Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
20 ноября 2013

Что такое «оттепель», «застой» и почему тогда слушали Окуджаву?

Презентация книги Ольги Розенблюм «…Ожиданье большой перемены»: биография, стихи и проза Булата Окуджавы»

Представьте себе, пожалуйста: писать нужно о позитивном и о том, что у всех. А вам хочется рассказать о том, как вы в 18 лет попали на войну. Или о том, что вы любите, а вас – нет. Или о том, что вы на что-то надеетесь – нет, все-таки не очень надеетесь.

Когда стало можно грустить в стихах и песнях? Что такое неофициальная культура? Что можно выразить в стихах, а что – в песне? Почему о своей жизни Окуджава больше писал в стихах и прозе, а о чувствах, которые могут испытывать все, – в песнях?

Обо всем этом с песнями Окуджавы, картинками и разговорами с исследователем жизни и текстов Окуджавы Ольгой Розенблюм.

Non/Fiction № 15. Суббота, 30 ноября, 12 ч. 30 мин. Центральный дом художника (Крымский вал, 10), детская площадка «Территория познания» (T-zone) (3 этаж).

12–17 лет. Организатор: Международный Мемориал

20 ноября 2013
Что такое «оттепель», «застой» и почему тогда слушали Окуджаву?

Похожие материалы

16 апреля 2010
16 апреля 2010
Книга филолога Виктора Клемперера «Язык Третьего Рейха» - не только лингвистическое исследование об изменениях в языке и мышлении людей в нацистской Германии, но и свидетельство очевидца
9 октября 2014
9 октября 2014
О рассказе Трифонова «Конец сезона», посвящённом одному дню из жизни бывшего вратаря провинциальной футбольной команды.
13 ноября 2014
13 ноября 2014
Толстая пачка конвертов, слегка потрепанных по краям. Видно, что их читали и перечитывали по многу раз. Мы тоже стали читать армейские письма Жени.
8 июля 2015
8 июля 2015
Не имеющему специального искусствоведческого образования читателю Игорь Голомшток известен прежде всего как автор амбициозной и категоричной книги «Тоталитарное искусство» (русское издание – 1994-й год). Внимательные читатели Довлатова также могут помнить его по короткому упоминанию в опубликованных письмах и записных книжках.