Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
4 мая 2009

Михаил Рыклин. Проклятый орден. Шаламов, Солженицын и блатные

Отечественные записки № 2 (41), 2008

В фокусе статьи философа Михаила Рыклина взаимоотношения трех групп обитателей ГУЛАГа – блатных, политзеков и чекистского начальства.

Эти группы рассмотрены сквозь призму сочинений двух классиков жанра лагерной прозы – В.Шаламова и А. Солженицына. Автор обнаруживает общие черты в оценке писателями блатного мира и его роли в советском социуме, но в большей степени говорит о несхожести творческих миров этих авторов. Рыклин не ограничивается анализом литературных текстов, но дает собственный философский и социологический комментарий к теме, обращается к современной проблематике.

http://www.strana-oz/?numid=43&article=1662

4 мая 2009
Михаил Рыклин. Проклятый орден. Шаламов, Солженицын и блатные

Похожие материалы

23 ноября 2016
23 ноября 2016
С сегодняшнего дня, 23 ноября 2016 года, на сайте «Мемориала» открыт доступ к справочнику А. Н. Жукова «Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935−1939».
6 июля 2015
6 июля 2015
Первая часть большой подборки литературы о репрессиях: от самых ранних и малоизвестных публикаций двадцатых годов до конца семидесятых.
21 ноября 2012
21 ноября 2012
18 ноября 1962 года вышел в свет 11-й номер журнала «Новый Мир». В этом номере впервые увидел свет «Один день Ивана Денисовича». К годовщине публикации Мемориал собрал воспоминания людей, впервые прочитавших этот рассказ в «Новом мире», чтобы понять, как изменился их мир.
3 июля 2013
3 июля 2013
История ГУЛАГа была для Гарифа Басырова частью его личной истории. Вероятно, поэтому он подарил обществу «Мемориал» часть своих рисунков. Это не «лагерные» рисунки в классическом смысле этого слова. Они не были написаны в лагере, это не воспоминание и даже не фантазия о лагере. Скорее в них история сознания человека, переживающего свою семейную трагедию и пытающегося понять свою роль в ней.

Последние материалы