Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
4 ноября 2014

Храм на воде

История плавучего храма «Святитель Николай Чудотворец», 1910–1915 годы

Автор: Людмила Севостьянова технический колледж АГУ, г. Астрахань

Научный руководитель: Татьяна Вячеславовна Чемоданова

Летом этого года я и мои родители отправились в село Красный Яр, которое находится в 35 километрах от Астрахани. Мы ехали навестить мою крёстную – настоятельницу Христорождественского женского монастыря Астраханско-Енотаевской епархии игуменью Августину (Акиншину). Перед самым въездом в село есть понтонная переправа через реку Бузан. Переезжая через нее, я подумала: «Как же православный люд жил раньше, в отдаленных от города местах, без храма или церкви, ведь переправу построили лишь 7 декабря 2005 года?» По приезде я поспешила расспросить об этом матушку Августину: «Как человек, живший вдали от города, мог посещать храм, если на территории его проживания, храма попросту нет?» – спросила я у нее. Матушка была удивлена и с улыбкой ответила: «До революции в казачьей станице Красноярской было три церкви: храм Покрова, храм Ильи Пророка, церковь Великомученика Пантелеимона. Но я слышала о существовании плавучей церкви, она как раз и предназначалась для отдаленных уголков Астраханской Епархии».

Разговор наш был коротким, так как матушка спешила. Проводив нас до выхода, она попрощалась и благословила на дорогу. Переезжая обратно через понтонную переправу, я думала: «Как же могла выглядеть плавучая церковь?» Представляла, как она плывет по реке в сторону берега. Всю дорогу размышляла и делала предположения. Дома я решила поискать информацию о плавучей церкви в интернете. К моему удивлению, выяснилось, что первая в России плавучая церковь появилась именно в Астраханской губернии! Поэтому когда мне предложили участвовать в конкурсе исследовательских работ, проблема выбора темы даже не стояла – я точно знала, о чем буду писать.

Строительство первой плавучей церкви во имя Святителя Николая Чудотворца в Астраханской губернии в 1910 г.

Поиск информации о плавучей церкви я начала в Астраханской библиотеке им. Н. К. Крупской. Работники библиотеки посоветовали пройти в отдел краеведения. Там я сделала запрос на имеющиеся у них материалы по плавучей церкви за 1910–1915 год. Но, к сожалению, нашлись только вырезки из газет и материалы, опубликованные в 1990-е годы, которые содержали общие сведения о постройке. По совету научного руководителя, свою работу я продолжила в Государственном архиве Астраханской области. Там я нашла и просмотрела «Епархиальные ведомости» за 1908–1916 гг., отчеты КириллоМефодиевского братства, отчеты Миссионерского общества. Ценным источником стал отчет, написанный священником А. Луцким, «Плавучая церковь на волнах реки Волги в 1912 г.». Так же мне посчастливилось поработать с хранящейся в Областном краеведческом музее книгой Д. Фаворского «Плавучая церковь на волнах реки Волги и Каспия во имя св. Чудотворца Николая», напечатанной в 1911 г.; в ней дается подробное описание устройства храма и деяний его священнослужителей.

Я выяснила, что идея создания плавучего храма принадлежала астраханскому мещанину Н. Е. Янкову. Проживал он на ловецких промыслах и занимался скупкой рыбы на море. В декабре 1903 года, будучи человеком верующим, Янков обратился в астраханскую епархию с предложением о сооружении передвижной плавучей церкви для обслуживания ловецкого люда и сезонных рабочих в низовьях Волги, которые в течение 7–8 месяцев навигации были оторваны от большой земли и «божьего дома». Но его запрос отклонили.

Лишь в 1908 году Кирилло-Мефодиевское братство решило избрать комиссию, которая занялась рассмотрением проектов плавучей церкви. Она находилась под покровительством протоирея Петра Горохова и двух его помощников: протоирея Дмитрия Фаворского и купца С. И. Захарова. В нее входило еще девять человек, в том числе архитектор О. И. Карягин.

Не имея нужной суммы для заказа нового судна, комиссия решила купить у пароходных обществ или частных лиц один из готовых пароходов и приспособить его под плавающий храм. Было осмотрено около 30 судов. Выбор остановили на буксиропассажирском пароходе «Пират» астраханского мещанина П. М. Мирина. Я нашла описание его технических характеристик и чертежи в разных ракурсах. В отчете Кирилло-Мефодиевского общества указывалось, что в 1897 году был сделан капитальный ремонт корпуса, а паровую машину заменили на новую наклонную систему. В январе 1910 года пароход был куплен уполномоченными совета Кирилло-Мефодиевского братства протоиреем В. Карасевым и протоиереем Д. Фаворским. «Астраханские епархиальные ведомости» от 1 апреля 1910 года по этому случаю сообщили: «Для оборудования плавучей церкви недавно приобретен колесный полуморского типа пароход 60 сил, длинною корпуса 134 фута, шириной 23 фута и осадкой 4 четверти 2 вершка» (Богданов В. С. Плавучая церковь Николая Чудотворца. Астрахань, 1996. С. 1).

Потребовалось всего два месяца на переоборудование парохода. На месте штурвальной рубки возвели храм и часовую звонницу. Церковь имела пять глав. По воспоминаниям очевидцев, храм, увенчанный позолоченными главами с крестами, выглядел необычайно нарядным. Церковь внизу могла вместить до 200 человек молящихся, на хорах – больше 100 человек, на палубе – около 100 человек (Цыбин В. М. Пароход на Волге. Саратов, 1996. С. 304).

В нижнем носовом помещении церкви был оборудован алтарь с иконостасом, который был выполнен мастером Соломоновым по рисункам архитектора Корягина. В «Епархиальных ведомостях» за 1910 год мне встретилось описание некоторых икон и внутреннего убранства церкви. Впереди иконостаса размещался аналой, на котором выставлялась икона святого Николая Чудотворца, почитаемого всеми ловцами, покровителя обездоленных и страждущих. Он был изображен по пояс, в митре, украшенной драгоценными камнями, и красной рясе, препоясанной голубой лентой – саккосом. Правой рукой святой благословлял всех верующих, а в левой держал Библию в синем переплете с золотом. К сожалению, фотографии или картины внутреннего убранства плавучего храма мне так и не удалось найти.

Постройка и оборудование храма оказалось делом затратным. Поэтому Кирилло-Мефодиевская община начала сбор средств на строительство храма. Всего пожертвований за 1910 год набралось 20 479 рублей, но на постройку требовалось 28 000 рублей. Основными жертвователями средств были комитет Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов – 6000 руб., преосвященный Георгий, архиепископ Астраханский – 1000 руб. (Цыбин В. М. Цит. соч. С. 303).

Меня удивил тот факт, что и снаряжали плавучий храм тоже, что называется, всем миром. За счет пожертвований церковь была оснащена практически всем необходимым для совершения богослужений. Церковная утварь была куплена крестьянами села Кривозубенское – М. И. Ерошенко и М. Е. Милько. Два напрестольных Евангелия в серебряных с позолотой окладах и серебряный позолоченный напрестольный крест даровал храму купец И. Н. Рукавишников. Облачения для священника и диакона из серебряной парчи пожертвовала некто А. П. Вахромеева. На алтарь и жертвенник были надеты облачения, вышитые руками монахинь Благовещенского женского монастыря. Настоятель Чуркинской Николаевской пустыни передал книги и серебряный позолоченный ковчег (дарохранительницу), медную посеребренную водосвятную чашу и такое же всенощное блюдо для освящения хлебцев. Были пожертвованы и позолоченные трехсвечники для святого престола, «воздухи шелковые и бархатные» и многое другое – всего до 220 ценнейших церковных предметов. Свой труд в создание храма вложили рабочие и инженерно-технические служащие ряда астраханских заводов.

Плавучая церковь – первый в истории православия храм такого рода. Его конструкцию и строение приходилось продумывать и воссоздавать, не основываясь на опыте других построек, так как подобных попросту не было.

Деятельность плавучего храма «Святитель Николай Чудотворец» в 1910–1915 гг.

11 апреля 1910 года, в пасхальную седмицу, что предавало дополнительную торжественность мероприятию, плавучая церковь «Святитель Николай Чудотворец» была освещена владыкой Георгием. В архиве я нашла газету «Астраханский вестник» за это число. Вот что пишет автор заметки: «Церемония освящения храма на плаву началась ранним утром. Это событие произвело большое впечатление на общественность. И на площади Беззубикова собрались люди абсолютно разных сословий. Лица купечества, пристанские рабочие, представители знати, духовенство, простой люд заполонили всю огромную площадь. Все находились в напряженном ожидании… Преосвященный владыка Георгий произнес торжественную речь. Было проведено богослужение». Удивительно, но астраханцы действительно выступили своего рода новаторами. Ведь плавучий храм «Святителя Николая Чудотворца» был первым и единственным в своем роде храмом-пароходом.

16 апреля в 12 часов по полуночи «Святитель Николай Чудотворец» отправился в свое первое плавание. В отчетах Кирилло-Мефодиевского общества я нашла сведения о священниках, несших службу в храме-пароходе в первый год его работы. Все они были постоянными членами Кирилло-Мефодиевского братства. По результатам своей работы они периодически давали отчеты, некоторые из которых мне удалось найти и прочитать в архиве, где они находятся в единственном экземпляре.

Для церковных служб были назначены монашествующие и послушники Чуркинской обители в лице иеромонаха и иеродьякона, трех певцов, алтарника, фельдшера и повара. Светская команда состояла из 9 человек: командира, штурвального, трех матросов, машиниста, помощника машиниста и двух кочегаров.

В период с 1910 по 1915 год плавучий храм посетил все отдаленные населенные пункты, жители которых, не имеющие церкви, нуждались в духовном утешении. Некоторые поселки, промыслы и шаланды посетили дважды, а иные по 3–4 раза. Заходил храм-пароход и в попутно лежащие по курсу сёла.

Конечно, главное внимание заведующих храмом было обращено на удовлетворение религиозных потребностей христиан. Ежегодно совершалось свыше 60 обедней и литургий. Почти за каждой службой священнослужитель читал проповеди, а после раздавались брошюры и листки религиозно-нравственного содержания, в которых особенно осуждались пьянство и сквернословие.

Я обратила внимание на то, что в команде обязательно был фельдшер. Сначала решила, что он просто лечил членов команды, если те заболевали. Но выяснилось, что медицинская помощь оказывалась всем нуждающимся в ней прихожанам, лекарства выдавались бесплатно. Всё необходимое для лечения – медикаменты и специальные инструменты – при содействии губернатора отпускались местным врачебным отделением. Число амбулаторных больных, обратившихся за помощью в 1911 году, составило 145 человек, к 1912 году их количество увеличилось до 250 человек. За врачебной помощью обращались не только православные, но и представители других религий – киргизы, калмыки, казахи. Не отказывали им и в трапезе в столовой-трапезне.

Плавучая церковь «Святитель Николай Чудотворец» имела и свой небольшой доход. Источники дохода, на мой взгляд, традиционны для начала ХХ века: продажа церковных свечей, кстати, приносящая наибольшую прибыль, кружечный и тарелочный сбор, проскомидийный сбор, служение молебнов, исповедь, крещение и похороны, продажа брошюр «Плавучая церковь» и открыток с ее видами, случайные пожертвования.

4 июня 1913 года плавучую церковь посетили прибывшие в Астрахань на пароходе «Император Александр Благословенный» члены императорского двора и после краткого молебна с интересом осмотрели ее. Протоиерей Петр Горохов, обратившись к гостям, сказал: «Наша Плавучая церковь не блещет ни простором, ни обилием света, ни богатством украшений, но она в скромном и скудном своем наряде совершает тоже великое и святое дело. Она приносит свет, радость и благодатную помощь всем и с помощью фельдшера и аптеки несет первую скромную помощь и для тела».

Однако не всегда всё было так гладко. Каспийское море по своей сути не предсказуемо и капризно. Весна 1912 года команде храма-парохода запомнилась особенно. Ветер, сильный шторм сопровождались сильной качкой. В таких случаях плавучая церковь отплывала к береговой полосе и продолжительное время стояла на якоре.

Храм-пароход был приписан к астраханскому речному порту, где и зимовал ежегодно: «В районе Эллинга на Волге или на Адмиралтейском Затоне (ныне в районе завода Карла Маркса, со стороны Волги или со стороны Приволжского затона). После схода льда, весной он опять отправлялся на рыбные промыслы» (Очерки Астраханской Епархии за 400 лет ее существования. Астрахань, 2002. С. 53). Срок фактического плавания, исключая время стоянки, продолжался около пяти месяцев. Продолжительные стоянки весной (11–14 апреля, 5–11 и 21–30 мая) и летом (с 21 июня по 14 августа) были вызваны необходимостью производства ремонта.

В 1913 году плавучая церковь была передана монастырю Чуркинской Николаевской пустыни на полное содержание.

Почему был уничтожен храм-пароход?

Отслужив пять навигаций, плавучая церковь в навигацию 1916 года не вышла навстречу ожидавшему ее ловецкому люду. К осени все киоты, иконы, церковные книги, церковная утварь были сняты с парохода и переданы на хранение в Чуркинскую Николаевскую пустынь. Сам пароход прибыл к причалу поселка Форпоста напротив Астрахани. По астраханскому краю пошли слухи о продаже плавучей церкви и ее разрушении. В середине декабря в «Астраханском листке» появилось сообщение о том, что «плавучая церковь, которую создавали для обслуживания приморских и отдаленных от приходских храмов местностей, закончила свое существование». Статья вызвала волну слухов о причине ликвидации плавучей церкви.

Появились предложения о том, как возобновить деятельность плавучей церкви. Рейдовые капитаны предлагали доставлять храм на буксире своих пароходов в указанные места, если будут удалены из корпуса «Святителя Николая Чудотворца» паровые машины и котлы. Другие предлагали содействие «тарелочному» сбору средств в храмах епархии, третьи соглашались быть ходоками к имущим в надежде, что пожертвования их будут значительными, четвертые поспешили обратиться в Святейший Синод с просьбой разобраться в истории продажи плавучей церкви.

Но время было упущено, продажа парохода состоялась. Совершить продажу было поручено бывшему владельцу парохода «Пират» и одному из главных руководителей переоборудования «Пирата» в плавучую церковь «Святитель Николай Чудотворец» протоирею Дмитрию Фаворскому.

Поразительно, но пароход купил почти за бесценок (по слухам, за 5000 рублей, застрахован же он был на 19 000 рублей) предприниматель и купец К. И. Рябцев. Так еще недавняя святыня в 1916 году превратилась в обычный буксир для доставки бочковой тары на рыбные промыслы низовья Волги и Каспия, получивший название «Нечаянный».

Особо меня тронуло описание разрушения церкви. В моем сознании рисовалась картина того, с каким безразличием и хладнокровием уничтожался плавучий храм. Бригада плотников с помощью топоров и ломов разломала деревянные храм и часовню и снесла на берег их обломки. В «Астраханском вестнике» за 1916 год я нашла заметку следующего содержания: «Валяется всё абы как на платформе. Одна главка, например, лежит совсем на неподходящем месте. Купола пока не разламываются – почему: разное тут говорят. Один купол на барже поставлен, другой на платформе. На одном треплется что-то вроде изображения св. Серафима. Ломают не как храм, а как простое жилье какое. Когда строилась, говорит народ, так сколько было просьб о сочувствии и о пожертвованиях. А чуть вышла с делом неустойка – сейчас за топор и трахтарарах! И нет уже храма. Много, много соблазна и поводов для зубоскальства».

В это же время в поселке Форпоста близ стоянки бывшей плавучей церкви было окончено строительство церкви, и всё было подготовлено, чтобы совершить чин освящения ее также во имя святого Чудотворца Николая. Заложенная в начале века, она стала как бы преемницей плавучей церкви.

На страницах газет Астрахани, Москвы и столицы развернулась полемика, которая дошла до того, что стала делить астраханское духовенство на «белое» и «черное» в соответствии с тем, как оно относилось к продаже плавучей церкви. К «белому» духовенству относили тех, кто осуждал эту продажу и ожидал «раскрытия этой истории в связи с приездом Преосвященного Нафанаила, к „черному“ – клир Чуркинской Николаевской пустыни да и самого епископа Филарета, по инициативе которых и была продана плавучая церковь, сооруженная „на пожертвованные средства и предназначавшаяся для важной цели – обслуживания рейда и взморья, куда приходят с моря ловцы, неделями лишенные возможности слушать слово Божие“.

В ответ на нападки печати в адрес духовенства и главным образом архиерея, без которого продажа парохода, где была устроена церковь, не могла быть произведена, епископ Филарет и главные строители плавучей церкви протоиреи Петр и Дмитрий Фаворский обратились с письмом в редакцию «Астраханского вестника», в котором сообщали, что «главным мотивом, вызвавшим неотложность продажи, послужила непригодность корпуса судна и его котлов». В письме был приведен «подлинный акт освидетельствования церкви-парохода специально назначенной для этого епархиальным начальством комиссией». Епархиальная комиссия пришла к выводу, что «в настоящем своем состоянии судно к плаванию не пригодно и требует капитального ремонта на сумму около 15000 рублей». «Принимая во внимание значительность суммы, потребной для проведения судна в пригодный для работы вид, а также старость его, в особенности корпуса и котлов, мы приходим к заключению, что затрату значительных средств на ремонт этого судна следует признать нецелесообразной», – таково было заключение комиссии, представленное в епархиальную консисторию, которая, «приняв во внимание полную непригодность парохода плавучей церкви к дальнейшему плаванию, нашла, что церковь сия ныне подлежит упразднению». С этим мнением был согласен и епископ Филарет, утвердивший акт и передавший дело в Совет Кирилло-Мефодиевского братства для окончательного решения вопроса о дальнейшей судьбе плавучей церкви.

Немалую роль в ликвидации плавучей церкви сыграл и ежегодный дефицит на ее содержание. Несмотря на вложения монастырей, усиленные жертвы частных лиц, «тарелочные» сборы в церквах епархии, многими существование церкви признавалось невозможным.

До настоящего времени неизвестна судьба икон, церковной утвари с плавучей церкви. В одном из отчетов «Епархиальных ведомостей» я прочитала, что всё было передано Чуркинской Николаевской обители.

Я решила позвонить матушке Августине и узнать, к кому можно обратиться с этим вопросом. Крёстная мне сказала: «Про Чуркинскую обитель я могу тебе сказать одно. После революции, как это часто бывало в церквях, устроили больницу для душевнобольных. Говорят, что была там лечебница для болящих туберкулезом. Иконы и другие ценности были утеряны».

О судьбе икон я так ничего и не узнала. Могу только предположить, что скорее всего они со временем были утеряны, а может кто из жителей что-то взял себе на память.

 К концу сентября 1916 года волнения, вызванные продажей плавучей церкви, улеглись. Жизнь заставила людей решать другие проблемы. То было время, когда Россия испытывала горесть поражений на фронтах войны с Германией. В этих условиях нельзя было ожидать сбора больших средств на постройку нового плавучего храма. Февральские события, а затем революция 1917 года идею о новом плавучем храме окончательно похоронили. Настали времена, когда не только не создавали новые храмы, а наоборот, старые под разными предлогами разрушали и использовали для хозяйственных нужд.

26 января (8 февраля) 1918 года В. И. Ленин подписал Декрет о национализации флота. Все суда Рябцева были национализированы и переданы правительству. «Нечаянный» работал в Баку, затем в Астрахани. 5 ноября 1924 года он был разобран на металлолом в Астрахани. Так завершилась история уникального сооружения парохода-храма.

4 ноября 2014
Храм на воде
История плавучего храма «Святитель Николай Чудотворец», 1910–1915 годы

Похожие материалы

24 мая 2016
24 мая 2016
Еще совсем недавно Всеволод Константинович был уважаемым человеком, педагогом-методистом, имя которого было широко известно российским учителям. Его книга «Как постепенно дошли люди до настоящей арифметики» поставила его в ряд с лучшими просветителями России начала ХХ века. И всё это больше ничего не значило.
5 августа 2014
5 августа 2014
5 августа исполняется год со дня гибели отца Павла Адельгейма. 9 сентября в Международном Мемориале откроется выставка памяти отца Павла, на которой будут представлены фотографии, аудио- и видеоматериалы, книги, документы, личные вещи...
24 мая 2016
24 мая 2016
Еще совсем недавно Всеволод Константинович был уважаемым человеком, педагогом-методистом, имя которого было широко известно российским учителям. Его книга «Как постепенно дошли люди до настоящей арифметики» поставила его в ряд с лучшими просветителями России начала ХХ века. И всё это больше ничего не значило.