Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
21 июня 2012

Кристиан Гёшель. Самоубийства в Третьем рейхе / Рецензия на книгу

Крах третьего рейха привёл к небывалой и невиданной ранее волне самоубийств. Историк Кристиан Гёшель исследует в книге «Самоубийство в Третьем рейхе», почему так много абсолютно нормальных немцев совершили самоубийство весной 1945.

Кристиан Гёшель: «Самоубийства в Третьем рейхе». Издательство Suhrkamp, Берлин 2011, 338 страниц

Автор: Беньямин Циманн – преподаватель новой истории в Университете Шеффилда.

Когда Третий рейх развалился весной 1945 года, многие национал-социалисты, занимавшие высокие руководящие должности, не видели для себя больше будущего. Не только Гитлер, Геббельс и немного позже Гиммлер свели счёты с жизнью. Другие члены элиты национал-социалистов тоже совершали самоубийства, и среди них не менее 41 гауляйтера.

Количество суицидов резко увеличилось также и в вермахте, глубоко погрязшем в военных преступлениях национал-социлистического режима. Из 554 генералов армий 53 покончили с собой. Каковы были причины этой неслыханной волны самоубийств? Что она может рассказать о том, как был устроен нацистский режим? Эти вопросы исследует в своей работе Кристиан Гёшель, давая как анализ отдельных случаев, так и рассматривая типовые социальные условия суицида.

Катастрофичность самого национал-социализма – одно из возможных объяснений волны самоубийств, прошедшей в то время. Согласно данному толкованию, национал-социализм был с самого начала обречен на самоуничтожение, которое послужило бы изменению деструктивного сценария гибели нации, и изменение нации через волну самоубийств было в любом случае предпочтительнее, чем покорение противнику. Но Гёшель не рассматривает этот мотив серьёзно, хотя для верхушки партии он и мог быть основным. В начале 1945 года самоубийство было относительно массовым феноменом. Только в апреле в Берлине покончил с жизнью 3881 человек – в пять раз больше, чем за год до этого. Но в районах западнее Эльбы подобные панические атаки оставались редкими.

Следовательно, многое свидетельствует в пользу того, что волну самоубийств следует рассматривать как косвенную реакцию на национал-социалистическую пропаганду, которая успешно внушала представления о «лютости русских». С января 1945 года, когда Красная армия продвинулась в восточную часть Германии, многих людей охватил страх расплаты и насилия. Обычно мужчины совершают больше самоубийств, чем женщины, но в те месяцы всё было наоборот.

Вся противоречивость массовых суицидов раскроется только тогда, когда мы привлечём к анализу предысторию. Для этого Гёшель возвращается в Веймарскую республику, чьи противники слева и справа клеймили возрастание доли самоубийств в сравнении с довоенным временем как результат отказа от демократической системы.

Последнее убежище личности

В подражание теории социолога Эмиля Дуркгейма, Гошель предпочитает использовать понятие «беззакония». С его помощью можно объяснить, как именно общественный кризис усиливает склонность к самоубийству. Ситуация беззакония – это та ситуация, в которой законных целей нельзя больше достичь легальными средствами. Подобные условия действовали на тех мужчин, которые в ранние 30-е годы видели в самоубийстве выход из долгой безработицы, закрывающей им все жизненные перспективы.

С того времени, как к власти пришли национал-социалисты, христианско-теологическое осуждение самоубийства отошло на второй план. Социал-дарвинистическая точки зрения режима только увеличивала масштаб явления. Для каждого «подверженного заболеваниям и неустойчивого типа, продолжение рода которого не безусловно желательно» суицид рассматривался в позитивном ключе как «расовый процесс устранения». Так это сформулировал писатель и врач Готтфрид Бенн, который был ответственен за самоубийства среди главнокомандующих вермахта в 1940 году.

Среди «расово ценных» немцев самоубийства необходимо было всё же предотвращать. К циничной терминологии прибавилась и циничная практика: когда в 1933/34 годах разворачивалась волна террора против «врагов режима», многие социалисты «были самоубиты», то есть, если после всех угроз они сами не накладывали на себя руки, им помогали палачи режима и представляли всё как суицид.

В ситуации, сформированной террором, самоубийство могло стать последним убежищем личности. Это демонстрируют многие самоубийства евреев, которые обычно были тщательно спланированы. Их количество резко увеличилось, когда в 1941 году началась депортация немецких евреев в лагеря смерти. Цианистый калий в кармане был тогда средством самоопределения личности.

Многие евреи, совершившие самоубийство, связывали свой поступок с упорным признанием своей немецкой национальности. Их мотивы фундаментально отличались от мотивов нацистских преступников весной 1945. Только если рассматривать эти явления вместе, открывается новая перспектива национал-социалистического режима. Вместо того чтобы гарантировать порядок и стабильность, он разрушил нормы и привёл к хаосу, в котором многие немцы покончили с собой.

Перевод Анны Лауринавичюте

Источник:

Benjamin Ziemann. Selbstmord im Dritten Reich. Die Selbstzerstörung des Nationalsozialismus // sueddeutsche.de

21 июня 2012
Кристиан Гёшель. Самоубийства в Третьем рейхе / Рецензия на книгу

Похожие материалы

24 ноября 2011
24 ноября 2011
Семинар «Писать биографии»/ „Biographien schreiben“ пройдет при Германском историческом институте в Москве 26−27 апреля 2012 года
11 августа 2014
11 августа 2014
Ровно 70 лет назад была арестована Анна Франк – ставшая известной благодаря своему мужеству и стойкости еврейская девочка, которая вела дневник, скрываясь в убежище во время Второй мировой войны. 4 августа 1944 года семья Франк, а также еще четыре человека, которые прятались вместе с ними на набережной Принсенграхт в Амстердаме, были арестованы по анонимному доносу.
16 августа 2011
16 августа 2011
О событиях 1 августа - 2 октября 1944 г. рассказывает Das Polen Magazin
27 сентября 2010
27 сентября 2010
27 сентября 1935 года был начат монументальный советский проект по истории повседневности, который был повторен через 25 лет: описание одного дня из жизни мира