«Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно». Джордж Оруэлл
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

О русско-польской школе Международного Мемориала (октябрь 2012)

14 января 2013

Предыстория возникновения школы

В 1999 году Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» совместно с польским Центром «Карта» (Karta) объявило Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век». Центр «Карта» начал аналогичный проект в Польше на три года раньше: программа для школьников «Близкая история» (Historia Bliska) реализуется центром с 1996 года. Она заключается, главным образом, в организации ежегодных исторических конкурсов среди учащихся средней и старшей школы. Участники конкурсов представляют собственные исследовательские проекты в области истории XX века с опорой на «близкую» историю: семьи, малой родины и пр. Перед российскими участниками конкурса были поставлены сходные задачи – изучение эпохи, отраженной в истории родного города, деревни, судьбе семьи.

В процессе проведения ежегодных конкурсов завязались международные связи. С 2001 года «Человек в истории. Россия – XX век» стал членом Eustory – европейской сети исторических конкурсов. В 2007 году победители российского конкурса, принявшие участие в международной школе в Санкт-Петербурге, получили возможность посетить Польшу и познакомиться с тем, как изучают родную историю сверстники-поляки. Вскоре в «Мемориале» возникла идея об организации билатерального исторического конкурса для молодежи из России и Польши, в ходе которого российские и польские школьники могли бы исследовать различные аспекты культурно-исторических связей между двумя странами конца XIX – начала ХХ веков. «Польская» тема для «Мемориала» всегда была важна, т.к. среди национальностей, массово репрессированных в СССР, а после 1939 года и в «зоне интересов СССР», поляки составляют большую группу: 160-180 тысяч жертв до 1939 года и 510-540 тысяч – в период после 17 сентября 1939 года. В «Мемориале» с 1988 года существует специальная Польская программа

Международный конкурс «Россия и Польша: свои или чужие» был открыт в 2010 году (см.: urokiistorii.ru/current/news/1279) в рамках XII ежегодного Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век», при поддержке центра «Карта» и фонда Стефана Батория (Польша).

«Россия исторически тесно связана с Польшей, у нас есть общее трагическое прошлое, – говорит Ирина Щербакова, руководитель просветительских программ “Мемориала”, – и нам важно отражение этого прошлого в судьбах людей. У многих поляков, людей старшего, но еще социально-активного поколения, детские годы прошли в ссылке в Сибири, Казахстане, на Урале… Не говоря о том, что много семей затронуто Катынской трагедией. Мы долго оставались вместе в соцлагере. Советские диссиденты еще помнят старые связи с польскими диссидентами, а ведь именно они создали центр “Карта”. И возникший в Польше в XIX веке лозунг “За вашу и нашу свободу” был подхвачен диссидентским движением. Мы надеялись, что внуки тех людей, которые пережили войну, ссылку, острые моменты, связанные с пактом Молотова-Риббентропа и последующими репрессиями, сохранят память, и на ее основе найдут общий язык с российскими молодыми исследователями. Ведь по крепости связей между СССР и европейскими странами в XX веке в один ряд можно поставить лишь, пожалуй, Польшу и Германию. И Польша на первом месте».

Конкурсные комиссии в России и Польше получили более 100 работ разного объема и жанров – от больших исследований до коротких эссе. По итогам конкурса 2010-2011 годов авторы лучших работ и их научные руководители были приглашены в Москву в академию-школу для лауреатов (30 апреля – 4 мая 2011 года), затем прошла совместная школа в Варшаве, где побывали российские победители конкурса со своими наставниками. Они имели возможность ознакомиться с некоторыми механизмами сохранения исторической памяти в Польше, например, особое внимание российские участники обратили на обилие в городском пространстве памятных знаков, связанных с событиями, имеющими особое значение для поляков, как то Вторая мировая война, Варшавское восстание и пр. Было организовано посещение музея Варшавского восстания, состоялись бурные дискуссии – ведь взгляды на прошлое Польши, полное белых пятен, до сих пор несут отпечаток искажений и наслаивавшейся десятилетиями лжи. Сильное впечатление на российских учителей произвело обсуждение взаимных российско-польских претензий, а также образов соседей, сложившихся у жителей двух стран.

Русско-польская школа в Москве (2012): хроника событий

С 20 по 27 октября 2012 года в Москве прошла русско-польская школа. Ее организаторы поставили несколько задач:

  • устранить некоторые клише, ошибочные представления участников друг о друге как о представителях двух стран, имеющих определенные взаимные претензии;
  • объединить людей одного поколения на основе общих интересов, создать дружеские связи между участниками школы;
  • сблизить Россию и Польшу как европейских соседей.

Участниками русско-польской школы со стороны Польши стали учащиеся с разным уровнем знаний, отчасти с разными взглядами на историю. Они были приглашены не просто для прослушивания лекций и посещения музеев, основной задачей школы была организация работы молодежи над совместными исследовательскими проектами, например, широким культурологическим: поляки в России, русские в Польше. Он включал сравнение биографий, обзор польского кино (см.: urokiistorii.ru/learning/project/51670), литературы, моды, музыки, «социалистического» быта. Также школьниками были рассмотрены образы Польши в разные периоды (60-е, 70-е годы), значение Польши для СССР как «окна в Европу». Интересные исследования были посвящены религии, церковным институтам, роли католической церкви в диссидентском движении, ведь в Польше традиционно большую роль играет католическая религия. Соответственно, российские школьники рассматривали вопрос о том, какую роль православная церковь играла в СССР – преследования, духовное сопротивление.

Большая и важная тема: формы и практики протеста. Поляки очень активно сопротивлялись на протяжении всей своей истории, это часть польского менталитета – постоянная борьба за независимость, начиная с восстаний XIX века. Советско-польская война, неудача похода 1920 года – ключевое событие для польской идентичности и почти забытое российской историографией (о нем заговорили только в связи с Катынью, сравнивая количество жертв сначала с русской стороны, а позже с польской), Варшавское восстание, ставшее для российской интеллигенции в 1950–60-е годы символом сопротивления благодаря фильмам Анджея Вайды («Канал», «Пепел и алмаз»). Польское сопротивление 1956 года в Познани – также мало известное в России, затем рабочие волнения в Гданьске, подавленные властями. Возникновение в Гданьске в 1980 году движения «Солидарность» – здесь интересно было понять, что знают польские школьники о сопротивлении, что они смогли почерпнуть из рассказов представителей старшего поколения. Важно отметить стремление российских школьников выяснить, почему же в СССР не возникло ничего, похожего на «Солидарность», в основе которой лежит независимое профсоюзное движение – которого никогда не было в Советском Союзе. В продолжение темы польского сопротивления участникам школы был показан фильм Анджея Вайды «Человек из железа», так как именно Вайда является одной из важнейших фигур в Польше, формирующих национальную память кинематографическими методами.

Одной из задач русско-польской школы стало предоставление возможности участникам «интернациональных» исследовательских групп посмотреть на вышеперечисленные проблемы вместе, достичь компромисса в каких-то вопросах. Помочь этому были призваны разнообразные формы работы: лекции, дискуссии, занятия, проведенные историками «Мемориала» или педагогами, экскурсии.

К сожалению, не состоялась большая совместная поездка под Смоленск, или в Нилову пустынь – в места, где содержались и гибли польские военнопленные: не позволил небольшой срок школы. Удалось организовать однодневную поездку в село Медное под Тверью, где установлен памятник нескольким тысячам расстрелянных польских военнопленных со списком имен, близкий тому, что установлен в Катыни. Перед поездкой туда прошло большое обсуждение при участии руководителя Польской программы «Мемориала» Александра Гурьянова – рассматривались разные аспекты т. наз. «катынского» расстрела польских офицеров, оказавшихся в советском плену. В бурном обсуждении школьники приняли активное участие – для этого у них уже хватает исторических знаний. Кроме того, еще со времен показа фильма Анджея Вайды «Катынь» (2008 год) была подготовлена брошюра на русском и польском языках о тех событиях с фактографией. Поездка получилась насыщенной, причем в ней важно было скорее то, что не лежит на поверхности – в местах расстрелов поляков (Катынь, Медное) проходили в 1937 году расстрелы репрессированных советских граждан, и там бок о бок захоронены как польские, так и советские жертвы террора.

«Нередко возникает вопрос, – говорит Ирина Щербакова, – почему так бессмысленно жестоко поступили с польскими военнопленными, которые к тому же сами сдались в плен, ведь даже немецких военнопленных, принесших в страну такой кошмар, не расстреливали массово? Но если вспомнить эти места расстрелов, сравнить их, то многое становится понятно. И я надеюсь, что многое поняли польские школьники. Тогда, в 1940, со времен Большого террора прошло всего два года, в ходе репрессий пострадало множество поляков (в частности, в т. наз. Польской национальной операции НКВД). И после раздела Польши в 1939 году к полякам, оказавшимся под властью СССР, Сталин и его окружение относились так же, как к тем, кого ссылали и уничтожали во время Большого террора, и точно так же они относились в 1940-м к пленным офицерам – как к «пятой колонне», шпионам, диверсантам и т.д. Катынского расстрела избежали только низшие чины, которых ссылали в другие лагеря, офицеры же практически все были расстреляны. И, мне кажется, соединение в одном месте жертв расстрелов разных лет, дает представление о том, что это было продолжение и распространение террора – распространение на тех, кого советская власть теперь считала «нашими», и они навсегда должны были остаться в «наших» руках. Конечно, это очень страшный урок, который, вероятно, стал понятен участникам нашей школы. В Медном к тому же есть музей, рассказывающий о расстрелах 1937–1938 годов, существует там и макабрический сюжет со строительством неподалеку дач энкавэдэшников, как это часто бывало, и я надеюсь, что это тоже произвело впечатление. К тому же, в Медном дела с увековечением памяти обстоят несколько лучше, чем в Катыни, где только поставили на могилах какие-то обозначения, кресты, а полных списков наших, которые там лежат, до сих пор нет; в Медном же проведено больше исследований, создан музей. Я бы сказала, что тут две памяти соединяются, и это очень важно».

После возвращения из Медного участники русско-польской школы встретились с историком Никитой Петровым (заместителем председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра общества «Мемориал», специалистом по истории советской репрессивной системы), который подробно рассказал о том, как осуществлялись репрессии по отношению к полякам в Советском Союзе. Далее состоялась лекция члена жюри конкурса Ирины Карацубы (кандидата исторических наук, доцента кафедры региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. Ломоносова, специалиста по истории церкви) – она рассказала о том, какую роль православная и католическая церкви играют в национальной памяти: будируют ее или способствуют вытеснению, мифологизируют или помогают прояснить белые пятна, – эти процессы идут как с одной, так и с другой стороны, и их этическая оценка сложна. Например, неоднозначна роль католической церкви на территории Польши в Холокосте и наоборот, известны случаи, когда на Западной Украине евреев спасали православные священники.

Была проведена экскурсия по Москве, связанная с местами памяти о поляках, посещен Государственный исторический музей, где обсуждалась презентация отношений между Россией и Польшей. Экскурсии проводил победитель первого Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век» Михаил Хрущев, который стал историком, преподавателем, краеведом. Нужно сказать, что московскую школу посетили участники прежних конкурсов «Мемориала» – своеобразная преемственность.

Программа русско-польской школы была построена на движении от настоящего к прошлому: через переживание травматических событий новейшей истории к более отдаленной истории, события которой не воспринимаются уже так остро. Молодой историк Константин Львов прочел лекцию о войне 1812 года «Россия и Польша: три века вместе и врозь» (весь 2012 год в России и не только в ней был посвящен теме Отечественной войны). Также школьники и их наставники посетили спектакль «Война и мир» в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко с интересной, современной сценографией. Опера по роману Льва Толстого была написана Сергеем Прокофьевым во время Великой Отечественной войны и в ней очень силен патриотический компонент. Сам Толстой противопоставлял ложный и истинный патриотизм; он вел работу над романом с конца 1850-х до конца 1860-х на фоне празднования 50-летия победы над французами, и в наброске предисловия к «Войне и миру» высказал мысль о том, что подвиг народа теперь изображается слащаво и фальшиво.

«Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама. Кто не испытывал того скрытого, но неприятного чувства застенчивости и недоверия при чтении патриотических сочинений о 12-м годе», – признавался Толстой.

За свою гражданскую и авторскую позицию он был подвергнут критике и обвинениям в отсутствии патриотизма, в частности, со стороны Петра Вяземского.

Над своими исследовательскими проектами участники русско-польской школы трудились параллельно со всеми прочими формами работы, преодолевая вечные проблемы: нехватку времени и желание охватить чересчур большой объем материала. Конечно, возникали определенные трудности – хотя бы языковые. И все-таки в результате совместной работы были созданы очень интересные проекты и презентации.

«Мне кажется, что самым удачным был проект по религии, – говорит Ирина Щербакова, – для которого были выбраны биографии отца Александра Меня, трагически погибшего, и Кароля Войтылы, Папы Римского Иоанна Павла II. Можно было пойти и по прямому пути, взять, например, биографию Ежи Попелушко (польский римско-католический священник, капеллан, активный сторонник профсоюза «Солидарность», убит сотрудниками Службы безопасности МВД Польской народной республики – urokiistorii), но хорошо, что по прямому пути они не пошли. И вот сравниваются биографии Меня и Войтылы, путь, который прошел польский священник, поднявшийся до такой высоты и занявший такое место в католической церкви, и православный священник, которого убивают – а он тоже пытался говорить людям о некоем сопротивлении бесчеловечному, устаревшему режиму в той мере, которая пристала православному пастырю.

Огромный материал был по сравнению биографий деятелей диссидентского движения – информация шла и со стороны исследователей, и со стороны “Мемориала”, ведь у нас собран огромный архив – и получился такой бесконечный сюжет. Но в целом, мне кажется, справились. Оказалось, что с нашими подростками можно говорить не эвфемизмами, а прямым текстом о нашей совместной трудной истории, о больших несправедливостях, о трагедиях, перечеркнутых судьбах и т.д. Это ведь уже третье поколение, вероятно, и раны уже не такие кровавые, и шире пространство рефлексии, оценки, демифологизации. Мне кажется, что школа наша продемонстрировала – сложный диалог вполне возможен, к тому же он строится на взаимном благожелательном отношении, на интересе к Москве, где польские школьники раньше, конечно, не бывали. Возникали у нас открытые эмоциональные реакции, эмпатия, даже слезы блестели, хотя, конечно, культурные противоречия случались. Хочу заметить, что некоторые польские школьники показали очень хорошие знания российской истории – и, наоборот, в чем-то отличились наши. Школа прошла сейчас так, как она, возможно, не могла бы пройти несколько лет назад – сменилось поколение, ушло острое непонимание, несколько прояснились определенные острые вопросы. Самое главное, польские участники увидели, что механизмы общей памяти работают, что в России не замалчивают сложные темы».

Эту, казалось бы, небольшую еще школу восприняли всерьез не только люди, непосредственно принимавшие в ней участие, но и польские дипломаты самого высокого уровня, занимающиеся польско-российскими связями – так, ее посетил Марек Радзивон, первый советник посольства Республики Польша в РФ, директор Польского культурного центра в Москве, и посол Республики Польша в РФ Войцех Зайончковски, который два часа вел диалог с участниками школы, рассказывая о своем отношении к России и о своих задачах на занимаемом посту. Это является косвенным подтверждением того, что существует дефицит исторического сознания и общеисторической памяти, восполнить который важно для людей, действительно здравомыслящих и озабоченных тем, чтоб между Россией и Польшей возникали нормальные отношения.

Присутствие таких фигур на встречах с молодежью демонстрировало ей, что проводится школа не для «галочки», что взрослые люди считают всё это очень важным для будущих интеллектуальных связей, для понимании своей истории, для разговора на равных о разных болевых точках, как в Польше, так и в России, об умолчаниях, об исторической ответственности…

Российским участникам была подарена книга «Белые пятна – черные пятна: Сложные вопросы в российско-польских отношениях», созданная в результате сотрудничества российских и польских экспертов.

подготовила Марина Полякова

Фотографии Агнешки Кудельки    
     

 

 

 

Комментарии

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме