Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
28 июня 2012

Футбол в двух лагерях

Команда "Русских харбинцев". Источник: архив Всеволода Чеусова, публикация "Ново
Команда "Русских харбинцев". Источник: архив Всеволода Чеусова, публикация "Новой Газеты" Команда "Русских харбинцев". Источник: архив Всеволода Чеусова, публикация "Ново

О роли футбола в лагерной жизни подробно писал Николай Старостин. Ему принадлежит известная формула о том, что эта игра была «средством выживания» в ГУЛАГе. Бывшие профессиональные футболисты, каким был он сам и какими были его братья, или даже близкий родственник известного футболиста, каким был Лев Нетто – могли выжить в лагере за счёт своей причастности к игре, чья популярность имела значение и по ту сторону проволоки. Но лагерный футбол Старостиных – лишь часть общей картины.

Наряду с футболом для избранных (а люди, причастные к большому футболу, попавшие в лагеря к начальникам-болельщикам, очевидно выделялись из общей массы заключённых), был и другой лагерный футбол. 

В историях о «чемпионате Европы» в Озерлаге и футбольном турнире в ВоркутеRoland Bude und Wladislaw Hedeler.Geschichte einer weggeworfenen Fotografie Fussballspiele im GULag // Überall ist der Ball rund – Nachspielzeit Zur Geschichte und Gegenwart des Fußballs in Ost- und Südosteuropa. Essen. 2011. Ss. 157-163. в 1954-1955 гг., несмотря на необычное место действия, обращает на себя внимание обыденность, рядовой характер происходящих событий в сочетании с почти невозможными для страны с «железным занавесом» интернациональными контактами.

Для проведения матчей на территории лагеря, сама система должна была претерпеть некоторые изменения. Футбольным матчам нет места в шаламовском лагере, в футбол не могут играть заключённые, работающие на лесоповале, погибающие от непосильных условий труда и невозможных условий для жизни. Однако как только лагерный режим смягчается для некоторых категорий заключённых (а в двух приведённых нами примерах речь идёт об «иностранцах» в лагере, получающих, например, посылки от международных организаций и другую поддержку извне) – футбол вновь занимает своё место в «организации досуга» и «воспитательной работе». Игрокам-заключённым разрешают самим обустроить себе игровое поле, помогают, или по крайней мере не мешают, достать себе инвентарь – мячи для озерлагского чемпионата присылает Красный Крест. Друг с другом играют «сборные» Венгрии, Польши, Германии и «России» (русские харбинцы).

Ещё более удивительна история воркутинского чемпионата в месте под названием Сухобезводное. Сидевший там футбольный болельщик Альберт Грайб знал на воле двух игроков немецкой команды «Кайзерслаутерн» – Хорста Эккеля и Вернера Либриха. Написав им письмо о лагерном футбольном турнире, он через несколько месяцев получил от них большую посылку – два полных комплекта футбольной формы для двух команд (включая бутсы) и несколько футбольных мячей. Таким образом экипировалась «сборная Германии» из Сухобезводного.

Для Германии и СССР 1954-1955 гг. были временем двух легендарных матчей – немецкого «чуда в Берне» – победы национальной команды на чемпионате мира-54, в матче против сильнейшей на тот момент сборной Венгрии, и советского – матча СССР–Германия в Москве, через 10 лет после окончания Второй мировой войны. Сам факт волевой победы СССР на футбольном поле, а также сама возможность прибытия немецкой команды были крупнейшим культурным событием первых лет после смерти Сталина. Заключённый воркутинского лагеря Роланд Буде вспоминал, что его соотечественникам в лагере было позволено даже встать под звуки немецкого гимна и снять головные уборы. Параллельное проведение в Озерлаге и Воркуте двух «международных» футбольных чемпионатов делают эту картину ещё более объёмной.

В лагерных постановлениях о проведении футбольных турниров «для последующего улучшения продуктивности работы» немецкий исследователь Владислав Хеделер отмечает именно это повторение формул официальной пропаганды вокруг спорта «на воле». Среди других выделяются также «оптимизация лагерного труда», «идеологическая мобилизация», «стабилизация лагерной повседневной жизни» (во многих местах, помимо спорта, появляется ещё и театр), и даже «повышение качества жизни».

В постсталинское время политические заключённые говорили о «малом» и «большом» лагеряхОб этом – см. у М. Геллера. – ГУЛАГе и Советском Союзе. Объяснительная модель – если в одном лагере так – значит так и в другом, работала в обе стороны. Вполне возможно, стоило бы подробнее разобраться с лагерной системой проведения футбольных матчей и их идеологической мотивировкой – для прояснения роли игры в повседневной жизни «большого» Советского Союза.

Источники и литература:

  • Roland Bude und Wladislaw Hedeler.Geschichte einer weggeworfenen Fotografie Fussballspiele im GULag // Überall ist der Ball rund – Nachspielzeit. Zur Geschichte und Gegenwart des Fußballs in Ost- und Südosteuropa. Essen. 2011. Ss. 157-163.
  • М. Геллер. Машина и винтики. История формирования советского человека. Лондон. 1985.
28 июня 2012
Футбол в двух лагерях

Похожие материалы

15 марта 2015
15 марта 2015
«Уроки истории» публикуют фрагменты переписки Веры Барац с дочерью, Сильвией Белокриницкой. Публикация посвящена памяти С. С. Белокриницкой и приурочена ко дню ее рождения 15 марта.
16 июля 2015
16 июля 2015
Вторая часть нашего списка важнейших книг о ГУЛАГе и репрессиях. В этой части, по-прежнему не претендующей на полноту, - книги, опубликованные с 1985 по 2000 гг.
19 ноября 2014
19 ноября 2014
17 октября 2014 г. в Международном Мемориале состоялась презентация русскоязычного перевода книги А. Ассман «Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика». Мероприятие проходило при поддержке издательства НЛО и Гёте-института в Москве.
21 июля 2015
21 июля 2015
Экспозиция в музее Бухенвальда закрывается, чтобы открыться снова. Придет ли в обновленный музей, когда-то задававший масштаб разговора о трагическом для всей Европы, молодой посетитель, воспитанный новой эстетикой хоррора?

Последние материалы