«Прошлое – другая страна». Дэвид Лоуэнталь
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

От хаоса к порядку: структурирование исследовательской работы по истории

25 апреля 2012

Данные методические рекомендации адресованы начинающим исследователям и их научным руководителям. Тот, кто пишет исследовательскую работу по истории, очень часто собирает такую гору материалов, что она уже едва поддаются обозрению. Чтобы продвигаться дальше, необходимо структурирование. Центральный вопрос статьи: как от темы и проблемы прийти к структуре и начать выстраивать работу. Материал был подготовлен для сборника Spurensucher (1997) – почти одноимённое название, „Spuren Suchen“, имеет исследовательское направление фонда Кёрбера, посвящённое практической подготовке юных исследователей.

Автор – Ульрике Херманн, 
научный сотрдудник Фонда Кёрбера

Хаос!

Многие начинающие исследователи рассказывают о том, что чем дольше продолжается работа, тем больше материалов и тем меньше они поддаются обозрению. «Множество фотографий, писем и документов создали невероятный хаос в моей комнате», говорит Вибке Люфт из Гамбурга. А две школьницы из Линденберга жалуются: “наши комнаты становились всё больше похожи, с одной стороны, на архив, а с другой – на чулан, в котором невозможно жить”. Многие считают, что структурирование материала представляет собой самую большую проблему. Если до этого поиски доставляли удовольствие, на данном этапе они грозят расстройством. Трое школьников из Бремена рассказывают: “у нас пропала мотивация и мы не знали как следует, как нам лучше всего собрать весь материал в работу”.

Как же лучше всего организовать находки? Общий ответ дать непросто – всё же структурирование зависит от конкретной темы. И данная глава может только дать пару полезных советов.

Начало первого структурирования: чем раньше, тем лучше

Самую частую ошибку, из-за которой и возникает хаос, совершают обычно в самом начале. Исследователь собирает материал, пишет заключение и спокойно ждет, что все данные упорядочатся как-нибудь сами собой. Внезапно гора материала оказывается настолько большой, что потребуются дни или даже недели, чтобы вернуть контроль над собственным исследованием.

Теряется не только драгоценное время, главное – слишком поздно, всего за несколько дней до сдачи обычно выясняется, где именно обязательно нужно было узнать что-то ещё. Ведь только когда материал хорошо рассортирован, можно понять, противоречат ли друг другу (и где именно) свидетели исторических событий и источники. И только после этого можно целенаправленно читать и расспрашивать дальше. Только когда материал разделён на части, выясняется, что именно ещё неизвестно, какой информации не хватает. Отсюда должно быть ясно: структурирование – это часть исследования!

Ранняя систематизация не только помогает вовремя найти противоречия и пробелы в информации – каждое структурирование облегчает и разделение работы. Многие проекты готовятся в группах, и рано или поздно встаёт вопрос: как лучше всего разделить между участниками исследование, подведение итогов? Вот только один пример: работа в архиве. Кто читает, и какие документы? Четверо школьников из Гамбурга описывают, как они разделили между собой чтение литературы: “У господина Бетге большой частный архив, в котором не хватает порядка. Сначала необходимо было рассортировать документы, и разделение работы было неизбежным, так что каждый взял на себя одно десятилетие”. Подобное простое хронологическое членение очень помогло этой рабочей группе.

И, наконец, ещё одно преимущество ранней систематизации: в ходе этой работы автору становится понятно, что для него важно, а что нет. Это знание пригождается тогда, когда исследование грозит окончательно выйти из-под контроля. Себастьян Скавран из Мюнстера, который хотел исследовать попечительский совет неделимой Германии, описывает типичный пример: “Когда я хотел забрать документы, я пережил небольшой шок. Наследие попечительского совета представляло собой 13 старых толстых пожелтелых и запылённых папок! Сначала я пролистал весь этот ворох документов в хронологическом порядке, чтобы уменьшить гору бумаг и копировать только важные данные. Но я быстро понял, что это приведёт меня к созданию новой кипы документов”. Здесь особенно ясно видно: для успешного исследования недостаточно просто иметь тему. Недостаточно также следовать хронологии событий. Тему нужно сузить, сделать её обозримой, выделить самое главное и наметить границы. Нужно работать над основными проблемами исследования – это важный шаг к первому структурированию материалов.

Структурирование – это часть исследования!

  • оно помогает сэкономить время, так как исследователь с самого начала контролирует все материалы;
  • можно рано обнаружить пробелы в знании или, возможно, противоречия между словами свидетелей и источниками, так что у исследователя хватит времени на то, чтобы задать дополнительные вопросы или отыскать дополнительную информацию;
  • неструктурированный материал нельзя честно разделить между участниками группы;
  • без структурирования невозможно узнать, что именно важно в исследовании – так можно прийти в отчаяние от километров полок в архивах!

Первая систематизация – редко последняя!

Против предложения структурировать данные как можно раньше можно возразить, что непонятно, как «разложить по полочкам» тему, по которой исследователь ещё ничего не знает. В конце концов, это только начало её изучения! Это возражение отчасти справедливо. Если по теме неизвестно совершенно ничего и есть только неясное название, тогда, разумеется, невозможно ничего систематизировать. Для этого нужен материал. Но сколько? Ни в коем случае не требуется гора документов и бумаг, ведь множество деталей только мешает увидеть суть. Что всё же необходимо — так это первое погружение в выбранную тему.

Как именно знакомиться с темой, зависит, как это часто бывает, от конкретной цели исследования. Если я, например, хочу заняться небольшим аспектом какой-то темы, о которой уже писали, мне нужно сначала прочитать её общее изложение, чтобы представлять себе рамки исследования. Но если моя тема ещё не исследовалась, то для первого захода и понимания темы мне может не хватить даже интервью с главным очевидцем. На основе хотя и неточного, но широкого представления о теме можно провести первое структурирование материала.

Следовательно, ранее структурирование возможно. Но не опасно ли оно? Не сужает ли оно слишком сильно взгляд? Не потеряется ли по-настоящему новая информация только потому, что её появление невозможно было предвидеть? Не случится ли так, что исследование будет иметь дело лишь с чем-то уже известным и повторит результаты других похожих исследований? Этот риск есть, но его можно избежать. Потому что цель состоит не в том, чтобы придерживаться первой классификации материала до конца. Первая классификация существует для того, чтобы быть отброшенной. Если какая-то находка в архиве или слова очевидца не вписываются в классификацию, нужно хорошенько проверить, что же отбросить – новые данные или саму классификацию.

И хотя это кажется очень трудоёмким – сначала придумать классификацию, чтобы потом её отбросить – напомним, что без ранней классификации вы рискуете погрязнуть в ворохе фактов.

После того, как была выбрана тема, мы набросали первую структуру. У нас появилась идея взять за основу хронологию истории разделённой Германии. За этим занятием мы провели недели. Но потом стало ясно, что наша структура не работает и что за хронологией мы упускаем тему. Мы решили отвергнуть и то, и другое. Мы устроили экстренный сбор, на котором придумали другую структуру работы. Мы хотели разделить работу на определенные темы, например, “Жизнь в ГДР”, “Мотивы желания покинуть ГДР”, “Реакция семьи и друзей” и предварить каждое интервью текстом по теме. Но и у такой структуры были недостатки: мы заметили, что работать придётся не с самими интервью, а с текстами, если мы остановимся на этом варианте. Скрепя сердце мы отказались и от этой структуры и выкинули предваряющие тексты. Так мы выработали структуру заново, и теперь после каждого интервью должно было следовать обобщение и подведение итогов.

Эстер Крон, Моника Куп и Керин Рендер, Мюнстер: “Мосты над колючей проволокой: создание семьи через немецко-немецкую границу”, конкурс “Истории Западной и Восточной Германии” 1994/95, доклад № 0667, 3 место 

Принципы систематизации

Хотя на практике полезно организовать информацию с самого начала и работать над основными проблемами исследования, до сих пор ничего не говорилось о том, какой может быть подобная организация, как она может возникнуть. Об этом мы сейчас и поговорим – на примере оглавлений работ.

Оглавление отражает разделение работы на большие части и информирует о содержании глав и разделов. Научная работа обычно состоит из трёх частей: вступления, основной части и заключения. Для вступления и заключения существуют чёткие формальные правила, но про основную часть нельзя сказать ничего кроме того, что в ней изложены все обстоятельства, а также аргументация авторов. Именно эта свобода приводит к проблемам при организации данных. Ниже речь пойдёт о том, как можно систематизировать информацию по темам и, соответственно, организовать основную часть работы.

Хронология

Первый принцип организации, который близок всем историческим темам – хронологический. История всегда имеет дело с ходом событий во времени, и ничто не кажется логичнее, чем опираться на него в своём изложении. Начало событий и их причины будут рассказаны вначале, и можно проследить за событиями до конца и последствий, которые как раз находятся в конце описания. Возможно, нет ни одного исторического труда, который обходится без хронологической организации событий. Но будьте осторожны: хотя хронологическая организация легка и важна, одной её не хватит!

Возьмём, к примеру, какую-нибудь биографию. Даже такая простая организация как “детский сад – школа – учёба в университете – семья” содержит больше, чем просто хронологическую последовательность. Потому что если просто следовать хронологии, ту же самую жизнь можно было бы описать по-другому, например: “рождение – конфирмация – первый переезд – второй переезд – смерть”. Даже за самой простой хронологической последовательностью прячется большее – решение о том, что автор считает существенным и хочет рассказать.

К чему приводит попытка следовать только хронологическому принципу организации, ясно показывает пример ниже:

Торговый союз ГДР и ФРГ: Немного немецко-немецкой экономической истории.

Хроника Торгового союза с 1982 года

1982 год стр.31

1983 год стр.41

1984 год стр.55

1985 год стр.64

1986 год стр.72

1987 год стр.76

1988 год стр.84

1989 год стр.92

1990 год стр.100

Астрид Лосин, Изернхаген, “Торговый союз ГДР и ФРГ: Немного немецко-немецкой экономической истории”, конкурс “Истории Западной и Восточной Германии”, доклад № 0156, 4 место

На самом деле работа была посвящена организации и деятельности торгового союза ГДР-ФРГ. Но об этом нельзя узнать из оглавления текста в 70 страниц. Вместо этого в качестве элементов оглавления берутся “1982 год, 1983 год, 1984 год” и т. д. Подобная организация данных совсем не помогает читателю, более того, возникает вопрос – как вообще связана последовательность лет с темой? Никак, время течёт везде. Будь то политика канцлера Коля, кризисы отношений или начало вымирания лесов – всё, и поэтому ничто не описывается только датами. Хронологическая последовательность бессмысленна, если только автор не стремится к “хронике века” в ключевых словах. Кстати говоря, сама работа была не так плоха, как её оглавление. Этот феномен наблюдается часто, потому что многие авторы структурируют свой текст несознательно, ориентируясь на ощущения и интуицию. Это может сработать, а может и не сработать. Поэтому данная глава должна помочь взглянуть со стороны на часто бессознательные процессы исследования и написания работы.

Итак, хронологическое членение всегда должно быть дополнено выделением главных событий. На самом деле, именно выделение главного и есть основное требование к любой работе. У этой проблемы нет универсального решения, потому что оно зависит от конкретной темы, а также от намерений авторов. Насколько по-разному одна и та же тема – в нашем примере истории беглецов и переселенцев из ГДР – может быть структурирована и исследована, демонстрируют три оглавления, данных ниже. Структура А следует ходу событий и внутри хронологии выделяет ключевые события и темы. Она начинается с “Предыстории” и заканчивается “Хэппи эндом”; одновременно обозначаются главные темы: преступление, розыск, суд, отбытие наказания, выкуп и т. д. Такая хронологическая последовательность подойдёт, вероятно, почти всегда, когда речь идёт, как в данном случае, об истории одного человека или одного события. 

Оглавление А

I. Предисловие

II. Оглавление

III. Вступление

IV. Основная часть

1. Предыстория

2. Преступление

3. Розыск и арест

4. Предварительное заключение, процесс и приговор

5. После приговора

5.1. Отбытие наказания

5.2. Вербовка Министерством государственной безопасности ГДР

6. Сбывшаяся надежда

6.1. Выкуп: в теории...

6.2 ...и на практике

7. Реабилитация

8. Хэппи энд для Хеннинга?

V. Заключение

VI. Приложение

1. Список литературы

2. Список принятых сокращений

3. Алфавитный именной указатель

4. Документы

4.1. Список приложенных документов

4.2. Документы

Андреас Штаргард, Гамбург, “Именем народа! Три года и шесть месяцев”, конкурс “Истории Западной и Восточной Германии” 1994/95, Работа № 0369, 4 место

Структурное членение

Но когда речь идёт о событиях в жизни разных людей, становится сложнее. Чтобы найти подходящий принцип организации данных, необходимо сначала ответить на вопрос: зачем вообще нужно приводить несколько биографий? Один из возможных ответов – чтобы сравнить их, установить, где в них общее и различия. Для этого нужно разработать критерии сравнения. В оглавлении В подобные критерии ясно названы. Автор, Инес Лангелюддеке, хотела узнать, насколько похожи или различны у беженцев и переселенцев из ГДР исходные условия, мотивы для бегства, как прошла их интеграция в ФРГ и что они пережили после падения Берлинской стены и воссоединения Германии.

Но даже когда известны биографии, которые нужно рассказать, и критерии для их сравнения, всё ещё возможны два варианта систематизации: можно подчеркнуть либо то, либо другое. Инес решила отдать предпочтение биографиям. Как могла бы выглядеть структура работы, в которой критерии для сравнения находятся на первом плане, показывает (придуманное) оглавление С. В каком же случае следует предпочесть каждую из этих структур? Это зависит от того, о чём автору интереснее рассказать. Если, несмотря на всевозможные сходства между беглецами, нужно обратить особенное внимание на индивидуальные случаи и особенности, тогда лучше делить работу, опираясь на биографии, а в конце добавить сравнение (см. оглавление В). Но если необходим обзор различных мотивов, путей интеграции и т. д., тогда более подходящим будет деление по темам, внутри которых высказывания свидетелей приводятся в качестве примеров (см. оглавление С).

Содержание В

1. Введение

2. Побег и переселение в разные десятилетия

2.1. Бегство через немецко-немецкую границу семьи Люттгау, 1952

2.1.1. Исходные условия

2.1.2. Мотивы бегства

2.1.3. Интеграция в ФРГ

2.1.4. После падения Берлинской стены

2.2. Бегство семьи Хайне через Западный Берлин в 1959

2.2.1. Исходные условия

2.2.2. Мотивы бегства

2.2.3. Интеграция в ФРГ

2.2.4. После падения Берлинской стены

2.3. Бегство Бодо Ролле через социалистическую заграницу в 1979

 2.3.1. Исходные условия

2.3.2. Мотивы бегства

2.3.3. Интеграция в ФРГ

2.3.4. После падения Берлинской стены

2.4. Переселение семьи Лишка в 1984

 2.4.1. Исходные условия

2.4.2. Мотивы бегства

2.4.3. Интеграция в ФРГ

2.4.4. После падения Берлинской стены

3. Сравнение всех интервью

3.1. Мотивы бегства и переселения

3.2. Интеграция в ФРГ

3.3. После падения Берлинской стены

4. Заключение

Инес Лангелюддеке, Вюлпероде, “Между востоком и западом – истории беглецов и переселенцев четырёх десятилетий”, конкурс “Истории Западной и Восточной Германии” 1994/95, Работа № 0837, 2 место

 

Содержание С

1. Введение

2. Мотивы бегства и переселения

2.1. Политические мотивы

2.2. Экономические мотивы

2.3. Религиозные мотивы

2.4. Препятствия к получению образования

2.5. Воссоединение семьи

3. Пути бегства и переселения

3.1. Бегство через внутреннюю границу и Западный Берлин до 1961 года

3.2. Бегство через социалистические заграничные страны

3.3. Выкупы из заключения

3.4. Переселения

4. Интеграция беженцев и переселенцев в ФРГ

4.1. Возраст беженцев

4.2. Уровень образования

4.3. Время побега

4.4. Семейная и социальная адаптация

4.5 Поддержка от ФРГ

5. Заключение

Структурирование – не самоцель

К какому бы типу структурирования данных вы не прибегали, не должны нарушаться два правила:

1. Структурирование идёт “изнутри”, оно зависит от темы и от того, что хотят сообщить авторы.

2. Структурирование не самоцель, оно не должно быть исключительным и особенным, оно выполняет всего лишь служебную функцию и должно облегчить понимание контекста работы.

Оба эти правила, возможно, кажутся настолько очевидными, что едва ли стоят упоминания. Поэтому следующий пример продемонстрирует, что может произойти, если их не соблюдать. В данной работе речь также идёт о беженцах из ГДР в Западную Германию, и, как признаёт школьник, хронологический принцип членения работы напрашивался сам собой. Но он был отброшен, так как автор хотел “чего-то особенного”. Этим особенным стали десять заветов Вальтера Ульбрихта («Десять заветов социалистической морали и этики»), которые тот сформулировал на пятом съезде Социалистической единой партии Германии. Они были “пришпилены” к работе и послужили оглавлением для историй, рассказанных беженцами. Результат: “читателю тяжело найти нить рассказа” – признаёт сам школьник.

“В середине ноября я всё больше занимался самой работой, размышлял, как она должна быть построена, на чём я хочу сделать акцент и т. д. Но мне как-то ничего не приходило в голову. В конце концов я дошёл до того, что был готов применить давно знакомое хронологическое строение. Но это было совсем не тем, чего я хотел, я хотел чего-то особенного. В декабре я уже не продвигался в работе, я всё время сталкивался с одной и той же проблемой. В какой-то момент я понял, что у меня уже возникала идея, как организовать работу. Это было в Музее немецкой истории в Бонне, когда я прочитал Десять заветов Вальтера Ульбрихта, впервые прозвучавших на пятом съезде СЕПГ. Я почувствовал, что они могли бы стать основой структуры моей работы. Это было тем, что я так долго искал, что мне подходило! Первое, что я сделал – связал их со своей темой. Это может звучать странно, но я должен быть продумать, к какому из заветов что я напишу. Так как они, разумеется, подходили к моей работе только условно, то было тяжеловато соотнести отдельные события из жизни моего героя Вернера с каким-то из пунктов программы Ульбрихта. Естественно, подобное устройство работы имеет и много недостатков, о которых я вполне осведомлён. Читателю тяжело найти нить рассказа, получить представление о хронологическом порядке событий в жизни Вернера. Кроме того, заветы и текст не очень подходят друг другу, откуда появляется неясность, почему именно эти события привязаны к данному завету.

Бьорн Кристиан Фрие, Шверте, “История одной карьеры”, конкурс “Истории Западной и Восточной Германии” 1994/95, Работа № 0837, 5 место

Техники структурирования: разрезание, картотека и компьютер

Итак, принцип организации материала продуман, теперь весь собранный материал должен быть подчинён этой структуре. Записи, интервью с очевидцами, фотографии, брошюры, копии книг и документов – всё это нужно рассортировать. При этом часто возникает небольшая техническая проблема: материалы могут входить не только в одну-единственную главу, потому что они затрагивают больше, чем один аспект темы.

Самое простое решение: разделить материал на куски в соответствии с членением работы и рассортировать куски по главам. При этом нужно следить за тем, чтобы была ещё одна, целая копия источника. Если, например, запись интервью с очевидцем разрезана, было бы неудобно не иметь возможности реконструировать в дальнейшем общий контекст – он может быть очень важен для интерпретации, для выводов работы. Кроме того, после “разделения” источника должна остаться возможность узнать, откуда вырезан тот или иной кусок – из какой брошюры, интервью и т. д. Было бы слишком трудно писать на каждом кусочке все данные о его происхождении, поэтому рекомендуется выработать систему сокращений, которая ставит в соответствие каждой копии, записи и др. определенное сокращение. После этого отдельные кусочки нужно лишь помечать этим сокращением, и их происхождение уже известно. Школьники из Фюрстенау рассказывают: “После того, как мы собрали всё вместе – разговоры, книги и т. д., мы привели к финальному виду списки материалов, которые мы постоянно составляли. Мы использовали различные сокращения, например (Р 1) для разговора № 1 или (К 4) для четвертой книги”.

Итак, разрезание – это легко (а при использовании системы сокращений в нём ещё и не запутаешься), но всё же есть много исследователей, которые предпочитают иные способы сортировки своих материалов. Ведь чем меньше кусочки, тем больше опасность, что они могут затеряться, по ошибке попасть в какую-то книгу или в мусор... Кроме того, вырезание кусочков требует большого свободного пространства (рисунок 2), чтобы предотвратить их смешивание друг с другом. И, в конце концов, разрезание в любом случае не подойдёт, если речь идёт о книгах или если материалы напечатаны на обеих сторонах листа.

Дополнение и альтернатива разрезанию – это картотека. Она удобна в обращении и позволяет производить сортировку в картотечных ящиках. Самый простой вариант – наклеить вырезанные куски на картотечные карточки. Можно также и полностью отказаться от кусочков и переносить собранную информацию прямо в картотеку с помощью ключевых слов. Этот метод часто требует длительного времени, но у него есть решающее преимущество: он позволяет не только разделить карточки в картотеке по главам, благодаря ключевым словам одновременно с этим разделением будут сразу же выделены существенные моменты, которые не так просто быстро выделить в законченных предложениях и абзацах исходных текстов. Но как бы вы ни использовали карточки, их, разумеется, также следует снабдить сокращениями, которые описывают источник материала. Правда, картотечные карточки дороги, но можно с тем же успехом пользоваться обычной бумагой А4, разложенной по папкам.

Разрезание, картотека – разве это не устарело? На деле любой исследователь в будущем будет организовывать свои данные на компьютере. Как это сделать, лучше объяснят компьютерные справочники. 

Несколько советов по организации материалов на компьютере:

Лучше всего будет завести для вашей работы отдельную папку (желательно не на диске С), а не хранить ваши файлы равномерно разбросанными по рабочему столу, «моим документам» и т. д.

Может быть удобно завести в этой папке ещё несколько: в одной — фотографии, в другой — статьи, в третьей — записи интервью. Так вам будет гораздо легче быстро найти нужный материал.

Чтобы облегчить себе поиск материалов, потратьте немного времени на то, чтобы унифицировать их названия: например, пусть в названии всех статьей сначала идёт фамилия автора. Впрочем, это не так важно, потому что вы всегда можете запустить автоматический поиск по документам, и если вы помните слова из названия или фамилию автора, документ будет найден. Главное, чтобы он не назывался «442997_87BCB», тогда найти его будет трудно!

Обязательно настройте в Word или OpenOffice автосохранение документа каждые 5 минут. Бывает очень обидно потерять час работы из-за того, что компьютер завис и не позволяет сохранить документ. Автосохранение страхует вас от этих ненужных потерь.

 Также очень важно регулярно сохранять копии на флешке, внешней диске или в интернете, так вы защитите себя от ситуации, когда компьютер сломался и все ваши материалы пропали. В интернете очень удобно пользоваться сайтом dropbox.com, там вы можете хранить до 2Г материалов и делиться ими с другими. Но осторожно — если вы открываете доступ другим к своей папке, они могут удалять оттуда материалы (в том числе случайно, по незнанию и т. д.). Так что если вам нужно делиться материалами с другими людьми, например, если вы пишете работу вместе, dropbox очень удобен, но тогда делайте ещё одну копию в другом месте, которую никто не сможет удалить!

Если вы пишете работу вместе с кем-то, также очень удобно пользоваться сервисом googledocs (правда, для этого нужно сначала зарегистрировать google-аккаунт), он позволяет нескольким людям писать и редактировать один документ в интернете в реальном времени, следить за изменениями в документе и оставлять комментарии на полях.

Автор рекомендаций Анна Лауринавичюте

Тренировка

Этот текст – введение одной из школьных работ, речь в которой идет о бегстве и переселении из ГДР. Тема, подход и основные вопросы уже описаны, попробуйте развить из них структуру работы.

 

В этой конкурсной работе на первом месте стоят истории отдельных людей – беженцев и переселенцев, которые покинули ГДР, чтобы перебраться в ФРГ. Из моей работы должно стать понятно, какой была их жизнь в ГДР, почему они решились на переселение или бегство и как сложилась их новая жизнь.

В первые годы после образования ГДР многие люди бежали через незакрытую внутреннюю “зелёную границу”. С усилением и укреплением пограничных сооружений после 1952 года бегство было возможно только через Западный Берлин. Строительство стены в 1961 году почти полностью отрезало и этот путь. В 1962 году появляются первые официальные переселенцы. Переселенцем считался тот, кто надолго поселялся в ФРГ, имея разрешение на выезд от органов власти ГДР.

Поскольку я живу в бывшей запретной зоне ГДР на внутренней границе, я лично знакома со многими переселенцами и беженцами. У некоторых из них я взяла интервью. Как я уже писала выше, со временем изменялись возможности попасть из ГДР в ФРГ. Поэтому мне показалось разумным опросить людей, которые бежали или переселились в ФРГ в разное время, в разные десятилетия.

Один из тех, у кого я брала интервью, Эберхард Люттгау, бежал в 1952 году с родителями через “зелёную зону”. Ещё один беглец 50-х годов – Аннемари Хайне. В 1959 году они с семьёй бежали в ФРГ через Западный Берлин. Бодо Ролле, которому сейчас 42, в 1979 бежал через Румынию в Югославию. С потоком переселенцев приехала в ФРГ и семья Лишка.

Каждый из тех, с кем я говорила, рассказывает совершенно особую историю жизни. Общее в них только то, что все они раньше или позже бежали или переехали из ГДР в ФРГ. Во-первых, меня интересовали причины, по которым они хотели покинуть ГДР. Во-вторых, я хотела узнать, получилось ли у них успешно интегрироваться в ГДР. В исследовании я различаю экономическую и социальную интеграцию. Третий важный аспект моей работы – какое значение для беглецов и переселенцев имело падение Берлинской стены и воссоединение Германии в 1989 году. Как они оценивают открытие границы, поменялась ли при этом их идентичность? Где находится родина беженцев?

С небольшими сокращениями из: Инес Лангелюддеке, Вюльпероде, “Между Востоком и Западом – истории беглецов и переселенцев четырёх десятилетий”, конкурс “Истории западной и восточной Германии” 1994/95, Работа № 0837, 2 мест

Перевод с немецкого Анны Лауринавичюте

Источник:

Ulrike Herrmann. Gliederung. Vom Chaos zur Ordnung // Spurensucher. Ein Praxisbuch für historische Projektarbeit. – Belz Verlag, 1997. S. 142 – 149.

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.