Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
25 мая 2016

По ту сторону Правды

Русские немцы в селе Старая Буда
Русские немцы в селе Старая Буда Русские немцы в селе Старая Буда

Ксения Якимова
г. Карпинск, Свердловская область

Научный руководитель Н. В. Якимова

Держу в руках толстую картонную фотографию 1917 года… Это всё, что осталось у меня от моих предков. Удивительно, но мне кажется, что в этой фотографии отражается их судьба. Фотография имеет потрепанный вид, вся в царапинах и переломах: будто она действительно символизирует жизнь моего прапрадеда Адольфа и прапрабабушки Лидии. Судьбу, изрядно потрепанную и изломанную, исцарапанную большими, когтистыми лапами советского правительства.

Занимаясь на протяжении трех лет изучением истории семьи Миллер, я переписывалась со многими архивами в России и Украине. За это время мне удалось узнать, что моя прапрабабушка Лидия родилась в 1889 году в селе Старая Буда Пулинского района, Киевской области, по национальности – немка, по социальному происхождению – из крестьян.

Адольф, согласно справке архива Информационного центра Карелии, сын крупного кулака, по социальному положению – середняк. Родился в 1883 году тоже в селе Старая Буда. Старая Буда – это немецкий населенный пункт Геймталь, который находился на территории Волынской губернии. В селе были семилетняя школа, общество потребителей, семинария, церковь, лютеранский приход.

Репрессии в жизни семьи Миллер начались в конце 1934 года, когда Адольф был арестован, а Лидия с детьми выселена в Карело-Финскую ССР. Причину выселения и ареста я узнала из справок, присланных мне в 2010 г. из Информационного центра Карелии. В них сказано, что Лидия выселена с места проживания в 1935-м вместе с семьей в административном порядке как имевшая кулацкое хозяйство, а Адольф обвинялся по статье 54-10 УК УССР за контрреволюционную агитацию среди населения Пулина-Гуты, направленную на развал работы колхоза.

Но в справке № 13/М 16 от 21.03.1996 г., выданной их дочери Гертруде Адольфовне Миллер, на основании личного дела № 4305 МВД УССР города Житомира сказано, что их сын Бернгард Миллер вместе с семьей был выселен из Житомирской области в 1934 году как лицо немецкой национальности.

Однако еще более странно, что из архива УМВД Украины в Житомирской области мне вообще пришел отрицательный ответ. Получается, что в 1996 г. сведения в архиве были, а сейчас их нет. Возможно ли, что за 13 лет, прошедшие с 1996 по 2009 год, архивные документы были ликвидированы?! Это очень странно.

Но в письме Информационного центра ГУВД г. Екатеринбурга сказано, что архивное дело на Миллера Б. А. 04.08.1960 г. из УВД Свердловской области было направлено на хранение в УВД Житомирской области. Как же в таком случае у них может не быть этих документов?

Согласно постановлению ОО УГБ КОУ НКВД от 19.01.1935 г., Адольф Миллер обвинялся по статье 54.10 УК УССР, то есть за контрреволюционную деятельность. И по постановлению Пулинского РИКа от 10.01.1935 г., Миллер Лидия Самойловна выселена с места проживания вместе с семьей в административном порядке как имевшая кулацкое хозяйство на Беломорско-Балтийский комбинат.

Архивная путаница существует и по месту отбывания наказания Адольфом: по документам ИЦ Карелии Миллер А. Г. отбывал наказание в г. Житомире, но прибыл в Карельскую АССР на соединение с семьей 10.10.1938 г. с Северного Кавказа (более точных сведений не имеется). 

Как Адольф Миллер оказался на Северном Кавказе, если отбывал наказание в Житомире?! Что это – ошибка в архивных данных или Адольф из Житомира был отправлен на Северный Кавказ, а оттуда уже выслан в Карельскую АССР? Это мне еще только предстоит узнать.

Нами повторно были направлены запросы в Информационный центр МВД Республики Карелия, Министерство внутренних дел Украины, Государственный архив Житомирской области. На данный момент – 07.01.2011 г. – информация из архивов не поступала.

На этом известные данные об Адольфе заканчиваются. Как написано в архивной справке: «сведений о дальнейшей судьбе, о дате смерти не имеется».

Данные, касающиеся работы и жизни Лидии Миллер, имеются, и архив нам их предоставляет. А вот об Адольфе больше ничего неизвестно ни в одном архиве, в которые мы посылали запросы. Возникает чувство, что человек просто исчез, испарился. Я склоняюсь к тому, что Адольф по прибытии в Карельскую АССР умер; это подтверждает и его внучка Лидия Бауман, которая в своем письме пишет: «Мама рассказывала, что Адольф вышел из лагеря и вскоре умер». Но если это так, то почему не зарегистрирована смерть?

Лидия Самойловна Миллер, на мой взгляд, героическая женщина, сумевшая выжить и спасти своих несовершеннолетних детей.

На момент постановки на учет в Карелии с Лидией были восемь детей:

Эвальд Адольфович, 1916 г. р. (по другим данным, 1917 г. р.), сын.
Роберт Адольфович, 1920 г. р., сын.
Даниил Адольфович, 1923 г. р. (по другим данным, 1922 г. р.), сын.
Альберт Адольфович, 1924 г. р. (по другим данным, 1923 г. р.), сын.
Бернгард Адольфович, 1926 г. р., сын.
Мария Адольфовна, 1928 г. р., дочь.
Гертруда Адольфовна, 1932 г. р., дочь.
Артур Адольфович, 1930 г. р., сын.

Мне, как человеку нового поколения, непонятно, зачем нужно было насильственно заставлять людей вступать в колхозы. Для развития экономики? Но, как мы знаем, насилие и чрезмерная жестокость, ни к чему хорошему не приводят. Мои размышления подтверждают и строчки из книги «История немцев России»: «Победа сплошной коллективизации в немецкой деревне имела печальные последствия. Были уничтожены тысячи продуктивных крестьянских хозяйств, а их владельцы арестованы, посажены в тюрьмы, высланы, в лучшем случае стали государственными батраками в „кулацких“ спецпоселках».

Печать того времени пестрит заголовками: «Кулаки против рабочих бригад», «Кулацкий инвентарь передать колхозам», «Нет кулачеству» и тому подобное. Так, например, в газете «Знамя коммуны» от 28 января 1930 г. была опубликована заметка «Решительно покончим с кулачеством!» В ней говорилось: «Кулаки бешено сопротивляются социалистической перестройке деревни. Они усиливают террор, выступают против бригад, убивают активистов». А под этой заметкой надпись: «Ликвидируем кулачество как класс путем дальнейшего экономического нажима».

Просмотрев информацию в интернете, в старых газетах и литературе, я сделала вывод, что в одном государстве существовало две страны. Первая – великая держава, построившая грандиозные хозяйственные объекты, тысячи километров дорог в кратчайшие сроки. Страна, в которой успешно выполнялись пятилетние планы.

И другая страна, где человек был лишь материалом для постройки великого государства. Страна, в которой на первый план выходили репрессии, насильственная коллективизация, в которой считали, что человек должен служить государству, а не государство человеку. Но самое главное – эта была страна, в которой все молчали, боялись сказать лишнее слово.

Целый месяц, в самое холодное время, пришлось ехать Лидии с детьми до Петрозаводска. Выслали семью Миллер на Беломорско-Балтийский комбинат. В Информационном центре МВД по Республике Карелия нам сообщили, что Миллер Лидия Самойловна работала на спецпоселение в колхозе как чернорабочая.

Всего же по состоянию на 18 марта 1941 г. на Беломорско-Балтийском комбинате трудились 70811 заключенных, из которых 4180 женщин, а также 10635 вольнонаемных, включая 4097 охранников. Итого: 81 тысяча 446 человек составляли «трудармию» этого гигантского промышленного предприятия.

Из воспоминаний Гертруды Миллер:

Я ходила в садик в Петрозаводске. В то время было очень голодно. Я была маленькая и часто плакала из-за того, что совсем нечего было есть. Но маме было еще тяжелее, она отдавала мне свой хлеб, а сама, голодная, ходила торф рубать.

В 1937-м случилось несчастье – на седьмом году жизни умер сын Лидии Артур. Он стал первой жертвой из этой семьи.

Страна была разделена на 2 части: по ту и эту сторону правды. Одна правда – заключенных, выселенных. А вот другая, на мой взгляд, очень хорошо отражена в статье «Правды» от 29 января 1939 года: «Партия большевиков пользуется безграничной любовью советского народа. Народ видит в большевистской партии своего испытанного вождя, неустрашимого, смелого, решительного, закаленного в революционных битвах с врагами».

В 1939 начинается новый, еще более страшный этап в жизни семьи Миллер. Из информации, присланной нам из Национального архива Республики Карелия, мы узнали, что Эвальда как совершеннолетнего забрали в трудармию, находящуюся в Петрозаводске. Эвальд – первый из детей Адольфа и Лидии, который попал в трудармию. Именно с него началась серия советских лагерей для нового поколения семьи Миллер.

Начало Великой Отечественной войны российские немцы восприняли как общенародную трагедию. В 1941 году многие были готовы воевать в рядах Красной Армии. Но вместо этого 28 августа 1941 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором говорилось о наличии шпионов и диверсантов среди немецкого населения. Во избежание нежелательных последствий признавалось необходимым переселить всё немецкое население вглубь страны.

И снова 24 часа на сборы – и в неизвестность. Лидию Самойловну Миллер с несовершеннолетними детьми депортируют. В справке на основании личного дела № 4305 сказано, что Миллер Бернгард Адольфович и Миллер Гертруда Адольфовна вместе со своей семьей как лица немецкой национальности в 1941 году были переселены из Карело-Финской ССР в Новолялинский район Свердловской области. 

Жизнь семьи Миллер в Новой Ляле – период, о котором нам меньше всего известно. Мы знаем, что в это время семье приходилось очень трудно. Если в Карелии на помощь Лидии могли прийти старшие сыновья, то здесь она была одна с меньшими детьми, самому старшему из которых, Бернгарду, шел пятнадцатый год.

Но недолго пробыл с Лидией и Бернгард. На основании распоряжения от 7 октября 1942 г. «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР», oн был мобилизован в трудармию. Лидия, которой было 53 года, и десятилетняя Гертруда не подпали под это постановление и остались жить в Новой Ляле. Вот так за короткое время Лидия лишилась мужа, сыновей и осталась одна с десятилетней дочерью.

В ИЦ ГУВД по Свердловской области нам сообщили следующее: «Некоторые биографические сведения о Миллер Адольфе и Лидии содержатся в архивном деле их дочери Гертруды. Для ознакомление с делом Вам необходимо обратиться в отдел спецфондов ИЦ ГУВД по Свердловской области, предъявив документы, подтверждающие Ваше родство с Гертрудой».

Собрав документы, подтверждающие мое родство, я написала письмо в отдел спецфондов ИЦ ГУВД. В ноябре оттуда пришел ответ, в котором говорилось, что еще необходимо представить письменное согласие на ознакомление с материалами дела от Миллер Гертруды Адольфовны. А в случае ее смерти – от кого-то из ее детей. Одновременно с нами в ГУВД по Свердловской области наше обращение отправил ГИАЦ МВД России. Из ГУВД в конце декабря нам пришел ответ, в котором говорилось, что архив сведениями в отношении Миллер А. Г. и Миллер Л. С. не располагает.

Надеюсь, что из архива Новой Ляли нам придет положительный ответ.

Сопоставив «правду» семьи Миллер с «правдой» советских СМИ и архивов СССР, я пришла к выводу, что у каждого из них она своя. Более того, в каждом времени своя правда: в 1930–50-е – одна правда, в наше время – другая. Но несмотря ни на что, во все времена были здравомыслящие люди и, наверняка, они видели, что вокруг много лжи. Но молчали, потому что боялись.

СССР был разделен на 2 части: по ту и эту сторону правды. Одну правду обеспечивала жесточайшая цензура. Мои предки оказались по ту сторону правды. Правды, ни в чем не повинных заключенных, выселенных людей. Их объявили врагами только за социальное положение и национальность.

Правда нашей семьи заключается в том, что за десять дней нового 1935 г. семью Миллер лишили дома. Отобрали детство у восьмерых детей. Правительство забрало у них счастливое будущее, а взамен «подарило» другое, состоящее из страха, боли и недоверия к людям.

Теперь у нас накопилось прошлое, о котором часто не хотят вспоминать очевидцы тех событий. Прошлое, о котором архивы дают путаную информацию и о котором нам практически невозможно узнать всю правду. Потому что я убедилась в том, что и архивная правда может быть разная. Справки, письма с разных архивов бывшего СССР иногда отличаются друг от друга и факты, указанные в них, не совпадают.

ПРАВДА О ПОЛОЖЕНИИ «СОЦИАЛЬНО ОПАСНЫЕ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ПРИЗНАКУ»

На моей родине – Урале в прошлом веке находилось множество трудармейских лагерей, здесь жили сотни тысяч репрессированных. Но ведь не только на Урале были трудармии. Депортация российских немцев в 1941–42 гг. была самой крупномасштабной и продолжительной акцией по национальному признаку за все годы советской власти. Правда о жизни и политических репрессиях членов семьи Миллер писалась на основе архивных документов, а также воспоминаний их потомков.

Миллер Эвальд Адольфович, 1916 г. р. (по другим данным, 1917 г. р.)

Эвальд – самый старший ребенок в семье Миллер. По воспоминаниям моего дедушки, Эвальд был человеком очень хозяйственным и трудолюбивым, умел делать станки и мебель.

Мы направили запрос в Государственный Национальный архив Республики Карелия. Сотрудники архива подготовили и выслали нам копии из документов Совета Народных Комиссаров Карело-Финской ССР за 1940 г. – сообщения народному комиссару НКВД АКССР и председателю Совнаркома АКССР от помощника начальника Сегежстроя НКВД о «трудопоселенцах», где значится Миллер Эдвальт Адольфович, 1917 г. р., брат моего прадеда.

Сегежлаг был организован 21 октября 1939 г. На этот момент совершеннолетним мужчиной в семье был Эвальд. Его и призвали в трудармию.

28 июня 1941 г. Сегежлаг был закрыт. Эвальда отправляют в Богословлаг, который находился в Свердловской области в городе Карпинске. В Карпинске в годы Великой Отечественной войны существовали три зоны трудовых лагерей НКВД для немцев-трудармейцев, высланных на Северный Урал в соответствии с Указом Правительства о мобилизации немцев. Карпинские зоны входили в состав Богословлага, но подчинялись Народному комиссариату угольной промышленности.

Трудомобилизованные Богословлага работали на таких объектах как Богословский алюминиевый завод, угольные разрезы, каменный карьер; заготавливали древесину в уральской тайге, производили боеприпасы, занимались животноводством, сельскохозяйственными работами, осуществляли погрузочно-разгрузочные работы. За более подробной информацией, касающейся трудовой деятельности Эвальда, мы обратились в Филиал областного государственного учреждения «Государственный архив документов по личному составу Свердловской области» Северного управленческого округа г. Карпинск. В этом архиве нам предоставили копию личной карточки Эвальда, архивные и уточняющую справку.

Согласно личной карточке, Эвальд работал по найму с 1935 года. Владел немецким языком, специального образования не имел. 

В 1941 году в Богословлаг отправили и моего прадеда Бернгарда Миллера. Какое удивительное стечение судьбы: братья, которых разъединили два года назад, теперь находились всего в паре сотен метров друг от друга, даже не подозревая об этом. Зоны в Карпинске располагались близко – через дорогу. Эвальд жил в зоне № 1, а Бернгард в № 2.

Однажды утром по дороге на работу колонна людей из зоны № 2 встретилась с трудармейцами первой зоны. Они столкнулись на той самой дороге, что разделяла зоны. Бернгард Миллер просто посмотрел в сторону и увидел родное лицо. Невозможно описать, какие чувства тогда испытывали братья. Они были счастливы! Конечно, они не могли часто видеться, но знание того, что они рядом, придавало им сил.

Из воспоминаний Эльзы Яковлевны Вальц:

В 1946 году колючую проволоку, опутавшую лагеря Богословлага в г. Карпинске сняли. Всем желающим стали давать поля для картошки. А каждая семья постаралась обзавестись сарайкой, что бы завести какую-нибудь скотинку. Также в сараи клали картошку и дрова. Жизнь стала более-менее налаживаться.

В 1947 году Эвальд вместе с Бернгардом вызвали к себе маму. Бернгард в то время проживал в бараке № 17, а Лидия на улице Ленина, в бараке № 1. Адрес Эвальда был улица Партизанская, дом 20. Именно Эвальд получал свидетельство о смерти на свою маму.

В 1950-х годах Эвальд Адольфович женился на девушке по имени Анна. Чуть позже у них родилась дочь Лида. Всю оставшуюся жизнь Эвальд с Бернгардом жили в одном городе. Братья были очень дружны. В домашнем архиве сохранилось множество фотографий, на которых запечатлены счастливые моменты их жизни.

Умер Эвальд Адольфович Миллер в 1965 году, так и не узнав, что спустя 34 года государство реабилитирует его сестру и племянников, спустя 45 лет – брата Бернгарда.

На сегодняшний день Эвальд Адольфович Миллер еще не реабилитирован. Но мы уже собрали все необходимые документы для его реабилитации и направили письмо в ГУВД по Свердловской области с ходатайством о его реабилитации.

Миллер Бернгард Адольфович, 1926 г. р.

Бернгард Миллер – мой родной прадед, поэтому информации о нем у меня гораздо больше, чем о других его братьях.

Когда Бернгард оказался в Карелии, ему было всего 8 лет. По моим предположениям, именно в Петрозаводске он получил начальное образование. В личном деле, хранящемся в архиве г. Карпинска, значится, что у Бернгарда Миллера имеется образование 4 класса. Если семья приехала в Петрозаводск в 1934 г., а в 1942 г., при заведении личного дела в Карпинске, у него уже было образование 4 класса, можно сделать вывод, что он получил образование в Карело-Финской ССР. В личном деле также значится, что Бернгард уже с 1940 года, то есть с 14 лет, работал чернорабочим.

В 1941-м его вместе с матерью депортировали в Новую Лялю. О том периоде времени информации очень мало, но кое-что рассказывал дедушка Валера.

Из воспоминаний моего деда Валерия Якимова:

Мой отец, чувствуя ответственность за мать и младших сестренок, пытался зарабатывать, где мог, а после работы вместе с сестрами приходилось собирать еду на улице.

Карпинская личная карточка Бернгарда подтверждает слова дедушки о том, что прадед в Новой Ляле работал. В ней указано, что его стаж работы по найму идет с 1940 года, то есть еще с периода его нахождения в Карелии.

В 1942 году Бернгард Миллер был мобилизован в трудармию. Согласно постановлению ГКО № 2383 от 7 октября 1942 г. «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР», немцы-мужчины могли быть призваны в трудармию в возрасте от 15 до 55 лет. Моему прадеду было как раз 15. По случайному совпадению или нет, но его отправляют в Богословлаг – лагерь, где уже находился его старший брат Эвальд.

В годы войны мой прадед работал на угольных разрезах Карпинска. Условия труда были адские – в основном кирка, лом, лопата, при сорокаградусном морозе и сплошном тумане. Одежда не годилась для работы на открытом воздухе.

Из ксерокопии справки о заработной плате и трудовой деятельности Бернгарда, полученной в архиве Карпинска, мы выяснили, что он начал работать в тресте «Богословскуголь» в декабре 1942-го, то есть в возрасте 16 лет.

Эльза Яковлевна Вальц, маленькой девочкой проживавшая на территории лагеря, сказала нам: «Значит, не промах был ваш дед, раз малолеткой в лагере сумел выжить. Обычно такие же, как он, подростки творили разные глупости. Пытались сбежать, перелезть через забор, но их ловили и убивали. Сколько тогда молодых-то полегло… Они не хотели смириться с участью, которая им выпала, с тем, что их же государство предало их».

В 1942–46 гг. Бернгардт Миллер работал выборщиком, бортовым, слесарем, расштыбовщиком, люковым. В 1943 году его средняя заработная плата составляла 518 руб. 81 коп.; в 1944-м – 635 руб. 81 коп.; в 1945-м – 525 руб. Мизерная зарплата, если учитывать, что во время Великой Отечественной войны цены на продукты очень выросли. Так, по стране средняя стоимость буханки хлеба на базаре была 1200 рублей.

В личной карточке указан домашний адрес Бернгарда: б-17. Дата заполнения 21 апреля 1944 г., из чего можно сделать вывод, что в 1944 г. Бернгардт Миллер жил в бараке № 17. Комнаты в бараке были по 16 кв. м, а находилось в них по 18 человек. В комнате стояли трехъярусные деревянные нары, печка-буржуйка, которую топили углем. А уголь нужно было принести с разреза. Изможденные от работы и голода люди по морозу и пурге должны были нести куски угля, иначе в бараке согреться было нечем.

Несмотря на все беды, жизнь продолжалась: люди влюблялись, женились. И никакой тоталитарный режим не мог запретить людям любить. В 1950-м Бернгард Миллер женился на Зое Якимовой. Власти делали всё, чтобы не допускать браков между русскими и трудармейцами-немцами. Среди вольнонаемных и местного населения проводилась «определенная работа», которая сводилась к пресечению всякого общения с немцами. Не избежала насмешек и укоров и моя прабабушка Зоя.Надпись: , г. Но она была смелой женщиной и не побоялась выйти замуж за спецпоселенца Бернгарда Миллера. У них родилось двое детей: мой дедушка Валерий и Владимир. Прадедушка никогда не рассказывал своим детям и внукам ни о трудармии, ни о спецпоселении, чтобы не огорчать их и не показывать, как жизнь порой бывает несправедлива, а люди жестоки. Когда они повзрослели, и пришла пора получать паспорта, то учитывая, что бабушка – русская, детей зарегистрировали русскими, боясь, чтобы в их жизни не повторились те тяжести и унижения, которые испытывал дед.

28 ноября 1997 г. Бернгард Миллер умер. Нашей мечтой было реабилитировать Бернгарда Миллера и его сына Валерия Якимова. Попытки сделать это уже предпринимал и сам Бернгард, и Валера с женой, но им всегда приходил отказ в реабилитации. Поэтому, какова же была наша радость, когда нам удалось реабилитировать деда и прадеда!

Миллер Гертруда Адольфовна, 1932 г. р.

В 1941 году Лидию и ее несовершеннолетних детей как лиц немецкой национальности выселили вглубь страны. Так Гертруда оказалась в Новой Ляле. В то время ей было всего десять лет, и она не попадала под постановление по призыву в трудармию, согласно которому призыву подлежали немки в возрасте от 15 до 45 лет. Лидия и Гертруда остались вдвоем.

Из письма Лидии Бауман:

Мама говорила, что хорошо и прилежно училась. Окончила 4 класса.

На основании этих слов можно сделать вывод, что Гертруда, скорее всего, начала получать образование в Новой Ляле, а в Карпинске закончила. Однако возможно, что все четыре года она училась в Карпинске.

23 июля вышел приказ Наркома угольной промышленности № 305, разрешивший всем рабочим-трудармейцам вызывать семьи, что и сделали Эвальд и Бернгард. В начале 1946 года Лидия уезжает в Карпинск. Гертруда остается совсем одна. С мамой они больше не виделись. В феврале 1947 года Лидия Самойловна Миллер умерла. Только в конце 1947 года Гертруда приехала в Карпинск на воссоединение с братьями.

Из письма Лидии Бауман: «Мама в Карпинске в 15 лет работала вместе с дядей Эвальдом на шахте помощницей. Потом в цветочном цеху».

В 1950 году, в 18 лет, Герда вышла замуж за Юната Баумана. У них родились четверо прекрасных детей.

Но со слов дедушки я знаю, что Гертруда умерла на Алтае. Как же она там оказалась? С этим вопросом я обращаюсь к Лидии Юнатовне, которая стала моим хорошим помощником в проведении этого исследования. Вот что она написала:

Уехали мы из Карпинска в 1961 году, потому что надо было менять климат для отца. На Урале он сильно болел со спиной, лежал в Нижнем Тагиле. Переехали на Северный Казахстан на целину, Целиноградскую область Астраханский район станция Джалтырь. Здесь мама работала на элеваторе разнорабочей. Стала увлекаться шитьем и вязанием. Прожив здесь два года, мы вновь поменяли климат теперь из-за больной сестренки Ироиды. У нее был порок сердца. Прожили там два года, партию стали закрывать, рабочих сокращать, и вынуждены мы были двигаться дальше. Переехали теперь уже в Мойынкумский район Джамбулской области в село Берлик (Коктерек). И с 1966 по 1992 мы прожили там. В Коктереке мама работала и техничкой в интернате, и сторожем в автобазе. Там же она пошла на пенсию. С 1992 мы жили на Алтае. Умерла мама уже здесь в 1997 году от инсульта, гипертонический криз. Ровно через 6 лет после папы. Умерла 14 августа утром (а папа 13 августа вечером), а похороны у обоих были 16 августа.

Гертруду, как и Бернгарда, реабилитировали посмертно. Нужно отдать должное детям Гертруды, которые смогли этого добиться. Гертруда, Владимир и Лидия были реабилитированы в 1999 году.

Встретиться все вместе повзрослевшие Эвальд, Альберт, Даниил, Бернгард и Гертруда смогли только в 1964 году. Эта встреча произошла в Горном Садоводске, недалеко от Алма-Аты, в месте, где жил Даниил. Все приехали с семьями.

Мой дедушка Валера, которому тогда было 13 лет, вспоминает: «Из Карпинска мы полетели в Казахстан к Гертруде. А уже оттуда вместе с папиной сестрой в Горный Садовод».

Я задаю дедушке давно волнующий меня вопрос: «Как же встретились родные люди, которые не виделись столько лет»?! Дедушка улыбается и отвечает: «Ну, они, конечно, были счастливы. Нас встретили дядя Альберт и дядя Даниил. Помню, они так долго смотрели друг на друга, потом обнялись. Альберт тогда сказал: „Вот и свиделись, братик“».

Только в 1955 г. с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении, сняли ограничения в правовом положении. Но назвать их совсем свободными было нельзя. В 1964 г. правительство попыталась исправить ошибки прошлого. И только 3 ноября 1972-го вышел указ о снятии ограничения в выборе места жительства.

Лишь спустя 31 год немцы стали полностью свободными и были восстановлены в правах! 31 год обиды и страха. 31 год несправедливости. Никому из детей семьи Миллер не удалось избежать трудармии или режима спецпоселения. Троим из них это стоило жизни.

ПРАВДА О РЕАБИЛИТАЦИИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ МИЛЛЕР

Не все члены семьи Миллер, подвергшиеся репрессиям, на сегодняшний день реабилитированы.

К сожалению, не реабилитированы моя прапрабабушка Лидия и прапрадедушка Адольф, Несмотря на то, что за три года нами было написано 13 писем в 9 украинских архивов и организаций, из Украины нам не пришло ни одного ответа со сведениями о семье Миллер. Из нескольких архивов был прислан отрицательный ответ – сведений нет. Из других – ответов вообще не поступило.

Еще при жизни мой прадед Бернгард пытался оформить документы по реабилитации, но у него это не получилось. Не получилось это и у Людмилы и Валерия Якимовых, когда они пытались реабилитировать Бернгарда и Валерия в 2006 году. В 2009-м я вместе с мамой отправила запросы в архивы МВД Украины, Карело-Финской ССР, ГУВД Свердловский области с запросом о реабилитации Бернгарда и Валерия. Спустя месяц нам пришел положительный ответ из ГУВД Екатеринбурга. Нашей радости не было предела! Нам удалось реабилитировать моего прадеда Миллера Бернгарда Адольфовича и моего деда Якимова Валерия Борисовича.

Реабилитированы ли Альберт и Даниил нам неизвестно. Связь с ними утеряна.

Вопрос реабилитации Эвальда остается открытым. На данный момент мы собрали необходимые документы и направили запрос о реабилитации Э. А. Миллер в ГУВД по Свердловской области.

Мария, Роберт, Артур также не реабилитированы.

Таким образом, НИКТО из старшего поколения семьи Миллер не был реабилитирован при жизни!

В работе «По ту сторону Правды» я не хотела собрать обиды всех членов семьи Миллер и уж тем более не задумывалась о каких-либо корыстных целях. Да и период жизни семьи Миллер с 1934 по 1960 год в общем отрезке времени – лишь часть. Огромная, страшная, мучительная, но всё же только часть. Ведь потом жизнь наладилась, появились свои семьи, дома, возможность учиться, они стали уважаемыми работниками. Например, сын Бернгарда Миллера, мой дедушка Валерий Якимов, отслужил в армии, получил образование. На сегодняшний день он заслуженный машиностроитель России, рационализатор.

Всю оставшуюся жизнь прожить с обидой в сердце невозможно. Иначе человек не сможет доверять окружающим, не сможет любить и останется эта обида, которая не даст ни человеку, ни его детям будущее.

На сегодняшний день живых потомков семьи Миллер – 36 человек. Именно поэтому я хочу сохранить историю родоначальников этой семьи, чтобы помнить и уважать предков, стойко перенесших все тяготы и лишения страшного времени политических репрессий, а не для того, чтобы обижаться на прошлое.

Похожие материалы

6 июля 2016
6 июля 2016
Немцы не задерживали беглецов, но дубинками и прикладами давали им на дорогу последний показательный урок своей философии «расового мифа»; по ту сторону демаркационной линии в длинных тулупах, буденовских остроконечных шлемах и со штыками наголо стояли стражники «классового мифа», приветствуя скитальцев, бегущих на землю обетованную, спущенными с поводка овчарками или огнем ручных пулеметов.
5 июля 2016
5 июля 2016
Я уже говорил, что здесь, в районах повышенной радиоактивности, ее опасность не имела никаких внешних форм – ни цвета, ни запаха. Светило солнце, яркая синева неба над головой. И тут же, рядом, невидимый, коварный враг, несущий в себе смертельную угрозу всему живому на земле. Ни ощущения соприкосновения, ни ощущения боли... И в этом заключалась вся опасность для людей. Те, кто игнорировал предостережения, конечно же, платили за свою бесшабашность.
24 мая 2016
24 мая 2016
После окончания школы Грише сделали неожиданное предложение. Время было трудное, остро не хватало специалистов. Учить детей в отдаленных сельских районах часто было некому. Вот и предложили отличнику Грише стать учителем в глухой, отрезанной от всех деревне, которую переименовали в Свердлов.
10 июня 2013
10 июня 2013
Международный Мемориал приглашает принять участие в серии умных чаепитий с американо-французским писателем, лауреатом Гонкуровской и других премий, Джонатаном Литтеллом.