Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
25 ноября 2009

Падение стены в освещении радио «Свобода»

15 ноября 2009 г. гости Елены Фанайловой в передаче «Свобода в клубах» обсуждали Падение Берлинской стены, значение этого события в Германии и России, его восприятие и актуальность сегодня. Стенограмма передачи доступна по ссылке. Отдельные высказывания приведены ниже.

Ирина Щербакова, руководитель просветительских программ Мемориала:

…когда летом начался обвал и бегство в Венгрию, то я просто глазам своим не верила. Я думала: «Наконец-то! Боже мой, неужели я до этого доживу!». Я ведь знала режим из-за того, что я много переводила, изнутри. И знала, какой он, с одной стороны, мещанский, с другой стороны, страшный и противный, и как люди боятся – это очень хорошо чувствовалось всегда – боятся гораздо больше, чем у нас. Вот этот страх, который всех людей – писателей, с которыми я там работала, – преследовал просто по пятам.
 Николай Палажченко, куратор выставки на Винзаводе, посвящённой Падению стены.
…вообще удивительно, что вот это время – время перемен и конец горбачеёвской эпохи, начало ельцинской эпохи – сейчас немножечко забыто, оно сейчас является нашей недавней историей, которую мы редко вспоминаем и редко ею гордимся, что ли. Потому что время было потрясающее, драйв был фантастический в воздухе.
 
Лидия Иовлева, заместитель директора Третьяковской галереи по научной работе:
 
…эта политическая составляющая – разделение человека, людей, народа, мира, как угодно, — этот символ ведь не только касается Германии, не только Берлина, но и всего мира, всей Европы. Конечно, каждый художник, когда он принимался превращать этот политический объект в эстетический, он, прежде всего, думал об этом разделении души, мира, человека.
Саша Тамм, глава фонда Науманна в Москве:
 
Мы не знали, что это будет 9 ноября, мы думали, что это будет позже, в 90-ом году или в 91-ом. Но мы были уверены, что мы будем путешествовать.

Святослав Городецкий, переводчик Инго Шульце:
 
…именно такой внутренней границе и ее преодолению посвящен роман, отрывок из которого я переводил для «Иностранной литературы». Там главным героем выступает писатель-неудачник, то есть он-то думает, что он очень даже хороший писатель, но литературный опыт у него неважный, скажем так. Зато он пишет прекрасные письма. И письма эти он адресует своей сестре, своему другу и своей возлюбленной. И в этих письмах прослеживается вся история того полугода, который предшествовал падению стены. И очень детально, потому что за эти полгода Хайнрих Тюрмер, писатель-неудачник, он успевает написать около 600 страниц. И там буквально все аспекты Инго Шульце постарался вместить. И самое важное для нас, как для русских людей, мне кажется, комплекс неполноценности, который присутствует по отношению к западным людям.
Татьяна Баскакова, переводчик, редактор журнала «Иностранная литература»:
 
Человек, который прожил полжизни в такой ситуации, он не может быть таким же открытым, как человек, который привык, что он ездит по всему миру. И ему приходится, так или иначе, потом преодолевать эти комплексы.
Вольф Иро, директор отдела культурных программ Гёте-Института в Москве:
 
…мне кажется, что западные люди не хотели допускать мысль, что в Восточной Германии что-то есть такое, что следует сохранять.

Йенс Зигерт, руководитель фонда Генриха Бёлля в Москве:
 
…у меня есть подозрение, что это связано с тем, что падение Берлинской стены (хочется в этом признаться здесь или не хочется) означало, и очень символически, конец советской империи. И распад Советского Союза этим был предрешён. С этим, на мой взгляд, и связано то, что к этому падению очень двойственное отношение здесь.
25 ноября 2009
Падение стены в освещении радио «Свобода»

Похожие материалы

28 ноября 2014
28 ноября 2014
Празднование 25-летней годовщины «мирной революции» и падения Берлинской стены прошли в Германии на фоне дискуссий о природе восточногерманского режима.
25 июня 2015
25 июня 2015
«Из-за этой записки и пресс-конференции рухнула Берлинская стена» – о легендарном документе, утраченном и обретённом вновь, в нашем переводе статьи немецкого журнала «Muzeums Magazin» 2015.2
28 октября 2013
28 октября 2013
В четверг, 31 октября 2013 года, в Международном Мемориале состоится встреча с Роландом Яном – федеральным уполномоченным по делам архивов Госбезопасности («Штази») бывшей Германской демократической республики.
12 мая 2012
12 мая 2012
В марте 1955 года в издательстве «Новая жизнь» при молодежной организации Союз Свободной Немецкой Молодежи (FJD) появился 29-летний график и карикатурист по имени Йоханнес Хегенбарт. С рисунками в руках он предложил директору издательства создать серию комиксов для детей и подростков ГДР. Так родился журнал Мозаика Ханнса Хегена, легендарный немецкий журнал комиксов. Рисунки первых выпусков Мозаики 1955 сегодня – раритет.