Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
19 июля 2012

«Сталин, сталинизм и власть» / журнал Osteuropa №4, 2012 г.

«Остойропа» № 4, 2012 г. Фрагмент обложки

Апрельский номер немецкого академического журнала Osteuropa посвящен феномену сталинизма. Urokiistorii публикуют оглавление и краткие описания статей, вошедших в номер, а также полный текст немецкого историка Герда Кёнена, помещающего категории сталинизма, власти и насилия в политико-философский контекст.

Оглавление / Osteuropa №4, 2012 г.

Ульрих Хайден. Опасная невежественность. Структурные недостатки в информационных сообщениях о Восточной Европе.

Немецкие печатные средства массовой информации сообщают все меньше о постсоветском пространстве. А уж если такие сообщения и встречаются, то их темы –Путин, коррупция или Пусси Райот. Редакции редко принимают сообщения, посвященные предпосылкам и особенностям социальных и культурных явлений, и уж тем более, если речь идет о регионах. Ввиду финансовых ограничений и бюрократических препятствий корреспонденты из Москвы могут большей частью рассказывать о территории, на которой они находятся и которая простирается от Калининграда через Кавказ до Центральной Азии и Владивостока, только за письменным столом. Следствием являются поверхностность и ошибочные оценки.

Александр Лёвен. Социализм с мелкобуржуазным обликом. Сообщения Йозефа Рота из Советского Союза.

Летом 1926 г. писатель и журналист Йозеф Рот отправился в пятимесячную поездку в качестве корреспондента по Советскому Союзу. Его впечатляющие своей ясностью и написанные плотным языком статьи для газеты «Франкфуртер Цайтунг» во многих отношениях отличаются от типичных для того времени текстов, созданных другими путешественниками, приезжавшими в Советский Союз: Рот симпатизировал социализму, но не теряет трезвости, он хвалит мимоходом, а критикует безжалостно. Бельмом на глазу были для него не столько революционные эксцессы, сколько в гораздо большей степени уравниловка и посредственность, характерная для вновь сложившейся советской буржуазности.

Инго Грабовски. Двигатель вестернизации. Советская эстрадная песня в 1950–1975 гг.

После смерти Сталина произошел взлом монолитного характера, присущего советской культуре, и в эстрадной песне, советской форме популярной песни. В процессе взаимодействия между влиянием государственных структур, интересами публики и условиями производства художники позволяли себе все больше свободы. Шлягер, приемлемый в политическом отношении, как называли песню, пользовавшуюся успехом, занял значительное место в советском обществе 1950-х – 1980-х гг. Эстрада была двигателем вестернизации.

Андреас Оберендер. Приближения к непостижимому. Сталин и его биографии

Сталин заново вызывает интерес у каждого поколения историков. Классический образ Сталина, созданный Робертом Такером и Адамом Уламом, воспринимается благодаря новым источникам более дифференцировано. Современные биографии, вышедшие, например, из-под пера Роберта Сервиса, Хироаки Куромия и Кевина Макдермотта сильнее вписывают действия Сталина в контексты и структуры и подчеркивают относительную слабость большевистского режима. Сомнительно, однако, достаточно ли этого, чтобы объяснить действия Сталина. Не стремясь игнорировать силки психоистории биографическим работам о Сталине следовало бы уделять больше внимания der психическому состоянию советского диктатора. Состояние источников позволяет сделать это.

Андрей Медушевский Чем был сталинизм? Серия издательства РОССПЭН о сталинизме

На протяжении ряда лет издательство РОССПЭН выпускает серию, посвященную истории сталинизма. С течением времени вышло более 100 книг. Речь идет как о работах российских историков, так и о переводах важных работ из сферы исследования сталинизма на Западе. Эта издательская серия открывает взгляд на широкую картину и показывает, как благодаря архивной революции можно было бы преодолеть простое противопоставление теории тоталитаризма и ревизионизма.

Шейла Фицпатрик Сталин и его команда. По ту сторону насилия

На протяжении трех десятилетий вокруг Сталина существовал небольшой, стабильный кружок людей, облеченных властью. Эти люди претворяли в жизнь политику Сталина и относительно благополучно перенесли сталинский террор. Этот круг питал глубокое недоверие по отношению к иностранцам из капиталистического мира и с подозрением рассматривал отечественную интеллигенцию. Партийная верхушка видела в ней своих конкурентов в борьбе за моральное руководство обществом. Но дети представителей команды Сталина сами стали частью интеллигенции и держались вдалеке от политики. Социальные правила, в соответствии с которыми функционировала команда Сталина, были сложнее, чтобы они поддавались сведению к одному лишь насилию.

Йорн Хаппель Голос Сталина. Переводчик Владимир Павлов

В 1939 г. В.М. Молотов реформировал Наркомат иностранных дел СССР. Он хотел иметь профессиональный аппарат с молодыми сотрудниками, верными линии партии. Одним из новых дипломатов был Владимир Павлов. Он поднимался по ступеням карьеры, став важным переводчиком Сталина, и считался его «любимчиком». После смерти диктатора Павлов впал в немилость. В становлении Павлова отражается развитие советской дипломатии и переводческого дела. Он позволяет познакомиться с кругом Сталина и Молотова и их отношением с союзниками.

Сталинская тирания. Дискуссия о книге Йорга Баберовски «Сожженная земля»

  • Герд Кёнен. Потому, что это нравилось Сталину? Размышления по поводу истолкования сталинизма Йоргом Баберовски
  • Ульрих Шмид. Аутодафе и его последствия
  • Штефан Плаггеборг. Это был Сталин! О книге Йорга Баберовски «Сожженная земля»
  • Бенно Эннкер. Без идеологии, без государства, без альтернативы? Вопросы Йоргу Баберовски
  • Фридрих Польманн. Большевизм и сталинизм. Баберовски о сталинской тирании
  • Юрген Царуский. Схематические перенесения сталинизма и национал-социализма у Йорга Баберовски
  • Кристоф Дикман. Поиски продолжаются. Сталин, сталинизм и загадка насилия
  • Марк Юнге. Право вето принадлежит источникам. Баберовски и массовые преследования в условиях «большого террора»

Перевод Валерия Брун-Цехового

19 июля 2012
«Сталин, сталинизм и власть» / журнал Osteuropa №4, 2012 г.

Похожие материалы

10 августа 2013
10 августа 2013
Детский дом, ссылка, голод. Тюрьма, суд, лагеря, увечье. Жизнь под бдительным присмотром «органов». Церковное служение и борьба за свободу церковной общины. «В круженье времени и бытовых забот важно не потерять жизненную цель и не спутать цель со средствами её достижения», – написал отец Павел Адельгейм за три дня до гибели. ...Предлагаемый материал объединяет воспоминания отца Павла, разбросанные по многочисленным интервью и автобиографическим заметкам в «Живом журнале».
1 ноября 2014
1 ноября 2014
Спустя 55 лет после того, как публикацией в газете «Правда» отредактированного отделом культуры ЦК КПСС заявления Бориса Пастернака об отказе от Нобелевской премии завершилась травля автора романа «Доктор Живаго», мы предлагаем нашим читателям взглянуть на события ушедших дней с точки зрения современников и исследователей творчества писателя и поэта.
20 ноября 2012
20 ноября 2012
Конференция состоится 1-2 декабря в Сахаровском центре. Организаторы: Фонд осмысления диктатуры Социалистической Единой Партии Германии (Берлин), Частный университет им. Зигмунда Фрейда (Вена), Институт практической психологии и психотерапии (Москва).
29 августа 2015
29 августа 2015
После окончания Второй Мировой из захваченных немецких архивов западная общественность узнала о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа. Как послевоенная Европа среагировала на скандал, можно узнать из нашего перевода колонки дипломатического корреспондента The Times в номере от 24 февраля 1948 года.