Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
30 ноября 2017

Пережить двадцатый век

Первый серьёзный отпечаток в памяти Виктора Фёдоровича оставил 1924 год. Он только начал работать подмастерьем на промышленном предприятии, когда страну потрясло известие о смерти вождя революции.  Однако для Виталия Фёдоровича этот год стал переломным ещё и потому, что в кинотеатре при заводе показали «Кино-глаз» Дзиги Вертова. Немая кинолента настолько поразила молодого рабочего, что он всерьёз заинтересовался искусством и стал выписывать журналы для самообразования.

Виктор Федорович видел своими глазами, как взрывали Храм Христа Спасителя в 1931, и нередко рассказывал об этом, но в целом о тридцатых предпочитал умалчивать. Одна из волн массовых арестов унесла его отца, и распространяться о таком было опасно.

Война застала его за городом, он не видел Московской паники и просто отправился прямиком на ближайший призывной пункт, как только услышал о начавшемся вторжении. Он прошёл всю войну и демобилизовался с множеством наград, но обратно на завод возвращаться не стал. Решив воспользоваться особыми условиями приёма в ВУЗы для бывших фронтовиков, Виктор Фёдорович пошёл учиться на искусствоведа.

Успев отучиться всего год, в 1947 году Виктор Фёдорович попадает под машину. Тяжёлые травмы приковывают его к постели, оставляя наедине с тяжелым синдромом пост-комбатанта. Впервые в жизни он начинает серьёзно пить, и чудовищный запой едва не стоит ему всей карьеры. Чудом избежав отчисления, Виталий Фёдорович всё же успешно заканчивает высшее образование и официально становится специалистом.

В его жизни будет ещё много неожиданностей. Он переболеет холерой и узнает о расстрелах в Катыни. Внезапно окажется в командировке на Западе, где его завербует ЦРУ. Развала СССР он так и не увидит, потому что второй игрок уже успел пройти поле до конца, но стопка карточек с событиями биографии накопилась внушительная.

74Alpha

Игровое поле

Правила в целом довольно простые — в начале игрокам предлагается выбрать себе персонажа — рабочего или колхозницу. От его или её имени игроку предстоит пережить (вернее попытаться пережить) все 74 года советской истории, представленные на поле 74 кружками с датами. Первый бросок кубиков выдал восемь ходов и переместил Виктора Федоровича сразу на 1924 год — за этим событием в игре закреплена смерть Ленина, а также возможность сходить в кино на нового Дзигу Вертова, получив дополнительные очки. Все эти события описаны в карточках, на каждый год приходится по две. Выбрав наугад одну из них, игрок получает событие в свою биографию.

Придумать имя персонажу каждый волен сам, равно как и заполнить пустоты между событиями биографии, игра сконструирована так, что цельная история жизни образуется как бы сама собой.

Одновременно с продвижением по полю истории персонаж двигается по полю личной жизни, где его поджидает тиф, страх, свадьба и запои, а, может быть, и ничего не поджидает — как повезёт. События этих линий влияют одна на другую, замедляя или, наоборот, ускоряя течение жизни.

Фото: Роман Воронцов
Фото: Роман Воронцов

Возможностей попасть в ГУЛАГ, заболеть, сломать ногу или погибнуть на фронтах нескольких войн у персонажа предостаточно, поэтому создатели игры предусмотрели возможность играть как бы поколениями. Если бы Виктор Фёдорович погиб на войне, игра бы продолжилась с того же места, но от имени его племянника, сестры или ребенка. Таким образом в процессе игры из карточек складывается не индивидуальная, а семейная история — естественный формат передачи и сохранения памяти о прошлом.

Каждый новый ход в кругу отсидки нужно начинать с броска кубика. Если выпало число меньше трех, ваш персонаж умирает в лагере. Если больше — передвигайте фишку по кругу отсидки на одно деление. Так продолжается, пока вы не достигнете конца сектора. После этого возьмите карту класса «враг народа» и верните фишку на линию истории в тот год, с которого началась отсидка.
Цитата из правил

Игра кончается в тот момент, когда один из игроков проходит линию истории до конца. Пока Виктор Фёдорович  лежал в гипсе и пил горькую, пропуская ход, персонаж второго игрока крестьянка Аграфена вырвалась вперёд и своими глазами увидела распад СССР.

В её жизни тоже хватило впечатлений, и стопка карточек, из которых сложилась её непростая биография, содержит, например, опасный эпизод с голодом в деревне. Тем не менее, положительных событий тоже было достаточно, чтобы поменять класс персонажа с крестьянки на специалиста и получить преимущества в некоторых исторических ситуациях игры. Плюс ко всему кубик благополучно перенёс её через самые опасные годы, где она могла застрять в длинном кольцевом поле ГУЛАГа. В этом поле очень легко погибнуть и очень сложно вернуться обратно в ход истории.

Артефакт

Сама идея игры и первый её прототип появились в диссидентской среде ещё в восьмидесятых, в виде подарка на день рожденья правозащитнице и историку Сусанне Печуро. «Писательница Любовь Кабо передала игру бабушке в подарок, одна долго хранилась в семье, а потом мы просто передали её в архив Мемориала, где она потом находилась ещё около десяти лет. Кто именно её придумал и сделал, до сих пор неизвестно» — рассказывает внук правозащитницы Алексей Макаров, историк и сотрудник общества Мемориал.

Оригинальное поле игры из архива Мемориала

Год назад семейный артефакт извлекли из архива, чтобы показать школьникам, и тогда же возникла мысль, что его можно доработать и превратить в полноценную настольную игру.

«Мы в какой-то момент просто сели в неё играть и выяснилось, что никаких правил в архиве не сохранилось. И не факт, что они были — нет даже системы персонажей, а есть только поле с кружками и надписями, которые как-то отражали исторические события, — рассказывает Света Шуранова. — Лёша Макаров стал звонить знакомым и друзьям семьи, тем, кто мог вспомнить, как в неё играли, но реконструировать свод правил всё равно тогда удалось только частично. Так что мы фактически стали придумывать игру заново, сохранив в ней максимум из того, что сумели найти».

Так в течение года разработки было решено упростить поле, сохранив при этом его общий вид (заслуга дизайн-бюро «Верстак»), придумать несложные правила и положить в основу игрового процесса 254 карточки, из которых при  каждом прохождении формируется уникальная биография персонажа.

Каждое историческое событие игры сопровождается на карточках небольшим комментарием, извлечённым из реальных дневников ХХ века  в сотрудничестве с проектом «Прожито». Второй источник цитат и комментариев на карточках — архив исследовательских работ конкурса «Человек в истории. Россия — ХХ век», а для иллюстраций использовались архивные кадры проекта «История России в фотографиях».

Перед самым выпуском альфа-версии у игры, наконец, появилось название «74» — по числу лет советской власти, которые предстоит пережить игроку. Коллектив разработчиков планирует и дальше дорабатывать игровое поле и систему персонажей, но готовую альфа-версию уже можно приобрести на стенде Мемориала на ярмарке non/fiction№. Официальная презентация игры пройдёт в литературном кафе в последний день ярмарки в час дня.

UPD:
Первый тираж альфа-версии игры полностью раскуплен, но, пройдя по ссылке, можно оставить предзаказ на новый тираж альфа-версии, который будет напечатан до Нового Года. Как только выйдет бета-версия, всем владельцам «альфы» будет предложена скидка на новую версию 25%.

30 ноября 2017
Пережить двадцатый век

Похожие материалы

3 апреля 2014
3 апреля 2014
Кризис застает нас врасплох и подталкивает к быстрому поиску нового языка описания действительности. Сегодня уже можно увидеть все метафоры, исторические аналогии и политологические схемы, которые привлекаются для описания украинского кризиса и состояния российского общества.
21 февраля 2014
21 февраля 2014
«Уроки истории» открывают подборку фотографий, объединённых темой Колымы. ГУЛАГ, изнурительная работа в нечеловеческих условиях, смерть... а вокруг – удивительной красоты природа. Климат и природное великолепие дошли до наших времён, а ГУЛАГ остался страшным воспоминанием о прошлом. Но появилась и новая примета: вместо предприятий, электростанций, объектов промышленной и жилой инфраструктуры, создававшейся трудом заключённых, – развалины.
22 сентября 2016
22 сентября 2016
Светлана Ганнушкина, председатель «Гражданского содействия» и член правления «Мемориала» получила премию «За правильный образ жизни» («The right livelihood award»), также известную как «Альтернативная Нобелевская премия мира»
1 декабря 2016
1 декабря 2016
3 декабря с 17.00 до 18.00 на книжной ярмарке non/fiction№ состоится презентация «Двести из пяти миллионов. Очевидцы о немецкой оккупации, угоне и жизни в Германии» (о книге «Знак не сотрется»). Презентация будет происходить в ЦДХ на 2-м этаже в Литературном кафе.

Последние материалы