Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
27 февраля 2018

Житие двух братьев-близнецов: Альбом жителя горного города Дедюхино Петра Петровича Богомолова

школа № 1, г. Усолье, Пермский край

научный руководитель Екатерина Петровна Шириханова

 

В середине 50-х годов XX века в нашем крае произошло событие, которое коренным образом изменило лицо Прикамья. Была построена КамГЭС и создано искусственное Камское море. Волны нового моря уничтожили некоторые поселения, в том числе горный город Дедюхино, село Лёнву, основную часть Усолья. Усолье пережило великий потоп, от села осталась церковь, город, разрушенный до основания, ушел под воду, лишь часть его заросла осокой и деревьями. Но город продолжает жить, пока о нем пишутся статьи, издаются книги, хранятся в музеях и архивах реликвии, пока о нем помнят люди.

Одной из таких бесценных реликвий Березниковского историко-художественного музея (БИХМ) является альбом, который автор – житель Дедюхина П. П. Богомолов назвал «Житие двух братьев Петра и Алексея, близнецы-сиротки, как остались от родителя своего Петра Карповича Богомолова и что видели и что приобрели до 82 лет своей жизни Петр и Алексей».

Альбом создавался в середине 50-х годов для потомков как воспоминание – описание жизни братьев-сирот. Затопление города – это катастрофа для их поколения, но потомки должны знать о том, что здесь жили люди, простые, скромные, трудолюбивые. Автор как смог описал и зарисовал свою жизнь, а вместе с ней жизнь своего города.

Источник представляет ценность еще и потому, что П. П. Богомолов, изображая свою жизнь, описывает жизнь целого поколения конца XIX – середины XX вв. В нем вырисован образ не только соляного города Дедюхино, но и связанных с ним Лёнвы и Усолья. На основе текста и рисунков можно составить представление о солеварении в городе, трудовой жизни, быте горожан и о некоторых событиях эпохи, например, о гражданской войне.

Источник было важно изучить сейчас, пока еще живы жители Дедюхина, раскиданные по другим городам, а главное, потомки Богомоловых – внучка Петра Зоя и внучка Алексея Людмила Константиновна Горохова, хранительница семейных реликвий обоих дедов.

Альбом был передан музею 4 июля 1962 года самим П. П. Богомоловым через краеведа Н. А. Петухова. В альбом вшиты еще два документа и фотокарточка. Директор музея Иван Федорович Коновалов, который принял альбом на хранение, дал и первую оценку этому документу своей эпохи.

Сохранность альбома не очень хорошая, страницы пожелтели от времени, некоторые сшиты, чернила выцвели.

Внешне он похож на детский альбом с пожелтевшими от времени страницами. На них помещены рисунки, выполненные цветными карандашами и красками. Картинки выполнены наивно и неумело. Здесь есть изображения домов, варниц, лошадей, людей, леса. Поначалу кажется, что это плод творчества ребенка, но потом такое впечатление исчезает. На каждом листе рисунок с надписями и сопровождающий текст. Комментарии написаны чернильной ручкой, карандашом; в большинстве это рука автора, но есть несколько страниц, которые написаны другим почерком, явно женским. Скорее всего, эти страницы вписаны дочерью Марией (с ней он проживал в это время), но стиль и язык – те же, что в основной части, видимо, она записывала под диктовку отца.

Подписи и комментарии не могут не взять за душу. Постепенно, картина за картиной, раскрывается жизнь братьев, Петра и Алексея Богомоловых. Есть в альбоме и предупреждение: «Не читай, заплачешь, что было», обращение к тем, кто знакомится с альбомом: «А что давай читай».

Листы не пронумерованы (их всего 75), но последовательность отмечена другим способом – картинами. Некоторые из них названы автором: «Картина печальная», «10 лет какъ Петръ и Алексей Близнецы ходили помиру», «Стоит завот стоить 3 года работы нетъ», некоторые рисунков и названия не имеют.

Открывает альбом картина № 1 – печальная, отмеченная 1873 годом, когда умер отец. Заканчивается альбом последними десятилетиями существования самого Дедюхина – затоплением и ликвидацией города, пуском в 1954 году Камской ГЭС. В конце – «Печальная картина слезы и тоска нищета жыте 1954 г. 80 и 82 лет». В 1954 году Петру исполнилось 82 года. На новом месте – в Усолье – он пишет летопись своей жизни. Почему рядом цифра 80? Сам процесс «переноса города» начался в 1952 году. Можно предположить, что за эти два года Петр Петрович пережил «смерть города», ставшую для него великой катастрофой, большей, чем вся его нелегкая жизнь. Именно поэтому альбом начинается печальной картиной и заканчивается тоже печальной.

Язык, которым солевар Богомолов пишет летопись своей жизни, очень своеобразен. Он пишет с буквой «ъ» (в старом алфавите она называлась «ер»), принятой в дореволюционном письме. Некоторые тексты трудно понять, потому что употребляются названия незнакомых местностей, диалектные слова и выражения, характерные для жителей Верхнекамья: «падера» (метель), «ладить лодки», «морды» (средство для ловли рыбы), «припоручено досматривать», «надо робить», «приблая вода», «ворга», пишет слова так, как они слышатся: ситсомъ (ситцем), дожъ (дождь), путает буквы местами: мецесъ (месяц), пишет предлоги слитно со следующим словом и т. п. Исходя из современной орфографии и пунктуации, ошибок очень много, но даже современному школьнику большая часть текста понятна. Поэтому в своей работе все выдержки я привожу, не пытаясь их исправить.

Описание жизни братьев

 

Главная тема альбома – описание жизни двух братьев. В октябре 1873 года родились близнецы Петр Петрович и Алексей Петрович Богомоловы. Когда им было всего шесть месяцев, они остаются без отца – Петра Карповича. «Акилина Костантиновна Богомолова овдовела осталась после мужа Петра Карповича Богомолова, сиротами остались Петр (6 мес.) и Алексей (6 мес.) близнецы, Степанида (9 лет) Настасья (6 лет), Евдокия (3 лет)». Именно этим событием начинается альбом. Картина первая – «печальная».

Правда, с датами есть неясности. На странице указан год – 1873, пишется о смерти отца и указывается возраст близнецов – 6 месяцев. На страницах Библии, которая хранится у внучки Алексея – Л. К. Гороховой, указана точная дата рождения близнецов – 5 октября 1873 года. Значит, 6 месяцев им должно было исполниться весной 1874 года!

Акилина Константиновна с пятью детьми на руках устраивается на соляной завод. Трудно пришлось семье, лишившейся отца. Средств, зарабатываемых матерью, не хватало. Петр пишет о том, что иногда приходил отец Акилины – Константин Петрович, приносил крупчатки, рыбу, ткани. Автор постоянно подчеркивает: «Слезы, тоска, нищета».

Петр и Алексей ходили в школу и посещали ее всего три года. Автор альбома сам научился читать и писать. «Петр бегал в школу. На ногах не было, на руках не было, и на себе не было». Валенки и сапоги дал ему учитель как сироте.

Когда завод остановил работу на 3 года, мать нигде не работала, и пришлось ей отпустить «близнецов-сироток» по миру. Петр пишет: «Завотъ стоялъ 3 г. мать неробила заводе не роботы небыло пришлось ходить помиру, зимой въ школу иду, милостинку вбегаю, и школы иду другую выбегаю Петръ сказалъ несчасная моя жызнь статся отъ родителя ходить по миру, горко плакалъ Петръ, нечасные мы ребята Петр и Алексей близнецы».

В 12 лет Петр и Алексей вынуждены были ходить в деревню на другой стороне Камы и обменивать паклю на хлеб. Однажды они заблудились, и Петр изобразил такую картину: «Как пошли из деревни ветеръ был и дожъ был, ночь холодная и темная, звесь небыло, месяцу небыло, хлодъ былъ, идемъ и плачемъ какъ о дому дойти. На Каме дыры насквозны, время 12 было час дошли доберегу, попась нельзя, вода холодная и перебрели на берекъ, пошли все замерзли и пришли домой, мать пустила насъ, мать заплакала поутру и лет идет, горко заплакали все». Близнецы едва не лишились жизни. Иногда такие выходы совершали с матерью. Чтобы приобрести «кусокъ хлеба» обменивали рубашки, ситец на хлеб, «хлебъ былъ 45 пудъ мука ситесъ 10 копекъ и 12 копек».

В 13 лет пошли братья Богомоловы работать на завод. Петр стал рассыльным, а Алексей был определен возить воду в конюшню и чистить лошадей. За всю свою жизнь Петр работал соленосом, отгребалыциком, унималыциком (вынимальщиком), лесником. Всего Петр проработал на заводе 46 лет и получил «живыми деньгами» – 130 рублей; Алексей проработал дольше, 54 года, и получил 175 рублей.

Родительский дом обветшал, и мать продает его своему зятю – Ефиму Семеновичу Лапаеву. После продажи семья покупает новый дом, к этому времени у них уже были хорошие доходы, так как труд унимальщиков ценился высоко. У двух братьев сразу появляется цель – «обжить» новый дом. Когда сыновьям исполнилось 20 лет, мать больше не смогла работать на заводе. Пришлось поднимать хозяйство братьям.

Петр и Алексей повзрослели, уже была пора задуматься о женитьбе. Алексей попросил благословления у матери жениться на Александре Ивановне, на что она сначала обозлилась, а затем высказала требование: «Без скотины не жыть на квартирах не жыть один другого слушаться». И правда, материнское благословление помогает, Алексей прожил до 87 лет, «без хлеба не живал, без скотины и на квартире не живал». Свадьба состоялась в 1895 году.

А в 1896 году пошел свататься Петр Петрович к своей невесте Елене Трофимовне Окуловой, но отец ее до осени не разрешал сыграть свадьбу.

Осенью пришла повестка призывникам Алексею Петровичу и Петру Петровичу прибыть в Соликамск «по воинской повинности». Поехали близнецы с матерью, Алексей вернулся «по глазу» (видимо, у него было плохое зрение), да и дома с матерью должен был остаться хотя бы один сын. Петр же был оставлен еще на неделю в Соликамске и по жребию возвращен домой. В альбом вклеена единственная фотография, на которой стоят два военнослужащих в форме, подписи – «Андрей (? Не известно кто) и Петр, 23 года». Вернувшись со службы, в октябре 1896 года Петр играет свадьбу.

Петр Петрович честно трудился, налаживал хозяйство, но братья решили жить отдельно друг от друга. Они жили в доме, разделенном на две части, в альбоме имеется рисунок, где изображены эти части.

На следующий год после свадьбы купил Петр дом за 50 рублей. «Худой домъ ветхий ничего небыло, одна труба. Ни хлева, ни бани не было, но, Петръ казалъ нажыву, на то был бы умъ и здоровее». Автор употребляет поговорку: «Пройдет не это, настанет лето, наживу не это». Матъ сказала: «Не плачъ Петръ на жывеш все будет у тебя через 10 лет, Алексей будетъ завидоватъ».

Хозяин сользавода Вилесов отблагодарил П. П. Богомолова за то, что он в течение 3 лет возил его на катере во время разлива Камы, 80 деревьями на постройку дома, которые на своей лошади привез Алексей. Вдвоем они сделали сруб и подняли дом. «Глаза боятся, руки делают», – вставляет пословицу Петр Петрович. Купили корову, самовар – символы благополучия. «Помаленьку наживаю», – радуется автор. Но на столе при этом хлеб и молоко, больше ничего нет.

В возрасте примерно 24 лет у Петра рождается сын Андрей, который прожил недолго. В мае 1899 году рождается дочь Александра. Роды были тяжелые, Елена Трофимовна оправится после них не смогла и вскоре умерла. А дочь прожила еще 40 лет.

Петр Петрович сильно горевал: «Заплачу кокая моя жызъ нечасная смолодыхъ лет по миру ходилъ хотелъ пожитъ что буду делат», но вскоре женился на Параскеве Александровне. С ней он проживет 42 года и родятся у них 7 сыновей и 3 дочери. Он по-прежнему работает на солеваренном заводе.

Петру Петровичу 31 год. «Собрание 850 человек» избирает его лесником. Об этих годах он вспоминает особенно: «Жалование быльо только 10 рублей месяц и можетъ рыбачитъ и дрова рубитъ и охотится слободнее время что хочишь то, и дело но буть самостоятельным по даче на деется на васъ… припоручено было на дачей досматривать что пакостей небыло… дали леворвер и клеймо».

В 1903 году на страницах альбома появляются записи о том, как Петр научился «ладить» лодки. Старика, который научил его, он отблагодарил, «на дорогу дал хлеба и винца ему». Он описывает рыбалку на Чашкинском озере, рисует картину спасения трех лошадей, у которых потом найдутся хозяева. Затем Петр Петрович снова вернется на завод.

События гражданской войны коснулись и Богомоловых. Нарисованы лошади, запряженные в сани, в них – люди в буденовках с винтовками и комментарий: «картина печальная». Братьев Богомоловых принудили явиться на сборный пункт с лошадьми. «За неявку суд, и стегать будут вас». Пришлось им ездить в разные населенные пункты – Веретию, Соликамск, Чердынь.

Потом люди в буденовках сменяются на рисунках людьми в фуражках, но записи не становятся веселей. Опять за неявку – «суд и стегать будут». Брата Алексея белые увели с собой, и месяц его не было дома. «И что видел дорогой – слезы, тоска, и печаль. …Хлеба нет, денег нет, домой пришел без лошади». Белые, захватив край, потребовали уведомить о наличии скота в хозяйстве и в трехдневный срок представить 2 тысячи рублей. Богомолову пришлось продать корову и лошадь.

А потом вернулись красные: «“Сказывай, сколько у вас, Богомолов Петр Петрович?” Богомолов Петр Петрович начал сказывать: 2 лошади, 2 коровы и телка 3 лет, 5 штук овец, кур 10 и еще чего. “Сказывай правду, то отдерем, сукин сын, буржуй”. Петру Петровичу не приглянулись эти слова. “Ты, буржуй”. – “От буржуев слышу”. – “Ты сволочь”. – “Я труженик, я от кошеля нажил”. – “Не может быть!” – “Собери соседей, что скажут”. И собрали соседей 10 человек, и сказали: “Два брата по дворам ходили, сиротки, труженики, Петр и Алексей близнецы”». Можно понять, что ни красные, ни белые не вызывали у братьев симпатий. А чтобы написать об этом в 60-х годах, задолго конца до советской власти, нужно было еще и мужество.

Про советские годы в альбоме практически ничего не написано. Только последние дни Дедюхина описаны подробно, и пропитаны эти рисунки и строки огромной горечью. Прожил человек долгую жизнь, прожил честно, работал, растил детей, обзаводился хозяйством, и теперь – на склоне лет, пожилым стариком – лишается всего. «1953. 80 лет. Живу в зимовке – февраль, март, апрель, май. Избы нет… Много слез, много горя видел Богомолов… Разорение… Горько заплакали о корове. Но что получилось за свою жизнь 81 год Богомолов Петр Петрович: телку пришлось заколоть, села нет, дома [нет]». Дом решили перенести: «Стал ломать дом и стал тосковать и плакать о нем». С чего начал свою жизнь Петр Петрович, тем и закончил.

Дополняют описание жизни близнецов рассказы родственников. У родственников имеется фотография братьев. На ней мужчины – орлы. Петр по специальности плотник, он держит в руках свой инструмент. Алексей занимался извозом, подковывал лошадей. По воспоминаниям З. А. Богомоловой, жены сына Алексея Петровича, Александра, и пенсию братья получали вместе. И только в этот день, единственный раз в месяц, позволяли купить себе чекушку водки. Братьям было не до выпивки, у обоих были большие семьи, и им приходилось трудиться не покладая рук. Кроме того, братья были набожны и ходили в церковь каждое воскресенье. Алексей Петрович говорил про себя: «Я жизнь прожил от кошеля» (то есть начинал с милостыни). И еще признавался, что за всю жизнь чаю сидя не попил: все время в делах, разъездах. А Петр Петрович как хороший плотник делал лодки. По утрам в паводок сам развозил дедюхинцев на лодке: «Ведь на работу, в школу опаздывают».

После известия о затоплении Дедюхина большая семья Богомоловых решила переехать не в Березники, а на правый берег – в Усолье. Петр Петрович жил до постройки дома в Дедюхине в землянке, сам же дом был перенесен в Усолье и поставлен на пересечении улиц 8 марта и К. Маркса. Он снесен в 80-е годы в связи с расширением улицы 8 марта. В возведении дома принимали участие все дедюхинцы, которые переехали жить в Усолье, а руководил постройкой племянник – Константин Алексеевич. До конца жизни Петр прожил с дочерью Марией в этом доме.

Дом Алексея Петровича перенесен в Семино его сыном – Александром. Другой сын, Константин, с детьми-школьниками жил в землянке в Усолье на улице 8 марта, постепенно на этом месте он построил дом. Здесь жили семья Константина и отец его жены, и Алексей Петрович большую часть времени жил у него, не мог надолго разлучаться со своим братом Петром.

Петр Петрович ненамного пережил своего брата. Он готовился к смерти: сделал себе гроб и хранил его на вышке дома, но он оказался мал по размерам и его похоронили в другом гробу. Прожил он до 90 лет, похоронен в Усолье.

Автор альбома описывает свою жизнь ярко, красочно. В рисунках раскрыты все мелочи его «жития». В них проявляются индивидуальные качества автора, его мировоззрение, политические взгляды.

 

Солеваренное производство в горном городе Дедюхино и труд горожан

 

Горный город Дедюхино был наряду с Соликамском, Усольем, Лёнвой, Пыскором, Орлом местом соляных промыслов. Соляные пласты под Дедюхино находились сравнительно неглубоко: на 40–45 саженей от поверхности земли, то есть на 80–85 метров. Самые глубокие из скважин, пробуренные с целью добычи соли в Прикамье в это время, достигали отметки 200 метров. Соляное производство было основным делом дедюхинцев. Именно поэтому автор альбома П. П. Богомолов с яркостью и точностью описывает труд горожан, рисует картины соляного производства. На заводе соленосом работала их мать Акилина Константиновна, сами братья с 13 лет пошли работать на солеваренный завод. Петр Петрович за свою долгую жизнь работал на заводе соленосом, отгребальщиком, унимальщиком, Алексей еще извозил дрова для солеварения.

Описание трудовой жизни солеваров начинается с 1873 года, когда после смерти мужа 35-летняя мать пошла работать на завод на варницу вторым соленосом. На этой варнице А. К. Богомолова зарабатывала тем, что «з бабами соль в амбар подымала». В день ходили 25–30 женщин по 75–80 раз. Соль носили в Егорьевский амбар, в который ведет 20 ступенек. На рисунке изображены женщины, несущие мешки по 3 пуда весом. В 1874 году заработок составлял 35 копеек в день, а хлеб стоил 40 копеек 1 пуд, мука – 45. Мать проработала на заводе всего 17 лет.

В «13 лет Петр и Алексей близнецы пошли робить въ завотъ», Алексей на конюшню, Петр – рассыльным. Видимо, задача рассыльного – отвозить и привозить владельца, бегать за рабочими. Под надписью «14 лет» описывается вновь труд соленосов, хотя сами братья в это время еще не работали. Скорее всего эти записи относится к матери.

«Какъ носили солоносы соль в онбары 5 пудовъ на голове носили и ходили вдень 79 разъ и 80 разъ вдень 4 в онбар и заработка была 70 копе, и 80 копе в ден хлеб былъ, вот кака робота была». По сравнению с 1884 годом носить соли стали больше – 5 пудов (80 кг), зарплата стала больше. Возможно, сейчас речь идет о мужчинах – соленосах. Ведь под 1884 годом была четкая надпись – женщины. В 14 лет братья становятся «соваричами объгребат соль в онбары». На рисунке изображены 4 человека, поднимающихся по 20 ступенькам в амбар: Алексей, Петр – над ними надпись – отгребальщики, 2 других – товарный, амбарный. Задача отгребальщиков – отгребать соль в амбаре. «Петр и Алексей близнецы пошли соваричами. Вдень зароботка была 25 к. вдень какъ объгребали соль хлебъ в ето время быль 45 к. пудъ». Дальше не совсем понятная надпись: «Повестъ быть 12 часов ночй и вчас ночьй боже насъ помилуй насъ, аминь не просыпай 14 лет и повечалй ночью робочих всехъ подварков и унималчико и солоносовы и банто (?) всех рабочих». Видимо, работали ночью, главное было – не спать, и, скорее всего, перечисляются профессии, на которых работали подростки – подварки, унимальщики, солоносы. В 15 лет Петр и Алексей «Какъ отъважываютъ золу сварницъ 3, варницъ взимнее время на увалы возят утромъ и вечером поденчина 30 к. вден робота пылная но, надо робить хлебъ баль 45 ко пуд». Золу с Златоустовских 3 варниц возили на увалы. Зарплата по сравнению с отгребальщиками стала больше на 5 копеек. Интересный рисунок сопровождает эту запись. Наверху, на трубе варницы сидит человек, но надписи к ней нет.

В 17 лет Петр и Алексей носили соль с женщинами. «Приходило годъ на той работе робит 1 на, другой робитъ куда пошлют на робитэтъ перется нельзя надо робит». 35 человек носили соль по 3 пуда в Егорьевские амбары, 10 ступеней вверх и 12 вниз – женщины и подростки-ребята 17–18 лет. За день надо сходить 80–90 раз. Зарплата составляла 35 копеек в день. В 18 лет «Послали унимат Петра и Алексея, Петра на 2 номер Алексея 1 номер», на вторую Предтеченскую варницу. «Но сперва было тяжело робить апотомъ попривкли и стали робит». Петр Петрович Богомолов проработал 7 лет на одной варнице унимальщиком, а затем кочегаром, Алексей – 5 лет на варнице. «Унималъ соль5 лет не покидая рукъ ходили 5 утра 6 часов вечера 2 раза всутки, зароботка была 12 руба и 12 р 50 к хлебъ был 45 пуд взапас едовали хлеба крупчатки рыбы сахару». Труд унимальщика был очень тяжелый, но и зарплата была намного выше (указана за месяц).

Под 1897 годом упоминается период работы промыслов – «варничный год». На конец апреля – середину мая приходился паводок, именно в этот период «работниковъ снимал сработы и опять на сторое место посылалъ» хозяин. А хозяином был предприниматель И. П. Вилесов, но Г. П. Головчанский утверждает на основе других источников, что И. П. Вилесов взял в аренду первый участок только в 1903 году. Во время паводка три года подряд П. П. Богомолов с четырьмя товарищами возил своего хозяина на катере «Варяг», за что хозяин рассчитывался с ним 80 деревьями в лесу. 20 деревьев не хватало Петру Петровичу на строительство дома, И. П. Вилесов дал ему эти недостающие деревья, «хозяин любил таких работников».

Алексей Петрович «везетъ дрова на изгарворницу сперва возиль на, одной а потомъ и на другой и возилъ все время 42 года и на разных лошадяхъ и все вемя возилъ взаводъ 5 саженъ и 6 сажон, 4 утросовъ и 12 дня вот какъ робил в зоводе Богомоловь Алексей». Брат Петр задает вопрос: «А сколько в год можно навозить сажень? А за свою жизнь? Тысячу…» Трудно приходилось брату. «Буувал й дожд и падеры и морозъ 50 градус есть надо навозить дрова 6 сажен всутки». За работу платили: «муки давали 9 пудъ овса 20 пуд пуд 35 коп». Петр Петрович в это время работал соленосом. «Носили соль в онбары 70 ра и 80 разъ вотъ какъ старики робили зарабливали 70 копек и 80 копе вдень хлеб быль 45 пудъ муки вотъ за что и робили». Работали днем и ночью по 10–12 часов в день.

Таким образом, вся биография двух братьев, матери, деда связана с работой на заводе. Свою жизнь братья начали рассыльным и конюхом, работали отгребальщиками, соленосами, унимальщиками, возили золу, дрова. Автор в своем альбоме описывает не только специальности соленого производства, но тяжесть труда, оплату за разные работы, при этом сравнивает стоимость хлеба и зарплату рабочих. На основе описания и рисунков в альбоме можно представить себе производство соли в тот период времени. Отражены также периоды работы и простоя завода, правда, они не всегда совпадают по времени с другими официальными источниками. Имеются также сведения об одном из хозяев завода начала XX века – И. П. Вилесове.

 

Быт и хозяйство жителей города Дедюхино

 

В альбоме Петра Богомолова содержится описание хозяйства и бытовых сцен. Информация отражена не только в текстах, но и в рисунках. Земли в Дедюхино не особенно благоприятствовали земледелию, но огороды были. Весной их затапливало, после этого сразу занимались посадками. Но в альбоме упоминания об этом нет.

Когда Петра Богомолова выбрали работать лесником на казенную Сурмовскую дачу в 15–17 верстах от Дедюхина, ему дали 8 десятин земли – для леса, 5,2 – пахотной земли, 1 – сенокосные угодья. 10 деревьев он продал за 1 рубль 20 копеек, продавал он и скошенную траву, от которой выручил 20 рублей. А жалование его составляло в это время 10 рублей в месяц. Его основная функция была досматривать за крестьянами, что возят. Брату Алексею дали 8 десятин на даче, но земля была не пригодна ни для пахоты, ни для сенокоса. «Что буду делать сней… надо оброботать ее… 3 года сужылъ лъсникомъ Дедюхиномъ 1 годъ служу Сурмовской даче приемке дач й хватитъ сменя сказаль Богомоловъ Петръ Петровичъ, дома хозяйство большое годъ дослужу». В одной из картин он упоминает «поле 50 лет 2 новочтй 40, 3 огорода 42 года». Скорее всего, за 50 лет у него было поле и за 42 года – 3 огорода.

Особое положение в Дедюхино занимало скотоводство. Корова считалась самым распространенным домашним животным. Мать, благословляя своих сыновей на брак, давала наказ: «Без скотины не жить». Первую корову купил Петр Петрович за 17 рублей в 1897 году. Деньги на корову копили постепенно, в это время на заводе жалование было 15 рублей. Встреча матери с коровой была праздником. За всю жизнь «Было приобретено 2 лошади 2 коровы». Последние дни жизни в Дедюхино стали трагедией – с коровой и телкой пришлось проститься. «1953 ноября 5 числа… повел корову телку 3 лет на Камень из Дедюхино, и с дочерью Марией Петровной облились слезами, горько заплакали о корове и о телке, как растил телку 3 года, жаль мне ее».

Без лошади тоже жить было трудно. Первым лошадь купил в 24 года Алексей «со всемъ збруей заплатил 45 рублей». «Матъ сказала Алексею на что такую берешь худую лошадь но я ее справлю она будет робит посмотримъ и спровиль лошади поехалъ взаводъ дрова водит на варницы и возиль 42 года приобреталь других лошадей за свою жызнь».

Сам Петр в 1905 году (в 33 года) купил лошадь «как одалй кобылицу сторговъ Богомолову Петру Петровичу за 50 рублей сторговъ по уплатно (в отсрочку?) Богомоловъ сталъ изаит на ней … здиль на 3 год когда дровъ волость привезеть когда домой привезет».

Интересный случай описывает автор, когда он работал лесничим. Он нашел лошадей в лесу и привел их в волостное правление, информация о найденных конях была напечатана в газете, хозяева нашлись через 7 дней и заплатили деньги. Это свидетельствует о честности и порядочности Петра Петровича. Здесь же он пишет о том, что из лыка сделал аркан и узду и ими поймал в лесу коней. Любовь к лошадям подтверждают и рисунки в альбоме. Лошади изображены достаточно искусно, наиболее встречающиеся лошади – белые в крапинку и рыжие. Рыжий конь Алексея – Коврко малый и большой, в крапинку конь зятя – Серко и свой.

Кроме лошадей и коров в хозяйстве П. Богомолова имелись 5 овец и 15 кур.

Дополнительным источником существования были дары природы. В альбоме Богомолова рыбалке на Чашкинском озере посвящена «картина» с названием «Весеннее время май»: «1 мая 1903 года поехаль влодке Богомоловъ Петръ Петровичъ влъсъ по обходу вовремя разлива воды, на озера рыбачитъ и за охотой и по дрова вновой лодке». У Богомолова всё под руками: рыбы привезет, уток и косачей, и дров привезет домой, только не ленисъ. На рисунке изображена лодка, а в ней автор, собака, топор, сумка, ружье и всё подписано. Рыбу ловили мордами, которые плели из ветвей деревьев, на рисунке изображена технология постановки морд. Нарисован лес, на верхушках деревьев сидят косачи. В Каме рыба ловилась плохо и только во время весеннего спада воды. Чашкинское озеро находилась в одной версте, рыбалка в ней была малодобычливая, но это лучше «несоль носить в анбары спянымй работнйком сказаль».

В Дедюхино жители старались жить в своих домах. Мать всё в том же благословлении указывает «не жыть на квартирах». Первый родительский дом «на 19 году жизни Петр и Алексей Богомоловы с матерью продали» и приобрели новый, и стали «поуплатно за него уплачивать мецеса и вгодъ за него», скорее всего в кредит. Братья и мать начинают жить по-новому; дом поделили на 2 части: первая часть Петра, посередине – сени и вторая – Алексея. «Петка дом 3 сажена, сени 1 сажен, Алешка дом 3 сажена». Это отражено на рисунке. Дом высокий; по рисунку не понятно, сколько этажей. Обычно для данной местности характерны двухэтажные дома, связанно это с подтоплением весной. В 1897 году Петр купил для своей семьи отдельный дом за 50 рублей. Дом оказался худой, на что два брата сказали: «Посмотрим на них, поднимем дом». Но весной дом затопило и нижняя часть стала нежилой. Загоревал Петр «и горко заплакалъ домъ старый ветхи и ничего не было». Совместно с Алексеем они поставили дом, и он около 80 лет, даже после переноса, прослужил своему хозяину и его дочери.

На одной из страниц альбома автор пишет о том, что ели. «Петръ Петровичъ пиходитъ сроботы вечеромъ и говорит нетли что поест и попитъ. Мать и говоритъ самоваръ на столе и хлебъ и молоко на столе, пей и ешь больее не чего нету». Данную картину сопровождает надпись: «Хорошее житие Петра Петровича», видимо такой стол – для них уже достаток. На праздничных застольях всегда стояло вино, это видно на рисунках. Так же на нескольких рисунках изображено пиво с подписью: «Выпьем».

Символом благополучия, по представлениям Петра Богомолова, являются самовар и часы. И он это постоянно подчеркивает. Когда Петр переехал в отдельный дом, у него: «Ничего небыло, ни самовару небыло и часовъ небыло ни коровы небыло». Поэтому он с особой гордостью пишет о покупке первого самовара: «Петръ Петровичъ и сходил вУсолье за самоваромъ и купилъ его за 10 руб 50 к.».

Среди множества бытовых сцен наиболее ярко, с особой любовью автор описывает сцены сватовства и женитьбы. По старым обычаям парни и девушки, прежде чем играть свадьбу, должны были просить родительского благословения. В альбоме автор рассказывает о трех свадьбах: двух своих и одной брата. Во всех трех случаях мать, Акилина Константиновна, дает одно и тоже наставление: «Без скотины не жыть на квартирах не жыть один другого слушаться».

Первым жениться решил Алексей, на что мать стала возражать: «Лопата и ухватъ уменя вруках… Я наломаю бокате вам…надо женится по хорошему, а не такъ». Эту сцену сопровождает интересная надпись: «Петр взял гармонию. Алексей надумал жениться. Смех и горе…»

Через год надумал свататься Петр Петрович к Елене Трофимовне Окуловой. Теперь мать не возражала, но отец Елены сказал: «Знаю парня как себя, парень хороший но, до осени не одамъ девку я, стар стал и сторуха робить не можот вся надежда на девку жди осени». Свадебное торжество состоялось 16 октября 1896 года. После совершения обряда венчания молодых встретила мать и благословила всё теми же словами. Из рисунков на нескольких страницах мы узнаем: «Свахй приезжали отъ венца и все гости едутъ. Поехали. Всех лошадей было 7 лошадей приглошеныя певчие 4 человека». Этот брак был не долгим, в 27 лет Петр Петрович овдовел.

Ярко описывает он и вторую свадьбу с Параскевой Александровной: «Был сильной дож, все смоклй отъ дождь», тщательно вырисовывает коляску, на которой едут молодые. Мать благословляет молодых все теми же словами, поздравляет и желает: «Вногая лъта вногая лъта вногая лъта Богомолову Петру Петровичу и супруге его Параскове Александровне». Вторую свадьбу он описывает более красочно, чем первую: «Гуляемъ и веселимся и будемъ выпиватъ вина все его гости изапевали, внося ета 3 раза вина, было 6 ведеръ 8 рублей, ведро 1,2 рублей».

Интересно описание детских зимних забав, запечатленных на двух картинках. На первой из них он вспоминает: «Петр и Алексей близнецы-сиротки вышли огребаться в зимнее время Петр с лопатой, Алексей с санками, а две сестры посмотреть на них что будут дел». На другой он также пишет о зимних увлечениях, но еще с рисунком горки: «12 лет Петр и Алексей сиротки вышли покататься в зимное время… они вышли побаловать, а мать смотрит на них».

* * *

 

Дневник солевара из горного города Дедюхино Петра Петровича Богомолова ценен тем, что он не только описывает то, что происходило в его жизни, но и выражает его отношение к этому, его оценки и переживания. В нем есть история, казалось бы, маленького человека, который прошел долгий путь жизни от сиротки, просящего милостыню, до уважаемого человека в городе. Хороший сын, понимающий брат, глубоко верующий человек, постоянный труженик – таким предстает автор альбома. Делал он свой альбом трепетно и нежно, не очень умело, но зато душевно выписывая каждую картину. Вырисованные фигуры людей и животных, очертания строений, леса, домов сопровождаются комментариями, которые насквозь пропитаны печалью – остались сиротками два брата, просили милостыню, всю жизнь «робили», пережили 3 революции, 3 войны. Лишь одна картина сопровождается надписью: «Хорошее житие Петра Петровича», где на столе стоят хлеб и молоко. Тем не менее, судя по картинам и надписям, счастьем для автора были покупка дома, коровы, лошадей, свадьбы, рождение детей, приобретение самовара, гармошки, выборная должность лесничего. В конце альбома – снова печаль и слезы, затопление города – это еще большая боль, это потеря всего. Автор пытается доказать, что его жизнь прожита не зря, и не его вина, что после 80 прожитых лет он оставляет после себя только альбом с рисунками.

27 февраля 2018
Житие двух братьев-близнецов: Альбом жителя горного города Дедюхино Петра Петровича Богомолова

Похожие материалы

9 декабря 2016
9 декабря 2016
В данной работе я попыталась осветить судьбы ничем не примечательных для официальной истории односельчан. Никто из них не сделал ничего героического или великого, чтобы быть «достойным» места в общечеловеческом хранилище воспоминаний. Люди просто жили, как могли.
5 июля 2010
5 июля 2010
Одна из работ школьного конкурса, посвящённая повседневной жизни Москвы времён Второй Мировой. Работа основана на дневниках Н.К. Вержбицкого.
17 января 2017
17 января 2017
Британское издательство GRANTA недавно выпустило английский перевод дневника охранника ГУЛАГа Ивана Чистякова «Сибирской дальней стороной». В английской версии книга называется «The diary of a GULAG prison guard Ivan Chistyakov». Пользуясь случаем напомнить об этом уникальном источнике, «УИ» публикуют отрывок из русского издания.
11 октября 2016
11 октября 2016
Михаил Мельниченко о перезапуске «Прожито», новых горизонтах проекта, роли дневников в образовании, личном отношении к личным текстам и выходе в оффлайн