«… то, что сегодня называется памятью, относится не к памяти, но уже к истории». Пьер Нора
Проект осуществляется
Международным Мемориалом

Никита Петров: В нашем справочнике хороших людей нет

30 ноября 2010

Никита Петров, историк, доктор философии и сотрудник общества «Мемориал», выпустил две книги, посвященные госбезопасности в советское время: «Кто руководил органами госбезопасности СССР в 1941–1954 гг.» и справочник на немецком языке с описанием структуры и кадрового состава аппарата уполномоченного НКВД–МГБ–МВД–КГБ Германии за период 1945–1954 гг. Книги уникальны не только как базы данных по органам госбезопасности, собранные по крупицам. Впервые даны списки сотрудников госбезопасности среднего уровня, которые фактически несут персональную ответственность за «сталинские» репрессии

 

В вашем справочнике собраны фамилии чекистов среднего уровня – в этом списке нет скандальности или провокационности, но это чрезвычайно важный список с точки зрения ответственности за репрессии.

Действительно, книги с биографиями руководителей высших органов безопасности (наркомов, министров, их заместителей) – не редкость. Но та работа, которая была сделана, ориентирована на то, чтобы дать полный перечень людей, которые руководили территориальными органами госбезопасности, органами контрразведки, органами госбезопасности на транспорте (железнодорожном и водном), были представителями органов госбезопасности в странах так называемой народной демократии, т.е. дать список тех, кто персонально несет ответственность за репрессии. Потому что работники именно этого уровня своими подписями скрепляли постановления на возбуждение уголовного дела, обвинительные заключения.

Но задача была не только назвать поименно тех, кто виноват в репрессиях, задача была – показать вообще, как была устроена вся эта система, описать ее структуру.

Как устроен справочник?

Справочник состоит из двух частей. Сначала он описывает саму систему органов госбезопасности – т.е. должностные ячейки, а потом уже идет информация о людях, занимавших посты в этой системе. Для каждого сотрудника составлена биосправка – это такой формализованный биографический материал (служба в армии, образование, деятельность после выхода на пенсию, сведения о репрессиях, если таковые состоялись, сведения о государственных наградах, сведения о присвоении званий, некролог, если он печатался) с включением послужного списка в органах госбезопасности.

В справочнике дается специальный перечень указов президиума Верховного совета о награждении чекистов наиболее важными наградами. Таким образом, найдя дату награждения в биографической справке, по этому перечню указов можно определить, за что именно была получена награда: просто за выслугу лет, или это награда за убийство Троцкого, или за убийство Михоэлса, или за выселение чеченцев и ингушей. Это хороший справочный материал для того, чтобы понимать, в чем отличились эти чекисты.

Справочник содержит около 1000 страниц и 1308 биографий руководящих чекистов – это мощный информационный ресурс. Что можно с ним делать?

Биографии, собранные под одной обложкой, уже являются материалом для специальных историко-социологических исследований, дают богатую пищу для размышления над тем, откуда взялись эти люди, какова их типичная карьера. Специальная обобщающая статья «Свои люди в госбезопасности» опубликована в книге «Режимные люди» издательства РОССПЭН в серии «История сталинизма».

У многих героев справочника – очень типичные судьбы: это люди, которые родились и выросли при советской власти (после 1917 года). Учеба в школе, иногда учеба в ВУЗе и партийный призыв в органы госбезопасности, где они начинали уполномоченными или мелкими начальниками с 1939-го года. Был активный призыв и в 1941-м году: когда началась война, набирали сразу в контрразведку. По справочнику можно вычленить такие потоки. Есть немного другие карьеры: часть работников НКВД отличилась в больших чистках 1937–1939-го годов, они участвовали в массовых репрессиях, а потом на время были уволены из органов, но началась война, и они снова оказались востребованы.

Можно проследить, что было с людьми потом. Тут мы наталкиваемся на крайне любопытное явление. Огромное количество работников органов госбезопасности были уволены по так называемым фактам дискредитации – за нарушения «социалистической законности», как она тогда называлась, лишены генеральских званий, есть даже привлеченные к уголовной ответственности в 50-е годы (это люди, близкие к кругу Берия). Дело, вероятно, не в конкретных людях, оказывается, не все в порядке с самой системой, о представителях которой часто высокопарно говорят – «славные чекисты, которые сломали хребет фашистскому зверю». А ведь это те, кто являлись проводниками массовых репрессий. Многие в 1937-м году, а большинство из упомянутых в справочнике проводили сталинские репрессии в годы войны и после нее, – все они несут персональную ответственность за нарушение законов.

В этом смысле, справочник – это некое назидание, какую судьбу не стоит выбирать, чтобы так бесславно кончить.

Можно ли определить степень персональной ответственности героев справочника?

Она никак не обозначена, потому что очень скользкий путь. Когда нам есть что сказать, то в примечаниях мы даем сведения, связанные с участием в репрессиях. Но часто мы ограничиваемся информацией о том, что исключен из партии в таком-то году «за нарушение социалистической законности». Совершенно очевидно, что этот человек является плохим человеком. И вообще, в нашем справочнике хороших людей нет, нет тех, на кого следовало бы равняться – ни в той, советской системе координат, ни тем более, в нынешней. Человека могли даже не исключать из партии, он потом тихо где-то пребывал на пенсии. Но мы же прекрасно понимаем, что именно его подписями скреплены обвинительные заключения, которые были изготовлены в его областном управлении в его бытность начальником. А те, кого он обвинял, например, за переписку с заграницей или за критические высказывания о Сталине и советской власти, сегодня реабилитированы. Но если они реабилитированы, значит, тогда, когда их репрессировали, был нарушен закон? И за это кто-то отвечает.

Но, к сожалению, собрать информацию о персональной ответственности героев справочника – сколько обвинительных заключений он подписал, скольких отправил на смерть или в лагерь и т.д. – фактически нереально. Пришлось бы полностью поднимать материалы из соответствующих архивов, которые сейчас, в отличие от 1990-х годов, когда шла основная архивная работа, уже не являются полностью доступными. Ведь уже то, что мы сделали этот справочник, – некоторое чудо.

Если бы вы начали работать над справочником сейчас, что бы вы не смогли узнать?

Сама работа заняла бы гораздо больше времени. Пришлось бы добиваться открытости архива, грозить судом в каждом конкретном случае. Ведь информации, которая содержится в справочнике, не было в готовом виде; все биографические справки составлены мною, автором. Ни в каком архиве не было, например, списка работников, которых мы должны были бы включить в справочник. Не потому что он секретный, а просто советская власть не составляла базы данных по системе госбезопасности, пусть даже суперсекретной.

Работа над справочником начиналась еще в то время, когда была советская власть, и этого делать было нельзя, но я этим занимался, продолжалась тогда, когда архивы были доступны – в начале 1990-х годов, и у нас были возможности работать в архиве бывшего КГБ, и продолжалась тогда, когда архивы постепенно закрывались, но основная-то часть работы была к тому времени уже сделана, она просто опубликована только сейчас.

Как вы собирали информацию?

Методика сбора информации была очень простой. В 1977-м году, когда я начал этим заниматься, я просто ходил в Ленинскую библиотеку, читал газеты, областные, республиканские и центральные, и выписывал все фамилии чекистов из указов о награждениях или составов советов (Верховного, республиканских, областных), т.е. создавал базу данных на людей, которые работали в этой системе – госбезопасности и внутренних делах. Потом я опустился на уровень районных газет: ряд биографий публиковались в районных газетах при выборах в областной совет. Так до 1991-го года мне удалось собрать около 500 биографий. Конечно, эти переписанные из советских газет биографии были слабенькие, но все равно из них было понятно, когда и где родился, где учился, когда поступил на службу в систему госбезопасности, в каких регионах работал. Это была основа для работы. После августа 1991-го появилась возможность работать в государственных архивах, в т.ч. в бывшем архиве КГБ. Начался сбор более подробных биографических сведений, тотальный просмотр всех приказов по кадрам по системе ВЧК-КГБ (откуда я брал точные даты назначений на ту или иную должность), просмотр аналогичных материалах в архивах РФ, материалов МВД. Помогали учетно-партийные документы: ведь каждый работник такого уровня (начальник областного управления) являлся номенклатурой либо секретариата ЦК, а в отдельные годы политбюро ЦК ВКП(б), значит на него должны быть справки–«объективки» в архиве, на него есть личное дело номенклатурного работника, на него есть, наконец, регистрационно-партийные документы, из которых мы узнаем, чем он занимался после увольнения на пенсию, и когда он умер, если это произошло до 1991-го года, когда перестали поступать в архив регистрационно-партийные документы. Основой являлась – партийная биография из регистрационно-партийных документов, а туда уже нанизывались сведения о наградах, присвоении званий из приказов по ведомству от НКВД до МГБ, сведения о перемещениях в системе госбезопасности согласно приказам по кадрам и т.п.

Встречались ли вам какие-нибудь фееричные биографии?

Их, между прочим, довольно много.

Расскажу историю. Еще в начале 1990-х годов, мы получали много материалов из бывшего партийного архива (сейчас РГАСПИ), и там были работники из института по архивоведению, которые сказали, нельзя публиковать биографии, тем более в таком массовом порядке. Я спросил, почему. Они ответили: это раскрывает наши национальные коды. И я понял, что эта паранойя очень глубоко сидит. Потом стал думать, а какие такие коды может раскрыть массив опубликованных биографий?

И, обобщая работу по сбору биографических сведений, понял – такого действительно, нет ни в одной стране: на пенсии чекисты занимали иногда удивительные должности – метрдотель ресторана «Прага», гардеробщик мотеля «Солнечный» на Варшавском шоссе, директор станционного ресторана на станции Пушкино, начальник ЖЭКа, директор треста кафе и столовых вагонов-ресторанов, заведующий гостиницы. Люди и на пенсии хотели быть важными и нужными, и им находили места их бывшие коллеги по госбезопасности, которым важно было везде иметь своего человека–чекиста

Когда работаешь с биографией, всегда погружаешься в обстоятельства жизни какого-то человека, начинаешь смотреть на мир его глазами. Хотя, конечно, я не сопереживал героям справочника, определенная отстраненность всегда присутствовала, они были мне скорее интересны как объекты, как энтомолог собирает бабочек, пришпиливает их. Но одновременно, я узнавал и вспоминал не только о незнакомых мне, чужих людях, но и о себе. Удивительно, какие бывают пересечения. Когда я читал в биографии человека, что он был гардеробщиком в мотеле «Солнечный» на Варшавской, я понимал, что мог его видеть еще тогда, когда не знал, что буду составлять его биографию; мы заезжали туда с отцом выпить чая или что-то съесть именно в то время, когда он там работал на рубеже 1960-х и 1970-х годов, и я думаю, что мое детское пальтишко именно он и принимал в гардеробе. Точно также я с удивлением обнаружил начальника лодочной станции санатория КГБ и вспомнил, что, будучи на практике летом, мы брали у какого-то человека лодки, давали еще 5 рублей сверху, чтобы он нам отдал их на весь день, и, может быть, это и был герой моего нынешнего справочника.

Не может ли возникнуть проблем с законом о защите персональных данных?

Закон о персональных данных не распространяется на материалы архивов. Этот закон защищает людей и касается живущих ныне людей. Есть также закон о личной тайне, который защищает эти сведения 75 лет. Но ничего личного и тайного в том, что человек служил в органах госбезопасности нет. Его послужной список не является его личной тайной. Сведения о судимости тоже не является личной тайной (кстати, в том числе и ныне живущих) – это должно быть общеизвестно, исходя хотя бы из принципа гласности судопроизводства. В справочнике перечислены люди, занимавшие должности государственного уровня, их биографии вообще публиковались в газетах.

Как относятся к справочнику сотрудники госбезопасности?

На примере предыдущего справочника могу сказать, что чекисты активно используют справочник в своей работе, потому что им легче писать ответы на запрос, когда их запрашивают о судьбе какого-то конкретного человека. Они не воспринимают справочник как подкоп или обвинение. Но в справочнике ведь и нет каких-то авторских домыслов, умозаключений, а есть только объективная, фактическая информация, формализованная и сведенная в биографические справки. Если дается информация о преступлениях или проступках, то обязательно дается отсылка на архивный источник. В этом смысле, мне абсолютно не страшно, если в этом справочнике что-то кому-то не понравится. Ну если кому-то не нравится его собственное изображение в зеркале, это вопрос не моей компетенции.

Расскажите про немецкий справочник, который вышел в Германии на немецком языке.

Это справочник с описанием структуры аппарата уполномоченного НКВД–МГБ Германии, оперативных групп, оперативных секторов и биографические справки (их 805) на руководящий состав. Еще приводятся отрывочные данные на отдельных людей. Все это за период 1945–1954 гг. Мы планируем выпустить и русскоязычный вариант справочника. Это люди, которые несут персональную ответственность за репрессии, проводимые в советской зоне оккупации Германии. Это был мощный аппарат госбезопасности, который до образования Штази и некоторое время после (после 1950-го года) отвечал за политические репрессии, за то, что сейчас называется «зачистки» – аресты, расстрелы так называемых «неблагонадежных элементов», всех противников той власти, которая потом была узурпирована СЕПГ (Социалистической Единой Партией Германии), всех тех, кто был против советизации Германии. Справочник описывает «советизаторов», сталинский инструмент по приведению Германии к некому социалистическому знаменателю.

Опять же изначального списка не было – нужно было собрать информацию об этих людях из документов, которые хранятся в государственных архивах РФ, выписать фамилии, найти документы парткомов, где есть номера партбилетов и т.д. Это была комплексная серьезная работа, но она в принципе бесконечна. Довольно много осталось невыясненным, например, много начальников оперативных групп НКВД уровня старшего лейтенанта, капитана или даже майоров, присутствует у меня в справочнике без инициалов, потому что о них найти ничего не удалось. В немецких архивах не сохранилось данных о работе советских работников НКВД–МГБ–КГБ образца 1945–1954 гг. Это была именно советская система на территории Германии, советская тайная полиция, проводившая репрессии в интересах Советского союза и правящей коммунистической верхушки Германии.

Этот справочник тоже дает большой материал для социологических и исторических исследований. Многие из них после Германии закончил свою работу в госбезопасности – Германия была и вершиной и концом их карьеры. Кто-то пошел на работу в милицию, кого-то оправили на работу в ГУЛАГ. Для советской системы они были работниками, которые, работая за границей, не все себя правильно и хорошо повели. Происходили разные случаи – и хищения немецкой собственности, и насилия над немками, и пьянки, т.е., как тогда говорили, полное морально-политическое падение. Таких случаев в Германии было очень много, гораздо больше, чем среди работников госбезопасности в Советском союзе. Причина проста: здесь искушений было меньше. А там – «комплекс командированного»: все начальники оперативных групп НКВД считались командированными, а не на постоянной службе, в Германии они себя чувствовали на выезде, можно было куролесить. К тому же они пришли в довольно богатую страну – разрушенную войной, но у населения ценности были.

Это положение командированных, кстати, очень затрудняло составление справочника, потому что в послужных списках, которые есть в архиве, командировка в Германию часто никак не отмечена. Ее удавалось выявить только по документам, которые хранятся в государственном архиве РФ, где есть списки немцев направленных в спецлагеря, и эти списки всегда подписывали начальники оперативных групп или начальники следственных отделов оперсекторов. Найти учетно-партийные документы на этих начальников оставалось делом техники. Но если речь шла о распространенных фамилиях, Кузнецов, Соколов, то, чтобы понять, о каком конкретно Соколове идет речь, приходилось сличать почерки – там, где он подписывал процессуальные документы (например, постановления на арест или списки в спецлагерь), и на партийных документах.

Вы работали в течение многих лет над книгами. Кто вам помогал?

Да, работал я над ними даже десятилетиями – к работе над немецким справочником я приступил в 1995-м, а к работе над справочником о чекистах в СССР – в 1977-м. В предисловиях к справочникам отмечены и архивы, оказавшие содействие и помощь в поиске материалов и мои коллеги, участвовавшие в работе. Всем им я очень благодарен. Что касается Германии, меня поддерживал фонд изучения диктатуры СЕПГ. А в России меня поддерживало общество «Мемориал». И оба справочника можно считать хорошим итогом работы программы «Мемориала» по изучению истории советских карательных органов.

Дополнительные материалы:

/ Н. В. Петров. Кто руководил органами госбезопасности, 1941 – 1954: Справочник / Междунар. о-во «Мемориал», РГАСПИ, ГАРФ, ЦА ФСБ России. – М.: О-во «Мемориал», «Звенья», 2010. – 1008 с. Тираж 900 экз. /

Подготовила Юлия Черникова

Ключевые слова: репрессии в СССР, архив, НКВД

Комментарии

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.
 
Еще материалы по теме
 

Комментарии

Отправить новый комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Проверка CAPTCHA
С помощью таких вопросов система пытается отделить нормальных пользователей от роботов-спамеров.
CAPTCHA-картинка
Введите символы, которые видите на картинке.