«… история начинается в той точке, где заканчивается традиция, где угасает или распадается социальная память». Морис Хальбвакс
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

Изучение истории XX века: «невидимая» история

17 ноября 2009

IV круглый стол «Уроков истории» был посвящён методическим проблемам изучения истории в школе. Доктор исторических наук и профессор РГГУ Галина Ивановна Зверева рассказала о возможностях внеклассной работы школьников (опираясь на опыт исторического конкурса для старшеклассников «Человек в истории. Россия ХХ век») и о том, что даёт школьнику многомерная картина истории. Ниже – конспект семинара: об истории как полноте опыта, составлении вопросника к интервью, микроистории и горизональных связях.

История как полнота опыта

Для школьников история имеет границы: она заканчивается примерно в середине XX века. 1960-е, 70-е, 80-е и 90-е годы уже  не воспринимаются историей, они оказываются исключены из нее. Это хорошо видно в школьных работах, посвященных генеалогии семьи – этот период характеризуется провалом. Складывается ощущение, что в это время ничего не происходит.

История первой половины XX века, напротив, выглядит как большая драма (война, раскулачивание, репрессии). Получается очень одномерная картина, школьников как будто загоняют в узкоколейку – но история не движется от одной даты к другой. Ведь, если увеличить масштаб и посмотреть на историю тех лет вблизи, люди не знали, что они живут между датами, у них, скорее всего, тоже возникало ощущение, что ничего не происходит. Важно понять, что это за «ничего», важно привлечь к этому внимание. Когда школьник берет интервью у пожилых людей и расспрашивает про войну, хорошо бы, чтобы он понимал, что про войну как событие большой истории человек и так расскажет, но можно его еще и расспросить, из чего он ел, как он одевался. И этот опыт из его прошлого тоже будет историей. Главная тема – не исторические события, а человеческий опыт, переживания во всей полноте (причем это необязательно драматические переживания, они могут быть и счастливые). Такой взгляд на историю помогает воспринимать ее менее абстрактной.
 
 
Методика интервью и невидимая история
 
В школьном конкурсе часто используется метод интервью (его можно также использовать и просто во внеклассной работе). Проблема в том, как в интервью сохранить полноту пережитого опыта. Одна из возможных методик – проведение двух интервью с одним респондентом.
 
Личная память не сводится к рассказу. Человек помнит эпизодами, яркими вспышками, это не льющаяся память. А связывает он эти вспышки часто с помощью официальных событий: «Когда началась война, я училась в 5-м классе…». Рассказ о прошлом ведётся, к тому же, из 2009 года, что накладывает отпечаток на воспоминания. Важно, чтобы школьник учитывал все эти факторы.
 
Первое интервью. Полная запись (протоколирование) рассказа, который не прерывается вообще. Расшифровка должна быть очень бережной, сохраняющей даже паузы (в тексте тогда будет стоять: «паузы», «молчание»). После этого следует провести анализ: важно не только, что говорится, но и как. Это уже работа с неявным знанием, зонами умолчания, тем, что самим респондентом может восприниматься как «неинтересное», «необязательное». Важно следить за дырами в рассказе (когда респондент без связи переходит к другому событию), за лексикой. На основе анализа составляется короткий и ёмкий вопросник, адресованный не к историческим событиям, а к опыту человека.
 
Второе интервью. Его проводят по точечным вопросам. Обычно оно занимает меньше времени, но по его результатам может открыться совершенно другая история. Надо очень внимательно составлять вопросник: обращать внимание на светлые воспоминания (чтобы не пропустить, например, такие исторические детали, что люди, спускаясь в метро, когда только оно открылось, одевались празднично), интересоваться «бессодержательными» 1960-ми (то, насколько откроется опыт прошлого, зависит от вопросов: будут ли они про Хрущева и космонавтов или про магазины и дефицит колготок, который испытали на себе все женщины).
 
В итоге получается многомерная, а не одномерная картина, школьник не просто пересказывает чужой рассказ, а использует элементы анализа. Формируются более критический подход к тексту, элементы критического мышления. А это одна из задач образования: научить школьника не только читать учебник или стенографировать рассказ о прошлом, но и развивать личность, мышление и т.д. У ребёнка появляется умение и потребность в критическом чтении (не критикующем, а анализирующем). Это умение пригодится ему при встрече с другими книгами. Он будет не просто читать и пересказывать справочники, например, по Великой Отечественной войне, но и задавать вопросы – а прочему в справочнике написано так-то, почему такой теме уделено большое внимание, а другой темы нет совсем.
 
Хорошо бы составлять базу данных школьных работ и интервью – ведь это всё можно использовать в преподавании. Можно изучать, как складывается социальная, личная коллективная память. Это очень хорошая альтернатива зачастую убогим школьным учебникам по истории, построенным на канцелярских штампах. У школьника возникает интерес к другой, более сложной, невидимой истории.
 
Существует также методика микроистории: на основе частного случая, частной биографии перекидываются мостики в разные контексты, в историю общества. Через малое открывается связь с большим (в качестве примера можно посмотреть книгу итальянского специалиста по микроистории Карло Гинзбурга «Сыр и черви». Рецензия на книгу здесь, см. также интервью с автором). По одной биографии можно написать историю общества, а эпизоды жизни человека развернуть в главы книги. Важно понимать, что биографическая истории («в моей жизни случилось то-то и то-то») – не конечная точка, а только начало работы с «настоящей» историей, случаи из жизни можно научиться разворачивать в культурную, социальную историю.
 
 
Горизонтальные связи
 
В работе со школьниками (особенно это касается внеклассной работы) важно уделять внимание горизонтальным связям. Если ребёнок участвует в школьном конкурсе, не должно получаться так, что он сделал работу, и все об этом забыли. Можно устраивать встречи участников, семинары, на которых школьник будет говорить о том, что он делал. Устраивать занятия, где школьники будут рассказывать о своих семейных архивах, о семейной истории (но опираться и на новые навыки – учитывать «невидимую» историю). Связи «школьник-школьник» не менее важны, чем «школьник-учитель» и, тем более, «школьник-учебник».
 

 

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.