«… исторические факты ценятся главным образом по своим последствиям». В.О. Ключевский
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

«Малая Катынь»: история, документы, вопросы

16 апреля 2012

Историк Никита Петров дождался неожиданного ответа из ФСБ: секретные документы, касающиеся расстрела поляков в Августовских лесах (Сувалкский уезд Белостокского воеводства) в 1945 году, рассекретили и прислали ему копии. Urokiistorii публикуют подробный рассказ об этой истории, которую называют «Малой Катынью», и прилагают те самые документы.

 

Секретные документы: предуведомление

Вообще-то Никита Петров, историк и сотрудник «Мемориала», эти документы уже видел – в 1992-1993 гг., когда с коллегами готовил материалы к Конституционному суду и искал документы, связанные с репрессиями и незаконными решениями органов высшей партийной власти.

Речь идет об особой папке начальника контрразведки Виктора Абакумова, в которой хранились исходящие из главного управления контрразведки СМЕРШ наверх, сопутствующие, смежные документы. Они хранились тогда в министерстве безопасности РФ (ныне ФСБ). 

Гриф секретности (оставшийся с советского времени) на них тогда был, но ни у кого проблем с работой с секретными документами не возникало; эксперты Конституционного суда просматривали все подряд, а некоторые документы даже публиковали. Тогда никому в голову не приходило, держа в руках документы, специально обращаться за формальным рассекречиванием; еще не был принят закон «О государственной тайне» (серьезно ограничивающий сейчас историков) и подход к документам советской эпохи был совсем иной: считалось, что советские документы в принципе не могут быть секретными, что в 1991 году произошла не только смена власти, но и общественно-политической формации, и все, что касалось советской эпохи, тем более, связанное в массовыми репрессиями и нарушением прав человека, должно быть обнародовано. Было бы нелепо тогда ходатайствовать о рассекречивании двух-трех документов.

Однако позже эти документы так и остались зассекреченными; гриф секретности как бы по наследству перешел от Советского Союза к Российской Федерации. Остались выписки и цитаты, но более подробной информации не сохранилось в публичном доступе.

После публикации статьи «Малая Катынь» в приложении к «Новой Газете» «Правда ГУЛАГа» в июле 2011 г. Никита Петров написал одновременно запрос в ФСБ с просьбой эти документы рассекретить, и совершенно неожиданно (обычно в таких случаях в последние годы в связи с общей архивной политикой отвечают отказом) это действительно было сделано. Вероятно, предполагает историк, это связано с готовностью российской стороны официально передать документы в Польшу, где их давно ждут. В Польше существует Союз жертв облавы в Августовских лесах, созданный родственниками погибших. Российская военная прокуратура все это время заявляла, что судьба лиц, исчезнувших в июле 1945 года после облавы (а тела так и не нашли), ей неизвестна, поэтому и реабилитация не возможна.

Теперь же ситуация меняется. Известно, что 592 польских гражданина, которых сочли бойцами Армии Крайовой (не действующей к тому времени), были арестованы, почти на всех заведены уголовные дела, проведены допросы, но никаких обвинений не предъявлено и никаких приговоров не было. Среди же рассекреченных документов есть шифротелеграмма Абакумова, адресованная наркому внутренних дел Лаврентию Берии: «В соответствии с Вашим указанием, мною утром 20 июля на самолете был направлен в г. Тройбург пом. нач. ГУКР СМЕРШ генерал-майор Горгонов с группой контрразведчиков для проведения ликвидации арестованных в Августовских лесах бандитов». То есть известно также указание о «ликвидации» этих людей.

Таким образом, несмотря на то, что тела не найдены, родственники могут рассчитывать на реабилитацию – по факту незаконного ареста, незаконного лишения свободы и недоказанной вины.

Второй рассекреченный документ – это отчет о проведении обыска у арестованных и о поисковых операциях в лесу: советское руководство очень надеялось найти оружие и, особенно, артиллерию, что свидетельствовало бы о безусловной вине польских «бандитов» и особой опасности польских повстанцев. Однако толком ничего не нашли – ведь в лесу тогда были задержаны единицы, а остальных поляков забирали на дорогах, в районах около леса; облава была очень широкая. На мемориальном камне в селе Гибы (Подляское воеводство) надпись гласит «Умерли за то, что были поляками».

История рассекречивания в документах: переписка с ФСБ

Малая Катынь.

Никита Петров

текст опубликован в «Новой газете» 08.06.2011, а прилагаемые документы публикуются впервые

Почему Главная военная прокуратура оказалась не в состоянии расследовать дело о массовом убийстве в 1945-м польских граждан в Августовских лесах.

«Рассекречено»: артиллерии у «бандитов» не было

В середине июля 1945-го из Москвы в Берлин отправился спецпоезд. В нем, на Потсдамскую конференцию ехал пассажир № 1 – Сталин. В его свите был и нарком внутренних дел Берия. Меры безопасности по ходу следования были приняты беспрецедентные. Совместным приказом НКВД и НКГБ от 3/5 июля 1945 г. было предусмотрено, что на территории Польши на каждый километр железнодорожного пути будет выставлено по 8–10 бойцов внутренних войск, а мосты будут охранять караулы от 5 до 12 человек, в зависимости от длинны моста. А беспокоится было о чем. В Польше достаточно активно действовали ориентированные на польское правительство в Лондоне бойцы национального сопротивления, боровшиеся против навязанной Москвой политической системы.

Но не только предстоящий вояж Сталина в Берлин был одной из причин ужесточения репрессий против польского национального сопротивления. В Сувальском и Августовском уездах, едва лишь только оттуда зимой 1945-го ушли фронтовые войска Красной армии, силы национального подполья сумели за считанные недели путем террора по отношению к польской «народной» власти и советским ставленникам фактически захватить власть. Повторялась ситуация 1939–1941 годов, когда Августовский уезд и ближние прилегающие территории Белостокской области были единственным местом на всех захваченных Советским Союзом польских территориях, где возникло серьезное национальное партизанское движение, с которым вплоть до 22 июня 1941-го войскам НКВД так и не удалось справиться.

В начале июля 1945-го по указанию Сталина Генштабом был разработан план, и войсками 3 Белорусского фронта проведено сплошное прочесывание Августовских лесов (в Сувалкском уезде Белостокского воеводства). В результате с 12 по 19 июля 1945-го было задержано более 7 тысяч человек, в основном поляков и литовцев. Большую часть из них после проверки отпустили, литовцев передали в НКГБ Литовской ССР, а польских граждан – 592 человека, кого военная контрразведка СМЕРШ причислила к бойцам Армии Крайовой – арестовали. Правда, среди них было лишь 69 человек, задержанных с оружием в руках. Более того, согласно польским данным, среди этих 592 человек было 27 женщин и 15 человек, не достигших совершеннолетия, то есть моложе 18 лет. В отношении 575 человек были возбуждены дела, и проводилось расследование. А что стало потом? Домой, а большинство были жителями этих же мест, никто не вернулся. Их больше не видели и никаких вестей от них не получали. В Польше до сих пор ведется расследование и предпринимаются попытки выяснить судьбу пропавших. В 1994-м, после обращения официальных органов Республики Польша, расследованием обстоятельств задержания, ареста и дальнейшей судьбы этих польских граждан занялась Главная военная прокуратура Российской Федерации.

В подготовленном через год Главной военной прокуратурой ответе (см. публикуемую ниже копию) о поляках, арестованных в ходе войсковой операции в Августовских лесах, сообщалось, что все они в разные периоды времени, с 1939-го по 1945-й, были членами формирований Армии Крайовой, причем из 592 человек лишь двое были командирами отрядов, трое – командирами взводного звена, а остальные – рядовыми. Общий вывод об их судьбе, сделанный Главной военной прокуратурой, был туманен, хотя и содержал некоторый намек: «Обвинение указанным польским гражданам не предъявлялось, уголовные дела в суды не направлялись, и дальнейшая судьба арестованных неизвестна».

«Рассекреченно»: шифротелеграмма Абакумова Лаврентию Берии

Между тем в архиве ФСБ сохранился документ (Ф. 4-ос. Оп. 3. Д. 24. Л. 179–181, по состоянию на 1992 год), проливающий свет на эти события. Это шифротелеграмма начальника Главного управления контрразведки СМЕРШ Виктора Абакумова, адресованная наркому внутренних дел Лаврентию Берии, № 25212 от 21 июля 1945-го, в которой Абакумов докладывал: «В соответствии с Вашим указанием, мною утром 20 июля на самолете был направлен в г. Тройбург (ныне город Олецко в Польше – Н.П.) пом. нач. ГУКР СМЕРШ генерал-майор Горгонов с группой контрразведчиков для проведения ликвидации арестованных в Августовских лесах бандитов». По прибытии, – писал Абакумов, – Горгонов и начальник УКР СМЕРШ 3 Белорусского фронта генерал-лейтенант Зеленин донесли следующее: войсками 3 Белорусского фронта с 12 по 19 июля была проведена проческа этих лесов, задержаны 7049 чел. После проверки отпущено 5115 чел., из оставшихся 1934 задержанных выявлено и арестовано бандитов 844 чел., в том числе 252 литовца, которые имели связи с бандформированиями в Литве и поэтому переданы в местные органы НКВД–НКГБ Литвы. Проверяется 1090 чел., из которых 262 литовца по тем же причинам переданы в органы НКВД–НКГБ. Следовательно, арестованных на 21 июля с.г. числится всего лишь 592 чел., и задержанных, которые проверяются 828 чел. У арестованных бандитов в лесах в тайниках изъято 11 минометов, 31 пулемет, 123 автомата, винтовки, пистолеты и гранаты и 2 радиостанции.

Далее Абукумов писал:

«Если Вы найдете нужным проведение операции после такого положения, то ликвидацию бандитов намечаем провести следующим путем:

1. Всех выявленных бандитов, в количестве 592 человека, ликвидировать. Для этой цели будет выделен оперативный состав и батальон войск Управления «СМЕРШ» 3-го Белорусского фронта, нами уже проверенный на деле при проведении ряда контрразведывательных мероприятий.

Оперативные работники и личный состав батальона о порядке ликвидации бандитов будут тщательно проинструктированы.

2. При проведении операции будут приняты необходимые меры к тому, чтобы предотвратить побег кого-либо из бандитов. В этих целях, кроме тщательного инструктажа оперативных работников и бойцов батальона, участки леса, где будет проводиться операция, будут оцеплены и предварительно проведена проческа местности.

3. Ответственность за проведение ликвидации бандитов будет возложена на помощника начальника Главного Управления «СМЕРШ» генерал-майора Горгонова и начальника Управления Контрразведки 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта Зеленина.

Т.т. Горгонов и Зеленин хорошие и опытные чекисты и эту задачу выполнят.

Остальные задержанные 828 человек будут проверены в 5-ти дневный срок, и все выявленные бандиты таким же путем будут ликвидированы. О количестве выявленных бандитов из этой группы задержанных Вам будет доложено.

Прошу Ваших указаний. Абакумов»1.

Здесь стоит пояснить, почему Абакумов пишет, и именно Берии. Во-первых, потому, что Берия в тот момент находился рядом с инициатором облавы Сталиным в Берлине. Будь он в Москве, Абакумов мог бы ограничится устным докладом. Во-вторых, будучи еще в январе 1945-го назначенным на должность уполномоченного НКВД при 3 Белорусском фронте (в чьи задачи входила «очистка тыла»), Абакумов подчиняется и отчитывался в этой своей работе Берии. Интересно другое. Вероятнее всего, высылая на место Горгонова с группой работников СМЕРШа, Абакумов полагал, что масштабы предстоящей ликвидации будут куда более значительны – ведь задержали более 7 тысяч. Отсюда и разочарование, сквозящее в обращенных к Берии словах: «Если Вы найдете нужным проведение операции после такого положения...». Действительно, всего-то 592 арестованных!

Так что же произошло дальше? Нам не известно, что ответил Берия, но можно легко догадаться. Судя по тому, что в следственных делах 592 арестованных не было выявлено следов предъявления обвинения и вынесения какого-либо решения (судебного или внесудебного) и уж тем более нет никаких указаний на то, что дела были прекращены в связи со снятием обвинения и освобождением, можно с уверенностью сказать: все они были убиты без суда согласно плану, разработанному Абакумовым и утвержденному Берией (не исключено, что последнее слово было за Сталиным). Конечно, остаются важные вопросы. Например, сохранился ли в архиве отчет Горгонова и начальника управления УКР СМЕРШ 3 Белорусского фронта Зеленина о проведенной расправе, сохранился ли акт о расстреле, в котором были бы указаны фамилии 592-х убитых без суда и место захоронения.

А ведь речь идет о военном преступлении. И ссылки несведущих на так называемые «законы военного времени» – несостоятельны. Ибо никакие законы военного времени не предусматривают убийство арестованных без суда и следствия. Но почему Главная военная прокуратура постеснялась об этом прямо и внятно сказать? Может быть, военные прокуроры не докопались до сути, не смогли найти нужных документов и очевидцев? Вряд ли, ведь написано же в официальном ответе, что «должностные лица, отвечавшие за проведение войсковой операции, к настоящему времени умерли».

И действительно, один из тех, кто несет персональную ответственность за расправу – Иван Горгонов, – умер как раз в 1994-м. И только после этого был подготовлен ответ полякам. Значит, имена всех, кто мог быть причастен к делу, Главная военная прокуратура знала и их судьбой интересовалась. Не исключено, что того же Горгонова успели и допросить.

Будет ли новое расследование этого события, сопряженное с поиском дополнительных документов и реабилитацией 592 убитых без суда и следствия? Должно быть, если не только на словах, но и на деле мы хотим раскрытия всех сталинских преступлений. Хотя постоянство, с которым Главная военная прокуратура отказывает в реабилитации польских граждан, расстрелянных в 1940-м (по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940-го), наводит на невеселые размышления.

Завершив в 2004-м расследование дела № 159 (так называемого «Катынского дела») и засекретив его результаты, Главная военная прокуратура, по сути, встала на позицию укрывателя сталинских преступлений. А ведь сползание к этому и явные признаки набирающей силы тенденции к замалчиванию совершенных в сталинское время массовых убийств стали проявляться в работе Главной военной прокуратуры уже в середине 1990-х. И случай с расследованием вышеописанного дела – конкретный пример такого замалчивания.

Сегодня явно что-то идет не так. Ведь было время, когда в печати свободно публиковались результаты проведенных Главной военной прокуратурой расследований преступлений советской эпохи. Например, в ноябре 1990-го в журнале «Известия ЦК КПСС», пусть и с изъятиями и некоторыми недомолвками, было опубликовано постановление Главной военной прокуратуры от 12 апреля 1990-го о прекращении уголовного дела о расстреле политзаключенных Орловской тюрьмы в сентябре 1941-го. Видимо, теперь «гласность» закончилась. Почему не опубликовано постановление о прекращении «Катынского дела», не обнародованы результаты прокурорского расследования расправы с арестованными в ходе облавы в Августовском лесу?

С чем мы имеем дело – с неспособностью или нежеланием Главной военной прокуратуры провести доскональное расследование и опубликовать его результаты?

В надежде получить ответ от руководителей Главной военной прокуратуры просим рассматривать эту публикацию как официальный запрос «Новой газеты».

Горгонов Иван Иванович (1903–1994) – родился в семье крестьянина-середняка. Русский. В коммунистической партии с 1927 г. (исключен Московским горкомом в 1955 г. «за нарушение советской законности»). В 1915 г. окончил сельскую школу и в 1918 г. – 1 класс школы 2 ступени. В 1952 г. экстерном окончил педагогический институт в Москве. В 1925–1927 гг. в РККА, затем на комсомольской работе. С 1928 г. в органах ОГПУ. В 1943–1946 гг. нач. 1 отдела ГУКР СМЕРШ НКО, генерал-майор (26.05.43). В 1946–1951 гг. нач. УМГБ по Московской обл. Лишен звания генерал-майора пост. СМ СССР № 2349–1118сс от 23 ноября 1954 г. «как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала». В 1956 г. работал заместителем управляющего трестом № 12 «Мосстроя».

Зеленин Павел Васильевич (1902–1965) – родился в семье кузнеца. Русский. В коммунистической партии с 1929 г. В 1915 г. окончил 2-классное железнодорожное училище, работал учеником и подручным котельщика на з-де в Запорожье. С 1918 г. в РККА. С 1920 г. в органах ЧК на ж.д. Украины, с декабря 1939 г. нач. ДТО НКВД Белостокской ж.д. С 1941 г. на руководящей работе в органах военной контрразведки, в 1944–1945 гг. нач. УКР СМЕРШ НКО 3-го Белорусского фронта, с августа 1945 г. нач. УКР СМЕРШ НКО – УКР МГБ СССР ГСОВГ. С апреля 1947 г. в распоряжении упр. кадров МГБ СССР. Уволен из МГБ в запас по состоянию здоровья в декабре 1948 г. В октябре 1951 г. был арестован по обвинению в «подрывной деятельности в органах МГБ». Осужден ОСО МГБ СССР 23.08.52 по ст. 58–1«б» УК РСФСР на принудительное лечение «с изоляцией». В мае 1954 г. состав преступления переквалифицирован на ст. 193–17«а» УК РСФСР, и в соответствии с Указом об амнистии от 27.03.53 дело производством прекращено. Освобожден 15.05.54. Генерал-лейтенант (26.05.43). Лишен звания генерал-лейтенанта пост. СМ СССР № 2395–1145сс от 3 декабря 1954 г. «как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала».

Письмо Главной военной прокуратуры РФ в Посольство Республики Польши об отсутствии документальных данных о судьбе 592 польских граждан арестованных в ходе войсковой операции в июле 1945 г. на территории Белостокского воеводства. 4 января 1995 г.

4 января 1995 г.
№ 5ув–196–94

«Ваше обращение от 20 января 1994 г. о выяснении судьбы польских граждан, задержанных в ходе войсковой операции на территории Сувалковского уезда Польши в июле 1945 г., проверено.

Установлено, что в связи с многочисленными фактами нападений на военнослужащих Советской Армии, дислоцирующихся на территории Польши, Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР в соответствии с Указанием Верховного Главнокомандующего разработал план проведения войсковой операции в Августовских лесах Сувалковского уезда Белостокского воеводства Польши с целью выявления и обезвреживания всех формирований антисоветски настроенной «Армии Крайовой».

В ходе операции, проводившейся войсками 3 Белорусского фронта с 12 по 19 июля 1945 г. задержано более 7 тысяч польских граждан и литовцев, а также изъято значительное количество оружия. Большая часть местных жителей из числа задержанных после проверки была отпущена, а 592 польских гражданина органами «Смерш» 3 Белорусского фронта арестованы.

В отношении 575 человек из них возбуждались уголовные дела и проводилось расследование. Анализ этих уголовных дел показал, что арестованные являлись местными жителями и были задержаны советскими войсками при прочесывании местности в лесу и прилегающих населенных пунктах.

Непосредственно с оружием задержано 69 человек. Все 592 задержанных в разные периоды времени (с 1939 по 1945 гг.) являлись членами различных формирований «Армии Крайовой», из них двое были командирами отрядов, трое командирами взводного звена, остальные рядовыми.

Обвинение указанным польским гражданам не предъявлялось, уголовные дела в суды не направлялись, и дальнейшая судьба арестованных неизвестна.

Для выяснения всех обстоятельств нами проверены государственные архивные учреждения Российской Федерации, однако каких-либо данных о принятых к задержанным мерах обнаружить не удалось.

Должностные лица, отвечавшие за проведение войсковой операции, к настоящему времени умерли.

Таким образом, ввиду отсутствия необходимых документальных данных, объективно установить дальнейшую судьбу 592 польских граждан, арестованных во время войсковой операции соединений и частей 3 Белорусского фронта в период с 12 по 19 июля 1945 г. на территории Белостокского воеводства, и принятые к ним меры воздействия, не представилось возможным.

Заместитель Главного
военного прокурора
генерал-лейтенант
В. А. Смирнов»

Опубликовано: Waldemar Monkiewicz. Obława na suwalszczyźnie w lipcu 1945 roku // Sybirak, nr. 13, 1995 rok. Pismo Związku Sybiraków, S. 23–24. Факсимиле, на бланке Главной военной прокуратуры РФ.

  • 1. ЦА ФСБ. Ф. 4-ос. Оп. 3. Д. 24. Л. 179–181.

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.