Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
17 сентября 2009

Министерство образования внесло в школьную программу «Роман «Архипелаг Гулаг» (фрагменты)»

Газета «Культура» анализирует последствия внесения в обязательную школьную программу романа «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына в статье «Чему научит “Архипелаг ГУЛАГ».

Фото: kultura-portal.ru

31 августа 2009 года министр образования А. Фурсенко выпустил соответствующий приказ, а 9 сентября Министерство образования опубликовало пресс-релиз. «Культура» печатает интервью с учителем русского языка и литературы, победителем конкурса «Учитель года Москвы — 2006», методистом Михаилом Алимовым, комментирующим это событие. Он отмечает, что на изучение русской литературы второй половины XX века отводится в конце 11 класса приблизительно месяц (12 часов), и произведения попадают под обзорное, а не монографическое рассмотрение. Соответственно, представления о современной российской литературе формируются весьма приблизительные. Учитель считает, что «Истории не надо стыдиться. Я уверен, что молодой думающий читатель обязательно разберётся в том, кто “сидел”, а кто “охранял”» и предлагает, внося дополнения в школьную программу, не исключать из неё уже имеющиеся там пункты. Как это, например, произошло с романом Николая Островского «Как закалялась сталь».

17 сентября 2009
Министерство образования внесло в школьную программу «Роман «Архипелаг Гулаг» (фрагменты)»

Похожие материалы

9 мая 2010
9 мая 2010
Идеальным материалом для анализа мифа о «великом друге и мудром учителе» Сталине является сталиниана в кино – в частности, послевоенная трилогия Чиаурели «Клятва», «Падение Берлина», «Незабываемый 1919-й год»
5 мая 2017
5 мая 2017
Необычное учебное пособие по советской истории для старшеклассников, призванное научить школьников работать с документами и уже опробованное в нескольких чешских школах.
15 апреля 2015
15 апреля 2015
К 70-летию освобождения Красной Армией стран Центральной Европы от нацизма. О восприятии новой силы, пришедшей с востока, в лагере венгерских интеллектуалов середины – конца 1940-х гг. Как и большинство венгров, Шандор Мараи жил тревожным ожиданием. Месяцы нилашистского террора, пишет он, «сменились новой, столь же опасной, но при этом все-таки иной ситуацией». «Русский солдат – я не мог не думать об этом – вошел нынче не только в мою жизнь, со всеми проистекающими отсюда последствиями, но и в жизнь всей Европы. О Ялте мы еще ничего не знали. Знать можно было только то, что русские находились здесь». И они не просто вошли. «Я кожей и всеми своими органами чувств ощутил, что этот молодой советский солдат принес в Европу некий вопрос». «В Европе появилась некая сила, и Красная Армия была лишь военным проявлением этой силы. Что же она такое, эта сила? Коммунизм? Славянство? Восток?»
7 июля 2016
7 июля 2016
Отец открыл дверь в сенцы, а там на чердаке – еврей сосед. Говорит, Иван, я побуду тут до вечера, а потом уйду. Он ведь понимал, что немцы одинаково наказывали и тех, кто давал приют евреям. Да где ж тут, сосед, мы ж люди, брали на себя ответственность. Вечером он ушел. Потом отец ушел набирать картошку из ямы. Открыл дверь, а там тоже, женщина еврейка и двое детей. Она говорит, я уйду, отец не стал и брать картошку

Последние материалы