, и нет оснований для протеста».

Полная реабилитация поэта произошла только в 1987 году, уже после смерти Надежды Яковлевны.

Параллельно с этим Надежда Яковлевна добивалась от властей разрешения вернуться в столицу. Свою жизненную задачу она видела в возвращении Мандельштама в литературу. Главным образом для этого она так стремилась в Москву. Вплоть до 1958 года она работает в Чувашском педагогическом институте заведующей кафедрой английского языка, после чего перебирается в Тарусу на 101-й километр, где можно было селиться бывшим политзекам.

Переехать в столицу ей удастся только в 1965 году. Обе истории противостояния с властями нашли своё отражение в нескольких документах, сохранившихся в архиве близкой Мандельштамам семьи Шкловских-Корди. Это черновики ее писем Никите Хрущеву с просьбой о реабилитации Мандельштама; и другое письмо – с просьбой разрешить ей московскую прописку в квартире Шкловских в Лаврушинском переулке.

 

24 января 2017
«Муж мой – поэт Мандельштам»
черновики писем Надежды Мандельштам к Хрущеву