«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

Переосмысление истории? Опыт Латвии

12 февраля 2010

Историческая политика современной Латвии: популистский исторический нарратив, способы переосмысления прошлого, работа со школьниками, возможности музеев

Когда под вопрос ставится вся национальная история, взамен старых памятников появляются новые, а прошлое превращается в проблему, то пространством памяти может стать целая страна. Такой опыт пережила Германия, а позже – многие государства посткоммунистического пространства. В обзоре Дануте Дюры, сотрудницы образовательного отдела Латвийского музея оккупации, рассказывается об опыте Латвии: популистском историческом нарративе и способах переосмысления истории. Особое внимание уделяется возможностям работы со школьниками.

Современность истории

Главные понятия в работе с прошлым – «идентичность» и «переосмысление». Для Латвии это очень живые вопросы. История изменяется на глазах.Например, на памятнике стрелкам в Риге в 2001 году появилась новая надпись: исчезло слово «красные» и «1917 год», год революции, а вместо него возник 1915 год – важная дата, когда в годы Первой мировой войны действовали «стрелки», что-то похожее на национальную армию.

 

 

 

 

 

Сама площадь, на которой стоит памятник, будет перестраиваться. В частности, есть идея сделать её местом памяти жертв коммунистической оккупации. Была большая дискуссия: обсуждали, чтобы это было единое место памяти жертв и нацистской и советской оккупации, но в Латвии очень сильный именно антикоммунистический настрой. В любом случае, решено, что сам памятник стрелкам должен остаться – необязательно сносить памятники, в новых обстоятельствах они могут приобретать новое значение.

История сегодня вызывает большие эмоции. Показателен сюжет с «Днём легионеров», прозвучавший даже в России. На фотографиях 16 марта 2006 года, когда на площадях собралось огромное количество народа, как с «одной» (считающей легионеров Ваффен СС освободителями), так и с «другой» стороны, видно, насколько люди эмоционально вовлечены, при том, что они лично во Второй мировой войне участия не принимали. Источник противоречий во многом связан с идентичностью сторон – их обычно называют «латышским» и «русскоязычным» населением Латвии. Русскоязычное население часто опирается на советский нарратив истории, в основе которого лежит сильная идея («великая страна», «великий народ», «великая победа» и т.д.).

 

Новый исторический нарратив

Но с распадом СССР в Латвии возник новый нарратив, в некотором смысле, не менее грубый. Он опирается на две ключевые даты: основание Латышской республики в 1918 году и пакт Молотова-Риббентропа 1939 года, означавший её конец. Этот нарратив не включает в себя знания о том, как жили люди между этими двумя датами; для него характерен интерес к эффектным, переломным моментам, обладающим к тому же большим мифологическим потенциалом.

Акцент делается на последовавшей оккупации страны Красной армии, которая повлекла за собой репрессии и депортации. Началась война Германии с Советским союзом, Латвию оккупировали немецкие войска, и жить было тяжелее, но в нарративе это не чувствуется, тот период воспринимается как светлое время, потому что фронт был где-то в России, латыши пели латышские и немецкие песни и не ощущали войны. Это, конечно, неправда, но так часто рассказывается в Латвии.

В действительности возникла ситуация, когда часть латышей находились в Красной армии, в созданной латышской стрелковой дивизии, а с другой стороны действовал «Легион добровольцев» СС. Здесь есть большая трудность для понимания, переработки истории. Вообще-то легион «добровольцев» состоял не из добровольцев (см. документ на фото), но об этом мало кто знает. На этом моменте многие люди «застревают»; они говорят: у легионеров есть латышский флаг, значит они боролись за свободу Латвии. Что не очень соответствует действительности. Это убеждение изменить очень сложно, но есть институции в Латвии, которые пытаются это делать. Грузии в этом смысле легче: можно сказать, что им повезло, что у них есть Сталин. Сам факт, что Сталин был грузин, заставляет сегодня грузин думать о сталинизме. Для Латвии распространена позиция неучастия: это нас не касается, они пришли, все сделали, а мы не виноваты.

В Латвии есть три главные институции, связанные с переосмыслением истории: музей оккупации, комиссия историков Латвии, ассоциация учителей-историков.

 

Ассоциация учителей истории

В Латвии с 1993 года сложилась сильная ассоциация учителей истории, причем здесь действуют вместе и русские и латыши (это не «ассоциация латышских учителей», а «ассоциация учителей Латвии»). Учителя первыми столкнулись с проблемой переосмысления истории, т.к. должны были преподавать историю в новых обстоятельствах. У них фактически не было ничего, что можно было бы использовать на занятиях. Они сами стали писать методические пособия для учителей: это были двуязычные издания (в том числе и чтобы инициировать чтение на языке). Первая книга, например, называлась «Противоречивая история» и рассказывала о событиях Второй мировой войны. Сначала в этих изданиях пытались примирить разные интерпретации спорных, острых событий, но потом решили, что существует и другая стратегия: искать точки соприкосновения, моменты, где латыши и русские вместе работали, чтобы показать, что история – это не только войны, а еще и мирная жизнь, спорт, культура. Таким образом произошла переориентация: от противоречивых тем – к объединяющим.

 

Комиссия историков Латвии

Есть другая институция – Комиссия историков (существует по инициативе Президента с 1998 г.; последующие президенты также подчёркивают важность истории). Цель комиссии: исследовать советский и нацистский режимы, и что в это время происходило с Латвией – «исследование и осмысление темы “Преступления против человечества во время двух оккупаций 1940-1956». Но деятельность комиссии – скорее неудачный пример институции по переосмыслению истории. У неё очень большие достижения – 25 томов статей, но у книг крошечный тираж, их нет в интернете, т.е. никакого фактического влияния они просто не могут оказать на общество. Историки комиссии делают хорошие исследования, опираются на источники, но это чистая, сухая наука.

 

Латвийский музей оккупации

Музей создан в 1993 году, сейчас планируется построить для него новое здание. Он «собирает информацию о Латвии и её жителях, существовавших под двумя тоталитарными режимами: нацистской Германии и советской России» и обращён к периоду с 1940-го по 1991 год. Это негосударственная организация.

Музей осуществляет ряд программ. Например, в программе «Памятные места» изучают места, где происходили депортации, репрессии, расстреливали людей и т.д., и где нет памятников. Одна цель – это поставить памятники и памятные знаки, чтобы выделить эти места; другая – популяризировать память вообще, чтобы люди вспоминали, что происходило на этих местах и что вообще происходило. Для этого нужно делать публикации и выставки. Конечно, поставить памятник – это очень дорогой проект. Но существуют альтернативы – можно делать карты, своеобразные базы данных, на которые наносить важные точки, чтобы школьники могли самостоятельно найти эти места, которые никак не выделяются.

Был специальный проект совместно с учителями: обучить, как работать на местах памяти. И когда мы были на кладбище, нам, например, задавали вопрос «Что такое человек». Это очень важно задавать общие, обширные, фундаментальные вопросы о себе. Одно дело – события далёкого и прошедшего прошлого, другое дело, когда происходит понимание, что эти события связаны с тобой сегодня; начинают появляться новые вопросы: а что происходило с людьми тогда, а что означало быть человеком другого сорта и т.д., это уже другой уровень постановки вопросов.

Другая программа – образовательная: музей готовит тематические уроки, семинары для учителей, учебные материалы, лекции и образовательные мероприятия для широкой публики. Очень хороший вариант – передвижные выставки (в музее их три): они легко устанавливаются, и в то же время не являются для школьников такими скучными, как просто лекции. В передвижной выставке главное – не обхватить все, а подробно и интересно представить маленькую часть. Например, если мы планируем передвижную выставку о топографии террора – местах, связанных с репрессиями, – то не стоит ориентироваться сразу на весь город. Лучше выбрать одну улицу, где есть подходящие виды, хорошо бы, чтобы там были разные здания – и место памяти (например, тюрьма), и жилой дом, и детский сад. Важно показать, что люди были разными, что город как-то жил, а не все делились на жертв и палачей. Вопрос в том – как жил город. А детский сад может быть поводом к разговору о том, каким образом воспитывается общество, когда в какой-то момент прежде невозможные вещи становятся возможными.

Музей организует также студенческие соревнования и летние лагеря для студентов: важно, чтобы люди не просто слушали, но и были активны, принимали участие в происходящем, тогда они начинают думать, осмыслять, понимать. Просто экскурсий по городу недостаточно, надо еще делать активные проекты.

Хороший ход (например, при подготовке к лагерю): не делать все самим, а просить целевую группу это сделать. Не нам делать для них, а им делать для себя самих и ровесников. Когда мы организовывали лагерь о «балтийском пути», мы попросили студентов нарисовать плакаты – как идеи 1989 года (равенство, солидарность и т.д.) живут сегодня. Потом мы сделали из них выставку, которая висит в музее и сегодня и очень привлекает людей. Такое участие действует на аудиторию гораздо эффектнее, чем, если просто прочитать им лекцию о том, что в 1989 году были такие-то идеи, что все были такими едиными и т.д.

Резюме: как практически организовать музейную или образовательную работу по переосмыслению истории

1. «Другая сторона»

  • Детали. Важно, чтобы люди умели смотреть на вещи (в том числе на реальные вещи – музейные экспонаты) с разных сторон. Тогда обычная стена дома становится музеем. На экскурсиях, например, я всегда показываю платок, сохранившийся со времён депортаций: сначала депортируемые женщины писали на нём свои фамилии – и русские и латышские, и немецкие, и эстонские, а потом хозяйка платка еще на нём вышивала. Т.е. внимание к деталям позволяет бороться со стереотипами: высылали не только латышей, как принято думать.
  • Удивление. Также я показываю еще один «странный» предмет – маску. Она предназначена не для скрытия лица охранникам или палачам, а для борьбы с холодом и комарами. Нужна вещь, которая вызывает удивление. Потому что удивление – провоцирует мышление.
  • Глазами свидетеля. Третья вещь – рисунки 10-летней девочки, которую вместе с мамой высылали из Латвии: лучше события показывать глазами людей, а не нашими сегодняшними глазами – тогда легче представлять, как это работало всё.

2. «Место для мыслей». Лучше – меньше объектов и больше места для мышления; если много фактов и слишком много эмоций – это риск, может блокироваться мышление. Не нужно пытаться заставлять людей плакать, это ничего не даёт, важнее, чтобы люди начали думать.

3. «Провоцировать рефлексию». Недостаточно только показывать и рассказывать; аудитория должна понимать, что происходит сейчас и что будет происходить дальше на экскурсии. Можно использовать листы с планом и вопросами, т.е. подготовиться методически и иметь цель, к чему мы идём на экскурсии или занятии, что мы хотим.

4. «Активный подход». Важно, чтобы люди вырабатывали свою точку зрения, не оставались пассивными, не говорили, что «мы тут не при чем», «мы ничего не знаем», «мы только жертвы истории». Также важно, чтобы люди взаимодействовали с предметами и экспозицией, участвовали в её создании

5. «Сделать объекты доступными». Важно удерживать внимание посетителей, заботиться не о всеохватности, а о реальном результате.

6. «Публика для публики». Хорошо, если посетители могут высказывать своё мнение с самого начала, участвовать в дискуссии, инициировать размышления друг друга.

 

Дополнительные материалы:

 

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.