«… исторические факты ценятся главным образом по своим последствиям». В.О. Ключевский
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

Елена Кройтор. «Алатырский дневник»

22 ноября 2016

школа № 3, г. Алатырь, Чувашская Республика

научный руководитель Ирина Геннадьевна Сарбаева

 

В преддверии 70-летия Победы в Великой Отечественной войне сотрудники Алатырского краеведческого музея провели работу по оцифровке фондовой коллекции фронтовых писем жителей Алатыря – участников войны и писем родственников, отправленных на фронт своим сыновьям, братьям и мужьям. Всего коллекция насчитывает 223 письма. Музейными работниками планировалось перевести и обработать эти уникальные рукописные документы с дальнейшей их публикацией. Сложность состояла в том, что некоторые письма плохо сохранились; проблематично было расшифровать трудночитаемые подчерки авторов писем (многие из них были написаны еще в 1941 году). Предстояла большая работа, осуществить которую силами сотрудников музея не представлялось возможным. Музей искал помощников…

Мне предложили перевести дневник неизвестного алатырского мальчика, написанный в период с 1 мая 1944 года по 8 мая 1947 года. Этот уникальный исторический документ и стал основой моей исследовательской работы.

 

Характеристика и история источника

 

Дневник неизвестного школьника поступил на хранение в Алатырский краеведческий музей в 2004 году из личного архива первого директора музея Юрия Борисовича Новикова (1950–1995) и представляет собой часть тетради (22 страницы) из грубой бумаги серо-коричневого цвета. Основная часть дневника написана пером синими чернилами, есть также и карандашные подписи. Отдельные страницы дневника очень плохо сохранились – бумага загрязнена, чернила расплылись, что вызвало сложности при разборе текста документа. Почерк автора вполне разборчив, несмотря на то, что меняется на протяжении всех записей – то он ровный и опрятный, то небрежный и размашистый, когда видно, что автор очень торопится.

Записи в дневнике велись в течение трех лет: с 1.05.1944 по 8.05.1947 год. Всего в дневнике 26 записей, 21 из них сделана в 1944 году, 3 записи в 1945 году и по одной в 1946 и в 1947 годах.

Имя автора дневника неизвестно. Из самого текста определить его имя и фамилию тоже невозможно. Достаточно уверенно можно сказать, что он принадлежит мальчику, ученику школы в возрасте от 13–14 лет до 16–17 лет. Это можно установить по отдельным записям: «…сказали, что через 2–3 дня дадут свидетельство об окончании 7-ми классов» (6.06.44) и «…до свиданья после экзаменов на аттестат зрелости…» (8.05.47). Получается, что в 1944 году мальчик окончил 7 классов, а в 1947 году – 10 классов средней школы.

В источнике ни разу не упоминается место жительства автора, но, описывая свою жизнь, он неоднократно упоминает о своих походах на речку Суру (в районе Духовой рощи), в кино, театр, в железнодорожный клуб; о поездке в село Алтышево на поезде. Из этого можно сделать вывод, что дневник написан в городе Алатыре.

Грамотность автора достаточно высокая – ошибок совсем немного. При расшифровке записей мы исправили эти описки, грамматические и пунктуационные ошибки, сохранив при этом стилистику и особые авторские выражения.

 

Школа

 

Проанализировав дневниковые записи на тему учебы и школьной жизни (всего их в дневнике 10), можно сделать вывод, что автор учится почти на отлично, сдает «испытания» (видимо, в то время это слово было более употребляемым, чем «экзамены»), рассуждает о своих учителях, беспокоится, как пройдут испытания на аттестат зрелости.

2 июня автор говорит об окончании испытаний и делает предположение, что в итоговых оценках у него будет одна «четверка», остальные «пятерки», однако на одну «четверку» он ошибся. Через четыре дня мальчик пишет: «папа ходил в школу за табелем, но его не дали, а сказали, что через два–три дня дадут свидетельство об окончании 7-и классов. У меня 2-е четверки, остальные пятерки» (2.06.44).

О хорошей учебе и грамотности можно судить по самому тексту дневника – автор четко излагает свои мысли, описывает разные жизненные ситуациии, подробно пересказывает содержание книг и кинофильмов, рассуждает о смысле жизни и любви.

Следующие дневниковые записи относятся уже к учебе в 8-ом классе, в одной из них он рассказывает о своих учителях: «Классный руководитель, учитель по немецкому языку, Наталья Николаевна. Прежде она была очень простая, не твердая учительница, а теперь, думаю, лучше. У нее придется посидеть над немецким, но, как сказал Суворов: “тяжело в ученье, легко в походе”. Географа можно принять, по лицу, за твердого учителя, но мне кажется, что под ее суровой оболочкой скрывается простая душа» (1.10.44). И 5-го декабря 1944 года: «Сегодня в школе вечер. Я не ходил: как-то неловко. Немецкий немного подается. Получил 4».

 

Поиск по фамилиям

 

Даже после внимательного прочтения дневника имя и фамилию автора узнать не удалось. Меня заинтересовала возможность установить авторство, проанализировав упоминания других имен и фамилий из его окружения. Соседями мальчика были Банниковы: «За смолой ходили к Банниковым (соседям)» (22.08.44). Еще одна фамилия из текста – Родионовы: «Сегодня у Родионовой умер сын от туберкулеза» (12.06.44). Кто такая Родионова – соседка, знакомая или родственница? Неизвестно. Далее встречаем такую фразу: «Сегодня впервые пошел в школу, появились новые товарищи, Гусев и Бидерман (не все буквы в фамилии четко видны. – Е. К.) поступили в техникум “товарообмена”» (1.10.44). Скорее всего, эти мальчики были одноклассниками автора, но по окончании 7-го класса ушли учиться в техникум (что именно за «техникум “товарообмена”», мне выяснить не удалось). Пишет автор и о своем друге Косте Назарове: «вечером пришел Костя Назаров и утащил на улицу» (2.05.44).

Все вышеперечисленные фамилии не дали никакой дополнительной информации. Уже потеряв надежду найти любые сведения, хотя бы косвенно указывающие на личность автора, появилась зацепка, запись в дневнике от 5 августа 1944 г.: «У Хаврониных была панихида по брату». Здесь речь идет об убитом на фронте брате Маруси Хаврониной (о ней я напишу дальше).

Если Хавронин погиб на фронте, то его фамилия должна фигурировать в списках воинов – уроженцев Алатыря, погибших в годы Великой Отечественной войны (Фонд Алатырского краеведческого музея). В этом документе зафиксированы две записи с нужной нам фамилией: Хавронин Петр Степанович, сержант, погиб 22.10.41 г. и Хавронин Николай Степанович, старший сержант, погиб 29.04.44 г. Найти более точную и подробную информацию об этих людях, помогла электронная база данных сайта «Мемориал», где выставлены документы из архивов Министерства обороны:

«Хавронин Николай Степанович гвардии ст. сержант, механик-водитель, член ВКП(б), г.р. 1920, место рождения: Чувашская АССР, г. Алатырь, призван Алатырским РВК Чувашской АССР, сгорел в танке 29.7.44 г., похоронен в д. Березки Латвийской ССР, отец – Хавронин Степан Иванович, место жительства: Чувашская АССР, г. Алатырь, ул. Первомайская, 106».

Так как эта фамилия достаточно редкая, то можно предположить, что погибший танкист – брат Маруси Хаврониной. При дальнейшем исследовании и обращении к электронной карте улиц города Алатыря, выяснилось, что дома № 106 по ул. Первомайской на сегодняшний день не существует. Рядом значились дома за №№ 108, 110, 112 и т. д. Посетив эти дома, я выяснила, что на месте бывшего дома Хаврониных построены гаражи. Со слов соседки из дома № 112, узнала, что дома, который я ищу, не существует более 20 лет. А пожилые соседи из дома № 108 и 110 умерли.

Пока что таким способом установить имя автора дневника не удалось.

 

Война

 

«Сегодня наши войска взяли Севастополь, и Москва салютовала 24 орудийными залпами из 324 орудий. В результате, Крым целиком наш!» (1.05.44), – с этой торжественной фразы начинается дневник.

Из 26 дневниковых записей 12 посвящены событиям войны, основная часть сделана в 1944 году. По ним можно проследить хронологию фронтовых новостей, сводок. Некоторые фразы начинаются со слов «сегодня по радио». Радио в то время было главным источником информации.

25 мая. «На фронте без перемен».

6 июня. «Вчера англичане в Италии взяли Рим – столицу Италии, а у нас на фронте без перемен. Вечером, в восемь часов, по радио передали, что союзные войска высадились на побережье Франции, т. е. открыли второй фронт».

8 июня. «Дела во Франции у союзников идут успешно. Немцы не оказывают серьезного сопротивления».

12 июня. «Сегодня по радио передали, что наши 5-го прорвали линию фронта на Карельском перешейке».

21 июня. «Сегодня утром по радио сообщили, что наши войска взяли Выборг».

6 августа. «Наши дела на фронте идут очень успешно: взяли Ковно и перешли Вислу, но как бы нас не заманили в озера восточной Пруссии. В это время было совершено покушение на Гитлера».

26 августа. «Сегодня (вечером) заключено перемирие с Румынией. На основе нашего предложения. 1. Полный разрыв с Германией. 2. Восстановление границы 1940 года. 3. Возмещение убытков. 4. Возвращение военнопленных. 5. Свободное передвижение по Румынии наших войск. 6. Аннулирование венского договора».

5 сентября. «С Финляндией заключено перемирие. До 15-го они должны выгнать немцев из страны».

Из дневника не ясно, кто из родных и близких автора был на войне. Можно только предположить, что в его семье обошлось без потерь, поскольку такое событие наверняка нашло бы место в записях автора.

Но есть и трагические строки, например, записи о гибели на фронте брата его подруги Маруси Хаврониной, которые я процитировала выше, сделанные 30 августа и 5 сентября соответственно.

 Особенно ценными для нас являются две последние записи: одна из них повествует о том, как проходил День Победы в нашем городе. Мальчик описывает состояние одновременно и большой радости, и некоторой нереальности происходящего – автору не верится, что Победа все-таки наступила! В то же время он без прикрас пишет о праздновании Великой Победы. Мы видим реальную картину торжества, в которой есть всё – и радость, и печаль, и легкое разочарование от того, что праздник недостаточно хорошо подготовлен…

9 мая 1945 г. «Сегодня в 5-ть часов утра было передано “особо важное сообщение”: Германия безоговорочно капитулировала! Сразу же и не поймешь всей радости, ходишь и не веришь: “Неужели, Правда?!” “Неужели война кончилась?” Но митинг и речь говорят, что это реальность, не сон, что мы победили! Еще бы не было Японии и, казалось, лучше ничего не может быть. Ходил на митинг. Праздник был не особенно хорош, все плакаты были устроены на скорую руку, но это не было заметно, никакой шик не заменит душевную радость».

Следующая запись сделана много позже описанных выше событий. К этому времени прошло уже больше года с момента Победы. К автору пришел один из военнопленных немцев – в конце 1944 г. в нашем городе был открыт Алатырский лагерь для военнопленных немцев № 463.

30 декабря 1946 г. «Ко мне сейчас пришел немец. Попросил поесть. До чего мне было жалко этого человека. Весь мой ура-патриотизм словно рукой сняло. Его обветренные, голубые глаза смотрели тускло, вяло; в них не было ни малейшей мысли, одна усталость, происходящая от голода, от непосильного труда на холоде декабрьских дней. Я заметил, что у него не имелось перчаток, а руки грязные и какие-то скрюченные, неповоротливые. Когда я ему дал кое-что поесть, то ел он вяло, с каким-то кислым лицом, что говорило опять о чрезмерной усталости. А ведь ему было не более 20-ти лет. Глядя на него, чувствовал, что он не виноват, что не по своей воле он шел в свои двадцать лет на фронт, на мороз, голод. Хотелось ему сказать: “Эх, взяли бы своих главков, сжали в кулак да выбросили. И вам было бы хорошо и нам”».

            Встреча почти сверстников, русского и немецкого юношей, никого не может оставить равнодушным. Мальчик смог осознать и понять, что рядовые солдаты не были виноваты в развязывании войны. Перед нами сформировавшийся человек 17–18 лет. Он не озлоблен и сочувствует молодому немецкому солдату, дает ему пищу, несмотря на трудные голодные послевоенные годы.

Домашние дела

           

В дневнике много говорится об участии нашего автора в домашних делах в военное время. Все записи сделаны весной, летом, осенью 1944 г. «Вечером вытащили остальную картошку из подпола потому, что вода уже подбиралась к ней» (10.05.44). Через день засыпает помидорную рассаду слоем земли, а вечером помогает высаживать помидоры в грунт (3.05.44). 6 июня мальчик пишет: «Посадили одну грядку помидор и как раз вовремя, потому что пошел дождь» (6.06.44). «Сегодня встал очень рано. Сходил с папой вместе за хлебом. Днем перебирал картофель» (17.06.44). По рассказам алатырцев старшего поколения, известно, что в войну хлеб давали по карточкам, а очередь за хлебом занимали с ночи.

Кроме работ в огороде, мальчик смолит сарай «Пробовал мочальной и тряпочной кистью, но плохо выходило, и я стал смолить просто руками, так что руки не отмываются». И еще цитата: «Вечером уехал в Алтышево за орехами. Поезд опоздал на 2 часа, и я уехал только в 11 часов. На другой день ходил за орехами за 6 км от Алтышево, собрал за 3,5 часа 10 стаканов. На базаре они 10 руб. стакан» (5.09.44). Если мальчик едет в село Алтышево с ночевкой, то у него, вероятно, там живут родственники. А вот цена стакана орехов – это уже не предположение, а факт материальной помощи семье.

 

Кино и театр

 

Театр и кино занимают в жизни автора и в его дневнике особое место. После каждого похода в кино или в театр он пишет объемные тексты с подробным пересказом содержания многих просмотренных кинокартин и спектаклей, делится личными впечатлениями, делает выводы. Всего отражено пять посещений кинотеатра в период с 10 мая по 10 сентября 1944 г. и перечислены следующие фильмы: комедия Константина Микабиридзе «Запоздалый жених», документальный фильм «Битва за Россию», киноповесть «Во имя Родины», художественный фильм «Георгий Саакадзе». Кроме этого автор посетил театр и поделился впечатлениями от просмотров пьесы «Поединок» и комедии «Забавный случай». Следует заметить, что поход на спектакль «Поединок» был первым в его жизни.

Вот пример только одного текста о театральной постановке. «Вчера ходил в театр на комедию “Забавный случай”. В этой комедии у одного богатого отца, имевшего красивую дочь, остановился умный и честный французский поручик, но бедный и младший в семье, что считалось плохой партией. Поручик полюбил дочь, но знал, что гордый отец не согласится выдать за него единственную дочь, и, от отчаяния, решил уехать домой. Но в это время появилась Жанина (так ее звали) и призналась, что его любит, но не велела говорить отцу. Отец чувствовал что-то неладное и спросил свою дочь: не любит ли она поручика, но она сказала, что он любит ее подругу, Констанцу, но не надеется получить ее руку. Он берется уговорить отца Констанции, но отец не согласился. Тогда отец Жанины дает совет похитить Констанцу и денег на исполнение. Но он (поручик) похитил не Констанцу, а Жанину. Кончилось примирением всех действующих лиц. Действие происходило в Голландии. Главная мысль: не подстраивайте ловушки для близких, или сами попадетесь в них» (26.08.44).

Вызывает особое внимание документальный фильм американского режиссера Фрэнка Капры «Битва за Россию», номинированный на «Оскар» и повествующий о борьбе России с захватчиками на протяжении всей ее истории. В картине были собраны уникальные материалы из архивов США, а также из различных советских источников.

Драма знаменитого режиссера Всеволода Пудовкина «Во имя Родины», выпущенная в 1943 году показывала историю капитана Сафонова, который посылает свою девушку – разведчицу с заданием в оккупированный немцами город. Фильм был интересен своим актерским составом: Михаил Жаров, Петр Алейников, Николай Крючков и Ольга Жизнева.

«Георгий Саакадзе» – двухсерийный художественный фильм, снятый на Тбилисской киностудии режиссером Михаилом Чиаурели по мотивам романа А. А. Антоновской «Великий Моурави» в 1942 году. Картина о борьбе грузинского народа под предводительством полководца Георгия Саакадзе за централизованное государство.

«В пьесе «Поединок» показано развитие немецкого шпионажа и наша борьба с ним. Главные действующие лица с нашей стороны: инженер, изобретатель пушки “Л№ 2” Леонтьев. С немецкой стороны – шпион-профессионал Петер Майнер» (20.08.44). Речь идет о пьесе братьев Тур (псевдоним Петра и Ариадны Тур) и Льва Шейнина на популярную в те годы шпионскую тему (в том же 1944 году пьеса «Поединок» была экранизирована, но премьера фильма состоялась в марте 45-го).

В то время в Алатыре можно было посмотреть фильмы в Алатырском городском кинотеатре (с 1952 до 2010-х гг. он назывался кинотеатр «АРС», а сейчас там расположился магазин «Магнит») и в Железнодорожном клубе (сгорел в 1980-х). А театральные спектакли шли в театре «Первомайский», по рассказам старожилов, одном из красивейших зданий города. Театр был деревянным, и в 1956 г. его снесли за ветхостью.

 

Книги

           

Дневник красноречиво говорит о том, что его автор очень любил читать. «Очень тянет читать книги, стараюсь этого не делать потому, что болят глаза». «Мне очень хочется читать книги».

Всего мальчик упоминает о восьми прочитанных произведениях, это роман «На заре новых дней» и рассказы «Заколдованный круг» и «Попутчик» В. А. Тихонова, романы «Весенние грозы» Д. Н. Мамина-Сибиряка, «Яровой налив» В. Державина, «Зеленая радуга» М. А. Алексеева, «Черная кровь» Луи Гийу, книга очерков «Кубанские записки» В. П. Ставского. О некоторых произведениях он пишет подробно. Так мы узнаем, что рассказ В. А. Тихонова «Заколдованный круг» повествует о тяжелой жизни цирковых артистов времен Петра I. Название произведения обусловлено тем, что люди, попавшие в цирк, становятся не способными заниматься каким-либо другим делом. Мальчик говорит, что по рассказу он впервые знакомится с жизнью артистов. Еще одна тема, освещенная в этом рассказе, очень заинтересовала автора дневника – противостояние старообрядцев и правоверов. Она заставила его подробно разобраться в причинах и сути их споров.

            Но особенно интересно его высказывание о книге В. Державина «Яровой налив». Здесь мальчик анализирует содержание, сравнивает его с другими литературными произведениями. Кроме этого, становится понятно, что в героях книг автор дневника ищет свой идеал, человека, с которого можно было бы брать пример. «У нас в литературе давно господствуют Онегины и Печорины, образы людей, которыми не надо быть, но кем, же быть? Вот такого образа, которым надо быть, у нас нет, а это наполняет унынием. А эта книга отличается бодрым, жизнерадостным тоном, которого нет в этих гениальных произведениях» (2.05.45).

На одной из страниц мы встречаем запись, где мальчик сравнивает своего приятеля с героем произведения А. С. Пушкина: «Из некоторых слов можно заключить, что у него мечты как у Евгения в “Медном всаднике”: попасть бы только на хорошее место» (2.05.45).

Откуда школьник получал столько книг? Была ли у его родителей домашняя библиотека или он брал их у друзей? Ответ можно найти в дневнике. «Вчера ходили с Венкой в библиотеку, но велели прийти 1-го. Меня должны перевести во взрослое отделение» (21.06.44). Мне удалось найти сведения о двух библиотеках, работавших на тот момент в городе, это библиотека в железнодорожном клубе и старая алатырская библиотека на ул. Московской, но только последняя имела два отделения – взрослое и детское (по устным воспоминаниям Е. Н. Кочневой). Судя по всему, наш герой был читателем именно этой библиотеки.

 

Друзья

 

Тема дружбы и товарищества тоже находит свое отражение в дневнике. Друзей много не бывает, этому правилу следует автор. Скорее всего, самым близким его другом, был Венка (Вениамин?). Они вместе ходят на базар, на речку, в библиотеку, обсуждают  личные проблемы. Возможно даже, что два друга любят одну и ту же девочку: «Сегодня ко мне пришел Венка, он меня убеждал, что 24,2,32,38,34,52,20,2,24,12,26,58-, 22юбит, (см. главу «Любовь» – Е. К.) но что-то не похоже на правду. Он тоже ее любит. Эх, и осел, же я был» (30.08.44).

Только одной строчкой герой упоминает о новых товарищах – Гусеве и Бидермане, но подробно дает характеристику Косте Назарову: «1-го вечером пришел Костя Назаров и утащил на улицу, спасибо ему хоть за это, а то я заплесневаю дома. У Кости вообще быстрый ум, но направлен в плохую сторону. Не люблю его за то, что он почти в каждом слове врет, не скоро разберешь, правду ли он говорит. Из некоторых слов можно заключить, что у него мечты как у Евгения в «Медном всаднике»: попасть бы только на хорошее место» (2.05.45).

 

Любовь

 

«Сегодня ко мне пришел Венка он меня убеждал, что 24,2,32,38,34,52,20,2,24,12,26,58-, 22юбит, но что-то не похоже на правду. Он тоже ее любит. Эх, и осел, же я был» (30.08.44).

            С этой загадочного отрывка началось особое исследование. Цифровой код, который встречается в дневнике, заинтересовал меня с самого начала прочтения. Было очень любопытно узнать, какую важную информацию здесь зашифровал автор. Это порождало множество различных предположений. Всё изменилось только с появлением данной фразы. Во-первых, она подсказала, что речь в шифре идет о любви. А во-вторых, в ней и был найден тот самый ключ к разгадке, оставленный там возможно случайно, а вероятно и специально. Этим ключом оказалось слово «22юбит». Было совершенно ясно, что число 22 стояло вместо буквы «л». С этого момента началась достаточно продолжительная работа по расшифровке цифрового кода. В итоге шифр был разгадан и выглядел так:

А – 2    Е – 12     Л – 22    Р – 32    Х – 42    Ъ –

Б – 4    Ж – 14    М – 24   С – 34    Ц –          Ы –

В – 6     З – 16    Н – 26    Т – 36    Ч –          Ь – 52

Г – 8     И – 18    О – 28    У – 38    Ш –       Э –

Д – 10    К – 20    П – 30    Ф – 40    Щ –     

Ю – 56   Я – 58

 

А расшифрованные тексты звучали так: «Мне кажется, что я уже два года влюблен в Хавронину Марию, но она, наверно, меня не любит». «С Венкой у (них) получился какой-то конфликт, хотя он этого прямо не сказывает. Вчера он один ходил в кино и взял билеты Марусье (в закодированном имени везде отсутствует буква «к» – Е. К.) и сестрам. Мне кажется, что он флиртует, а прикрывается мной, пользуясь моей любовью к Марусье». «…Венка, он меня убеждал, что Марусьа меня любит». Таким образом, к моменту написания дневника наш герой уже два года был безответно влюблен в девочку Марусю Хавронину. Мальчика мучили сомнения: «Мне иногда кажется, что она меня любит, то кажется, что нет, потому, что я некрасив». Поведение двух юных людей говорит об их первой любви «…Х. или заигрывает со мной или смеется, но мне это надоело: схватит что-нибудь, испортит и смеется. Схватила фуражку (правда не она, а через других) и мне пришлось идти без нее и “увертываться” дома». В Маруську или Марусью, как называет ее в шифре автор дневника, также был влюблен и его друг Венка. Упоминаются и некоторые конфликты, происходившие у друзей из-за девочки. К чему они привели, сказать точно нельзя, но после этой любовной истории имя Венки в дневнике больше не упоминается.

 Как исследователь я столкнулась с проблемой соотношения науки и нравственности: каждая страница дневника, свидетельство времени глазами очевидца, читалась с интересом и любопытством, но при этом возникало и другое чувство: мальчик писал личный дневник, а пришлось разобрать на части каждую страницу, каждую строчку. Единственным оправданием могло служить желание узнать о жизни подростков той военной поры на примере судьбы автора «Алатырского дневника».

 

Автор дневника о себе

 

Ничто так не приближает читателя к разгадке личности автора, как его размышления о себе и своих настроениях. Он анализирует свое состояние и поведение, его заметки о себе – своего рода дневник в дневнике, который позволяют понять, как автор относится к происходящему вокруг него, с какими проблемами он сталкивается и как с ними борется. В них можно проследить становление личности, увидеть, как из мальчика он превращается в юношу, готового к принятию самостоятельных решений. Поражает, что семиклассник рассуждает о таких сложных проблемах, как жизнь и смерть и к каким выводам он приходит. «В этот день у меня странное настроение: хочется избавиться от жизни, но я решил: «Умереть и всякий сумеет, но НАДО жить – всем чертям на зло» (8.06.44). «Плохо то, что я ни с кем хорошо не уживаюсь» (20.08.44). «У меня странный характер (или это переходный возраст?). То я веселюсь как безумный, то готов убить себя, но веселость у меня какая-то едкая, желчная» (30.08.44). «Я сижу дома, как птичка в клетке. Все это время у меня плохое настроение, или я чем болен или от погоды» (10.09.44). «Что-то надоело жить, меланхолия. Только и думаешь: “Для чего?” И не находишь ответа» (5.12.44). «Буду описывать кратко, что было, особенно психику (я ее почему-то очень люблю). За это время я словно прожил целую душевную жизнь. Первое время, м<еся>ца 2-ва, во мне всё кипело, хотелось знаний, хотелось всё знать, прочитать, испытать, но постепенно жар пропадал. Ко всему стал равнодушен, и теперь энергия моя сошла на нет. Я впал в так называемую хандру, апатию. Конечно, я не сдался без боя, но она меня победила. Признаю себя побежденным. Надеюсь, что она меня не доконает, и я снова возвращусь к жизни. Уже несколько раз пробовал, но безуспешно. По-моему этому причина болото, в котором, я нахожусь, но я не могу найти для него сток. Пробовал влюбиться в кого-нибудь, это наполнило бы меня энергией, но и на этом фронте потерпел поражение. Раз хандра меня победила, то отдаюсь на волю судьбы» (14.04.45).

Даже признавая свое поражение, мальчик предпринимает попытки выкарабкаться из тяжелой ситуации душевного смятения и стресса. «У меня возникло желание узнавать характеры людей. Постараюсь свои мысли и заметки писать в дневник. Может быть, это пройдет – тогда будет интересно прочитать, кроме того это улучшает мой плохой почерк и учусь излагать мысли. За это время я брался за многое, хотел хорошо знать немецкий – бросил, хорошо знать все предметы – бросил, и наконец, писать стихи. Немного получается, написал с десяток стихотворений, конечно мелких, и всё еще не бросил. Чтобы их писать, надо быть возбужденным, а я хандрю, так что, пожалуй, ничего не выйдет. Со стороны психики я это понимаю так: во время возбуждения вся нервная система усиленно работает, в том числе и кора, и в сознании яснее вырастают образы и приходят нужные рифмованные слова» (14.04.45). Эти записи словно взяты из современной психологической характеристики подростка, которые сейчас можно встретить в обычном учебнике по обществознанию в седьмом–восьмом классах. Автор описывает проблемы, свойственные для этого возраста во все времена.

 

* * *

 

Личный дневник неизвестного алатырского мальчика дает нам возможность проследить становление личности подростка, жившего в период Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы.

Дневник позволил создать реальную картину советской жизни середины 40-х, соотнести важнейшие исторические события с жизнью и событиями провинциального тылового города. Маленькая тетрадка – всего 22 страницы, а сколько эмоций во время ее прочтения! Мальчик становится нашим другом, которому мы сопереживаем, волнуемся за неудачи и радуемся его успехам. Вместе с ним ходим на речку, в кино, в библиотеку, за хлебом, погружаемся в жизнь и быт того времени.

Важно, что ни одна из тем, отраженных в дневнике, не существует отдельно от темы войны. Вместе с автором дневника мы слушаем все сводки Информбюро с мая 1944 по май 1945 гг. и следим за ходом военных действий на фронтах, вместе с мальчиком – автором дневника проживаем наш самый большой праздник – День Победы 9 мая 1945 года.

К сожалению, в ходе исследования не удалось установить личность автора «Алатырского дневника» и узнать, как сложилась его дальнейшая судьба. Это дает основание продолжить работу по сбору данных. 

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 
2016. Были и жили / сборник работ XVII конкурса
Мария Ямбикова. Драма без антрактов
Екатерина Рязанова. Дневник моего прапрадеда
Владимир Сынков. Жизнь и деятельность Михаила Никоноровича Басова, учителя Наумовского земского училища
Юлия Фомина. «Дело Лурье отразится на мне рикошетом…»
Анна Аксютичева. Дело о «контрреволюционной группе»
Александра Калиненко, Диана Кравцова. Дочки-матери
Владимир Алов. Просто он не вернулся из боя
Ирина Корнеева, Артем Чилингаров. И напоследок попросил не осуждать…
Светлана Семунина. Судьба ленинградки (о Галине Генриховой, обычной советской девушке)
Анжелика Маторина. «История одного детства»
Елена Кройтор. «Алатырский дневник»
Из недосказанного… (Особенности жизни некоторых татарских сел в Ельниковском районе республики Мордовии)
Б.Тимофеев, В.Жевлаков, Я.Сидорова. И коллективизация, и оптимизация… (Эксперимент по раскрестьяниванию продолжается)
Д.Мочалов. «Герои колхозных полей»
Н.Гавриловец. «Я живу на земле Новгородской, край Батецкий, деревня Смыч…»
Д.Гальцова, С.Караборчева. Дела давно минувших дней
А.Хетчикова. Род Хетчиковых в истории деревни Огурцы
А.Ворончихина, А.Мельникова. «Благородные по происхождению…» Дворяне в истории Абанского района (по итогам краеведческих исследований)
М.Передок. «Бархатный орешек с металлом внутри»: Исаак Моисеевич Зальцман в Челябинске. 1941–1949 гг.
А.Филиппов. Протоиерей Георгий Эдельштейн и советская религиозная политика
С.Зверева. Они войну не выбирали (мои земляки в Чечне)

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.