«Историк никогда не владеет своим материалом так, как биолог микробами или писатель словами». Д. Мило
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

Концлагерь Гросс-Розен (Польша): Современные подходы к мемориализации

29 марта 2013

Гросс-Розен был малоизвестным концентрационным лагерем в Польше и важной каменоломней. Теперь здесь появится современный мемориальный комплекс. О планах на переустройство этого пространства рассказывает журналист Süddeutsche Zeitung Клаус Брилль.

Автор – Клаус БрилльDie steinerne Hölle // Süddeutsche Zeitung, 12.03.2013

Перед этой стеной чувствуешь себя крошечным, да что там, просто ничтожным. Едва ли можно ощущать что-то, кроме озноба, спускаясь вниз по растянутой в длину лестнице и приближаясь к расщелине, разделявшей эту стену высотой в 30 метров. Тогда на всем протяжении этой лестницы узники подвергались мучениям, перетаскивая на плечах гранитные блоки, голодая, замерзая, обливаясь потом, истекая кровью, подгоняемые ударами эсэсовцев. Из глубин воображения можно извлечь представления, воспоминания о чем-то, что не пришлось пережить самому: о болях, о злобности охранников, о страхе и гранитной пыли, которая покрывала все вокруг.

Ранее, когда Нижняя Силезия принадлежала Германии, село называлось Гросс-Розен. Сегодня оно называется Рогозница, так как с 1945 г. Нижняя Силезия стала частью Польши. Каменоломня и прежний концлагерь расположены в двух километрах за селом. Теперь там стоит мемориал, устрашающий своей монументальностью.

Он рассказывает и о каменоломне, и о немецком аде. Гросс-Розен никогда не стал бы одним из тех более 1 тысячи мест, где нацисты построили концентрационный лагерь, если бы не было этой каменоломни. Там добывали гранит, и этим интересовалась Германская корпорация кровельных работ, основанное в 1938 г. предприятие СС, подчинявшееся Генриху Гиммлеру.

Гиммлер приказал искать месторождения полезных ископаемых, поддающиеся разработке, чтобы поблизости от них строить концентрационные лагеря. Заключенным предстояло, не разгибая спины, работать в каменоломнях, на гравийных или кирпичных заводах. Так возникли концагеря Бухенвальд, Маутхаузен, Аушвиц или Флоссенбюрг. Так же появился и Гросс-Розен. Тамошнюю каменоломню и арендовать окрестные территории приказал также Гиммлер, и 2 августа 1940 г. из концентрационного лагеря Заксенхаузен под Берлином сюда этапировались первые 100 заключенных. Так продолжалось девять месяцев, пока 1 мая 1941 г. Гросс-Розен не стал самостоятельным концлагерем. В 1944 г. он обслуживал уже 100 отделений в регионе, преимущественно военные заводы.

СС пропустили через лагерь 125 тыс. человек, до того как 13 февраля 1945 г. Красная Армия освободила заключенных. Около 40 тыс. из них не выжили. Доля несчастных случаев и смертей превосходила здесь средний уровень, даже если речь идет о концентрационном лагере, в котором уничтожение трудом вписывалось в «бизнес-план». Узников пригоняли из более чем 20 стран Европы, здесь были представлены все группы, ставшие объектами нацистских преследований. Речь шла о евреях разной государственной принадлежности, советских военнопленных, неугодных поляках, украинцах. Среди заключенных были и немцы.

То обстоятельство, что Гросс-Розен не сразу же после войны в новой, отодвинувшей свои границы на Запад, Польше был превращен в памятное место подобно тому, как это произошло с другими концентрационными лагерями, имеет многочисленные причины. Среди них и та, что такого рода территорий ужаса было слишком много. Однако в 1953 г. был здесь открыт мавзолей, скрывающий пепел умерших заключенных. В 1958 г. у ворот лагеря возник выставочный зал, позже был открыт государственный музей. Усилия по реставрации и сбору документов прилагались в то же время, как в каменоломне возобновилась добыча гранита.

После коллапса коммунизма президент США Джордж Буш приказал в 1989 г. создать Польско-американский фонд предпринимательства, который инвестировал в Польшу, чтобы поставить на ноги рыночную экономику страны. В 1994 г. этот фонд, незнакомый с исторической подоплекой, приобрел за два миллиона долларов доли в фирме, эксплуатировавшей каменоломню в Рогознице. Наступил день, когда Стефан Высоцкий, один из выживших в лагере Гросс-Розен и редактор радио Free Europe, посетил музей и заметил, что по соседству все еще добывают гранит, словно бы это была обычная каменоломня коммерческого назначения. Воспламенившись гневом, он написал письмо бывшему советнику по национальной безопасности президента США Джимми Картера профессору Збигневу Бжезинскому, который, будучи уроженцем Варшавы, входил в наблюдательный совет Польско-американского фонда предпринимательства.

Бжезинский и его коллеги отреагировали быстро. Два его руководящих сотрудника отправились в Гросс-Розен, менеджеры приказали прекратить работу в каменоломне и очистить, обнести забором и осветить территорию. Затем был учрежден фонд размером 150 тыс. $ уставного капитала. Фонду надлежало заботиться о достойной коммеморации. Он разместился в одном из новых высотных зданий в центре Варшавы, в помещении Энтерпрайз Инвесторс, самого большого фонда частных инвестиций в Центральной и Восточной Европе, который в качестве спонсора взял на себя руководство проектом. На пост руководителя фонда был приглашен историк и менеджер Петр Кораль.

Кораль хранит в своем ноутбуке презентацию, которая показывает, как должна выглядеть следующая фаза проекта. На фоне пения траурного хора перед глазами наблюдателя возникает сочетание нескольких гигантских фигур, характеризующихся как природными, так и скульптурными и архитектурными элементами и призванное создать из каменоломни Гросс-Розена новый тип мемориала концентрационного лагеря.

Территория, на которой заключенные работали до изнеможения и умирали, сегодня покрыта прудом, окруженным гранитной стеной. Из воды вздымается черный блок, в котором шевелятся языки пламени. Стена высотой в 30 м, изготовленная из розовой стали, отделяет эту основную зону памяти от той части, в которой и после войны добывали камень. Узкий проход отмечает порог между жизнью и смертью, движение от незнания к преступлению. Все – символ, все производит впечатление мощи, просто и современно.

Проект создал Мирослав Низио, один из польских дизайнеров, в наибольшей степени наделенных творческими способностями. Получивший в Варшаве и Нью-Йорке образование как архитектор и скульптор, он установил критерии для инновации в музейном деле уже благодаря своему участию в создании Музея Варшавского восстания. Как и историк Кораль, он участвует в создании Музея истории польских евреев, который будет открыт в течение года и также обещает стать важной вехой. Низио выстроил также мемориал на месте национал-социалистического лагеря смерти Белжец в Восточной Польше, который в настоящее время служит своего рода «прелюдией» к Гросс-Розену. И там большая стена, там тоже монументальность как средство актуализации.

Очевидно, здесь имеет место попытка найти новый язык форм для сохранения исторической памяти, и это долгожданно в такое время, которое со всей настоятельностью требует новой фазы воспоминания. Как в Аушвице, так и других местах, где сохранялись бараки, устройства для убийств, тюремные камеры и имущество заключенных, все эти предметы находятся под угрозой разрушения. Что делают для недопущения этого? Реставрируют? Изготовляют макет? А откуда взять деньги для таких работ?

В то же время достигнут момент, когда скончалось уже большинство оставшихся в живых. Еще и поэтому проекту Гросс-Розен придается особое значение – он отмечает начало нового этапа. Историк Петр Кораль и его сотрудники планируют презентации в Берлине, Нью-Йорке и Израиле, а также в парламенте ЕС и хотели бы установить контакт с теми специалистами в Германии, которые уже разработали современные образовательные программы в подобных мемориалах. На первое время деньги имеются, ЕС предоставил значительные средства. Стоимость проекта в целом должна составить примерно семь с половиной миллионов евро.

«Каждая жертва и каждая капля крови мучеников повсюду представляет собой одно и то же обязательство», – заявил бывший министр иностранных дел Польши Владислав Бартошевич, сам в прошлом узник концентрационного лагеря, на торжествах в Гросс-Розене в 2005 г., когда каменоломня была включена в состав музея и передана под попечение властей воеводства Нижняя Силезия. Конечно, начавшееся теперь переустройство территории убережет это место от забвения. Этому способствует и название проекта. Он назван Kamienne Pieklo, что в переводе с польского означает «Каменный ад».

Перевод Валерия Бруна-Цехового

Комментарии

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме