Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
22 ноября 2016

Жизнь и деятельность Михаила Никоноровича Басова, учителя Наумовского земского училища

школа № 4, г. Вельск, Архангельская область

научный руководитель Алла Петровна Загоскина

 

В 2012 году моя семья приняла решение съездить на родину наших предков – в Вологодскую область, деревню Наумовскую (около 100 км от Тарноги). Еще до поездки мы знали о том, что сохранился дом, в котором проживал мой прадед Михаил Никонорович Басов с семьей. В этом доме родилась и моя бабушка – Галина Михайловна Афанасьева. Житель этой деревни – Александр Николаевич Угрюмов, рассказал нам, что сохранились записные книжки М. Н. Басова, которые были обнаружены во время перестройки дома, и теперь они находятся в фондах краеведческого музея села Тарнога.

Записные книжки прадеда меня заинтересовали и мне захотелось больше узнать о его жизни.

Эта работа написана на материале архивных документов, бесед с жителями деревни Наумовская и воспоминаний бабушки Г. М. Афанасьевой и моей мамы В. А. Афанасьевой.

 

Ранние годы

 

Михаил Никонорович Басов родился 13 октября 1887 года в деревне Петровская Вельского уезда Вологодской губернии в многодетной крестьянской семье. Родители Михаила имели личное подворье, держали скот. Особого достатка в семье не было. Михаил получил начальное образование. Аттестат, переданный в Вельский краеведческий музей, подтверждает тот факт, что М. Н. Басов успешно закончил Пежемскую начальную школу. Отец Михаила настаивал на том, чтобы он оставался в родной деревне: семье были нужны рабочие руки. Но Михаила тянуло к знаниям, останавливаться на достигнутом он не захотел.

Вопреки воле родителей, Михаил покинул дом и отправился в Тотьму. Там он поступил в Учительскую семинарию. Нелегко пришлось прадеду вдалеке от родных мест. Самостоятельно, практически без поддержки своей семьи он добивался поставленной цели.

В записной книжке Михаил описывает, как ему приходилось добираться из дома к месту учебы: «В Тотьму отправились 14 августа. Дождь лил круглый день. Приехали в Капустино поздно вечером, совершив 15 верст по вязкой и слизкой дороге. Негостеприимно встретило нас Капустино. Несмотря на все наши просьбы пустить ночевать и покормить коней, мы получили один ответ: “В избе вымыто, нельзя пускать, надо, чтобы не загрязнили”. Это было как раз накануне праздника Успения Б<ожьей> М<атери>. Волей-неволей нам пришлось ночевать на улице, расположившись у костра наподобие цыганов».

Вопреки всему, прадед продолжал учебу, к занятиям относился исключительно добросовестно.

В 1907 году Михаил Никонорович закончил семинарию, что подтверждает «Свидетельство от Педагогического Совета Тотемской Учительской Семинарии, на основании положения об Учительских семинариях»: «Дано сие свидетельство окончившему полный курс семинарии, сыну крестьянина Вельского уезда Вологодской губернии Михаилу Никоноровичу Басову, родившемуся 13 октября 1887 года в том, что он, обучаясь в Семинарии, при отличном поведении показал следующие успехи “очень удовлетворительные” почти по всем предметам. Вследствие сего он, Басов, удостаивается звания учителя начального училища и при поступлении на означенную должность имеет пользоваться всеми правами, той должности присвоенными. Г. Тотьма мая 31 дня 1907 года». Имеется фотография группы выпускников семинарии с моим прадедом. На обратной стороне надпись: «На добрую память от любящего наставника». Фотография датирована 11 июня 1907 года. Там же приведены строки из стихотворения Н. А. Некрасова: «Сейте разумное, доброе, вечное, / Сейте – спасибо вам скажет сердечное / Русский народ».

По окончании семинарии для группы выпускников было организовано путешествие на теплоходе из Тотьмы до Москвы. В своей книжке прадед подробно описывает увиденное: «По берегам заливные луга, а то просто кусты липы, выделяющейся своим темно-зеленым видом от других деревьев. Но вот Вологда – столица нашей губернии. Сходим с парохода. Первая картина десять конных стражников скачут в галоп по улице. Здания общественные красивы. Отправивши багаж на вокзал, мы отправились осматривать замечательности города. Были в школе слепых. Показывала учительница пособия для изучения азбуки. По точечной азбуке, состоящей всего из шести точек, разным образом расположенных. Читал мальчик очень хорошо. Писал по точечной азбуке и простыми буквами. Один играл на фисгармонии порядочно. Есть два игрока: один на скрипке другой, на гармонии. Впечатление вынесли отрадное. Смотрели древнюю стену собора. Были на водокачке, но только не во время работы. Смотрели домик Петра Великого. Видели пушку, отнятые у шведов ружье стрелецкое с длинным дулом, кольчугу железную и шапку, в которые одевались древние воины. Книги, картины и много других хороших вещей. После этого мы все так утомились, что еле дотянули до вокзала, где нас за 30 коп. каждого так накормили, что чуть не с пустыми желудками дождались до чая».

Из приведенного текста следует, что прадед был человеком любознательным: он дает подробное описание достопримечательностей Вологды и окрестностей города, видно, что он много читал.

 

Работа учителем в селе Спас Тарногского района

 

Начало XX века стало временем открытия ряда одноклассных (с одним учителем) земских начальных училищ с трехгодичным сроком обучения. Среди 50 училищ, которые содержались на совместные средства Тотемского земства и Министерства народного просвещения, было и Наумовское, открытое в 1907 году. Там в течение 10 лет работал Михаил Басов. Эти годы мой прадед посвятил тому, что учил и воспитывал крестьянских детей. Он любил свою профессию и все знания, опыт, навыки передавал ученикам. В селе прадеда уважали.

О том, как тщательно он готовился к проведению занятий, свидетельствуют его записи, например: «22 августа. Размещение учеников по партам по измеренному росту. Разъяснение, как нужно держать ручку, сидеть и т. п. Задал работу самостоятельную: письмо и цифры. Потом учил младшее отделение поднимать руку, при ответе вставать. Потом задавал различные вопросы. Где вы находитесь? Зачем сюда пришли? Чему будут вас учить здесь? Кто будет вас учить чтению, письму и считать? Как зовут вашего учителя? … Как зовут тех детей, которые ходят в школу? Куда должны ходить каждый день ученики? Что должны делать ученики до прихода учителя? Требовать полного ответа».

Михаил Никонорович был человеком начитанным, музыкальным, занимался резьбой по дереву. Пополняя свои знания, прадед занимался самообразованием, выписывал различную литературу. Как он восторженно описывает курсы для учителей, организованные в 1911 году в Санкт-Петербурге, где он стал одним из слушателей. Курсы организовывались для поднятия общеобразовательного уровня и усовершенствования педагогических знаний. Вот как им описано открытие курсов:

«5 мая 1911 г.

Сегодня для меня золотой день. Я не испытывал еще никогда такого радостного чувства, как начал жить общественной жизнью. День открытия курсов навсегда останется самым ярким явлением в моей жизни. Еще по приезду в СП-б уже сразу встречаешься и с каким удовольствием знакомишься с товарищами коллегами. Оказывается в 12 ч. открытие. Едем туда. Ко времени открытия актовый почти битком заполняется учителями. Слушателей более 1200 ч<еловек> из разнообразных областей огромной России. Открывает Савин. Приветствует и просит учителей беречь курсы, которые удалось открыть с таким трудом. Программную речь говорил Душечкин. Затем приветствовал учителей представитель от съезда библиотекарей. Говорил очень горячо. Сразу дух поднял. Зато и награжден был таким громом аплодисментов, какого я никогда не слыхал. Расходились все, возбужденные до крайности, слышанным и виденным. Вечером в каждой комнате можно видеть несколько человек, занятых письмами к товарищам, с которыми каждому хочется поделиться впечатлениями».

Записные книжки прадеда говорят о том, что он был книголюбом. Очень жалел, что хорошая литература была доступна не каждому. Вот сделанные его рукой описания ярмарки в Кокшеньге Спасской волости 18 января 1908 года: «Проходя по ярмарке около 11 часов, я постарался рассмотреть всё, чем торгуют, и постараюсь всё в кратких чертах описать.

Вот целый ряд балаганов, в которых торгуют сластями: пряниками, конфетами и др. Здесь толпится молодежь. Здесь же и затеваются драки между ними. Дальше – торгуют уже серьезными товарами, необходимыми в сельском хозяйстве; как, например, топорами, замками, пилами, котлами большими железными и другими железными предметами.

Но главная торговля производится посудой деревянной и глиняной. В громадном количестве расходится деревянная посуда: ушаты, кадки, бочки и еще плетеные пестери (корзины – В. С.). Но вот мое внимание привлек балаган около церкви. Я подошел и увидел целый иконостас икон. Я уже хотел было отойти, да вдруг заметил в одном уголку того же балагана книжки и картины. Тут же и толпилась ученая молодежь, желавшая на две или три копейки купить что-нибудь почитать. Я подошел поближе и стал рассматривать книжки. И что же я увидел? Тут лежали грошовые книжки с описанием чертей, леших и других чудовищ. Хороших же книг не было ни одной, и притом торговец страшно наживался. Каждую книжку продавал не дешевле 2 или 3 копеек. Тогда как она стоила только 1 копейку или грош. Книжки брались нарасхват. Мне пришла мысль, что если бы вместо всей этой дряни вывести сюда хороших и недорогих книг, какую бы пользу принесли всем кокшарам – но этого нет. Дай Бог, чтобы такое хорошее дело когда-нибудь осуществилось».

Свою любовь к книгам М. Н. Басов старался привить детям. Ему, человеку образованному, было очевидно, что знания расширяют кругозор, помогают понять различные явления и события, происходящие в стране. Я убежден, что мой прадед хотел, чтобы наша страна была страной грамотных и образованных людей. И в этом, на мой взгляд, проявлялась его любовь к своей Родине.

Вот записи, которые подтверждают мои выводы: «Нужно учителю руководить внеклассным чтением, и при этом учитель должен знать свою библиотеку, как свои пять пальцев, все книги должны предварительно прочитать и стараться ни разу не допустить ошибки. Учителю надо знать своих учеников, учитель должен наблюдать за своими учениками и свои замечания записывать, если память изменяет. Надо знать детей не только со стороны развития, но и склонностей. Но учитель должен развивать не одну только наклонность, а гармонично все стороны, но приступать к этому, когда дети полюбят книжку. Иногда учитель устраивает общее чтение какой-нибудь хорошей книжки. Книги должны удовлетворять переживаниям ученика. Критерии оценки книг. Художественная книга: отсутствие в ней подтасовки фактов, понятный и неподдельный язык. Издания должны быть изящны, с иллюстрациями. Для того чтобы приохотить детей читать, надо рассказать начало книги».

А вот другая запись: «Детям не надо давать читать вторую часть басни, где делается чистая мораль. Дети сами должны вывести уже потом. Поэтому нужно делать строгий выбор басни, в виду того, что они все приноровлены к взрослым. Поэтому нужно давать басни для чтения, но не нужно вдаваться в объяснения, как, например: кто разумеется под тем или иным аллегорическим изображением? Не знаете ли вы таких людей? Не вражду ли мы этим посеем между людьми?»

 

Увлечения Михаила Басова

 

В 24 года М. Н. Басова увлекло пчеловодство. Со слов моей бабушки Г. М. Афанасьевой я знаю, что прадед выписал из Казани пчел и занялся их разведением. Это занятие захватило его всецело.

«24 мая 1911 года.

Сегодня начинаю писать. Вот уже несколько дней работаю на пасеке. Настроение бодрое. Но вчера к вечеру пчелы так нажалили, что к вечеру меня свалило совсем с ног. Руки страшно опухли и бьет лихорадка. На пасеке удалось видеть в первый раз роение пчел. Великолепное зрелище. Пчелы волной посыпали из улья и начали кружиться и, наконец, привились к изгороди и елям».

Занятие пчеловодством стало не только увлечением, но и второй профессией моего прадеда. Сохранилась фотография «Пчеловоды Северного края», среди них М. Н. Басов. Овладевая знаниями в области пчеловодства, он прослушал курс естествоведения в Санкт-Петербурге, по-прежнему много читал, обменивался опытом и активно внедрял пчеловодство на Тарноге. С этой целью проводил большую разъяснительную работу, ходил по деревням, агитировал местное население заниматься пчеловодством.

Каким бы видом деятельности не занимался мой прадед, он оставался сельским жителем, любил свой родной край, заботился об улучшении жизни односельчан. Это подтверждает другой житель деревни Наумовская, Г. В. Попов: «Басов много сделал для улучшения жизни крестьян». А вот как характеризует моего прадеда А. И. Едемский: «Под руководством Басова было организовано коллективное потребительское общество. Басов был способным руководителем. Внедрял культуру овощеводства, высокосортный картофель, лён-долгунец, развивал пчеловодство. Пчел сдал в колхоз “Гигант”, рекомендовал вывозить пчел на клевера».

О честности и порядочности моего прадеда, его преданности своей земле свидетельствовали многие жители Наумовской. Вот, например, Л. Х. Кичигин: «Он пользовался уважением, авторитетом у населения. В 1928 году в колхозе “Гигант” я был председателем и обращался к Басову за советами по агротехнике, получал всегда толковые и хорошие ответы. Басов был грамотным, исключительно скромным и трудолюбивым человеком. Учитывая удаленность от рынков сбыта и железной дороги, по инициативе Басова построены картофелетерочный завод и кожевенный. Был самым уважаемым и авторитетным человеком» (из материалов уголовного дела, л. д. 66–69).

В 1937 году М. Н. Басов по семейным обстоятельствам переехал в город Вельск. Тогда же прадед принял решение в совершенстве овладеть другой наукой. Так он оказался на курсах бухгалтеров, которые закончил в августе 1937 года, получил удостоверение, согласно которому был признан подготовленным к занятию должности старшего бухгалтера.

 

Арест и уголовное дело

 

К сожалению, дальнейшим планам моего прадеда не суждено было сбыться. В сентябре 1937 года Михаил Никонорович Басов был арестован, в отношении его было возбуждего уголовное дело № 6269 от 22 сентября 1937 года. Мой прадед «за контрреволюционную агитацию и террористические намерения» 4 декабря 1937 года тройкой УНКВД по Вологодской области был приговорен к расстрелу, приговор приведен в исполнение 15 февраля 1938 года.

Изучение всех имеющихся материалов подтверждает тот факт, что М. Н. Басова интересовала только профессиональная сфера деятельности и благополучие своей семьи. Вопросами политического характера он не занимался. Всё это позволяет мне прийти к выводу, что обвинение, предъявленное М. Н. Басову, было основано на лживых и вымышленных фактах, являлось незаконным и необоснованным и нарушало принципы действовавшей советской Конституции. Цена подобного судебно-следственного произвола оказалась слишком дорога – жизнь моего прадеда, горе и страдания его семьи.

Почти 20 лет мой прадед, который, по свидетельству очевидцев, так много успел за свою недолгую жизнь сделать доброго и полезного для своего народа, считался «врагом народа». И только 12 марта 1957 года Военным трибуналом Северного военного округа Михаил Никонорович Басов был реабилитирован, уголовное дело в отношении его прекращено за отсутствием состава преступления.

Пытаясь понять причины такой трагической развязки жизни моего прадеда, я пришел к выводу, что смерть его была одной из многих трагедий того времени. Он принадлежал к образованному слою, получил образование еще в «старой», дореволюционной России, всю свою жизнь сохранял независимость суждений. Таких людей сталинский режим воспринимал как потенциальную угрозу, что и определило его судьбу.

Изучив записные книжки, свидетельские показания жителей деревни Наумовская, я узнал, каким был мой прадед, и испытал чувство гордости. Когда-то учитель семинарии дал ему наставление словами великого русского поэта Н. А. Некрасова: «Сеять разумное, доброе, вечное…» Всё, что я узнал про своего прадеда, подтверждает тот факт, что эти слова поэта стали для Михаила Никоноровича Басова заповедью на всю жизнь. Он не имел государственных наград, официальных признаний и не думал об известности. Но прожил свою жизнь так, что память о нем жива до сих пор, жители деревни Наумовская вспоминают его по-доброму, и шумят на ветру вековые медоносные липы, посаженные руками моего прадеда. 

22 ноября 2016
Жизнь и деятельность Михаила Никоноровича Басова, учителя Наумовского земского училища

Похожие материалы

9 мая 2017
9 мая 2017
В последний день школы-академии победители нашего конкурса записали специальное видео о Великой Отечественной войне, которое было продемонстрировано на церемонии наградения 26-го апреля. Посмотрев видео, мы сразу решли, что опубликуем его сегодня, в День Победы.
22 декабря 2016
22 декабря 2016
Падение Берлинской стены, последние дни Чаушеску, Бархатная революция в Чехословакии и неожиданная твёрдость Горбачёва в дневниках сотрудника советского МИДа Теймураза Степанова-Мамаладзе.
17 января 2017
17 января 2017
Британское издательство GRANTA недавно выпустило английский перевод дневника охранника ГУЛАГа Ивана Чистякова «Сибирской дальней стороной». В английской версии книга называется «The diary of a GULAG prison guard Ivan Chistyakov». Пользуясь случаем напомнить об этом уникальном источнике, «УИ» публикуют отрывок из русского издания.
11 октября 2016
11 октября 2016
Михаил Мельниченко о перезапуске «Прожито», новых горизонтах проекта, роли дневников в образовании, личном отношении к личным текстам и выходе в оффлайн