Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
22 августа 2011

«Им не воздвигли мраморной плиты» (Трагическая судьба немецкой семьи Берманов) / Анна Малина

г. Киров, Экономико-правовой лицей, 10 класс.
Научные руководители: Н.Л. Головизнина, В.С. Жаравин

«Я беру в руки архивное уголовно-следственное дело В. Бермана, с трепетом открываю его. Я вижу пожелтевшие от старости листы бумаги, разного формата и вида. Отпечатанные на старой пишущей машине, разноцветные полувыцветшие резолюции на них. 1918 год. Передо мной судьба человека, когда-то довольно известного в Вятке, сегодня незаслуженно забытого».

Проезжая по ул. Ленина, это центральная часть старой Вятки, невольно обращаешь внимание на старинное здание с надписью «Николаевская аптека». Необычность здания, название вызывают желание узнать об этой аптеке, о ее истории.

Мне удалось установить любопытный факт, что владельцами этой аптеки с момента ее появления были немцы. А последний ее хозяин Вольдемар Берман был репрессирован. Я выяснила, что такая же судьба была и у многих других немцев, проживавших в первой половине XX века в нашем городе. Эта тема глубоко заинтересовала меня. Мне, как будущему историку, важно было провести собственное историческое исследование, тем более что данная тема в нашей области недостаточно изучена. В основу моего исследования была положена трагическая история немецкой семьи – семьи бывшего владельца Николаевской аптеки Вольдемара Бермана.

Свою работу я решила назвать строчкой из стихов поэта Николая Майорова «Им не воздвигли мраморной плиты». Многие репрессированные граждане погибли в тюрьмах и лагерях НКВД. Родственники погибших и пропавших без вести до сих пор не знают всю страшную правду об их судьбе, о месте их захоронения, где можно склонить голову в память о родных и близких.

Приступая к исследованию, я поставила перед собой следующие задачи:

  •     проследить трагические судьбы отца и сына Берманов, а также Марии Рихтер, немки по национальности, связавшей свою судьбу с семьей Берманов;
  •     найти родственников Берманов, получить от них сведения о судьбе их близких, выяснить коснулась ли их трагедия;
  •     узнать, сколько граждан пострадало в годы террора в Кировской области, в том числе граждан немецкой национальности.

* * *

Первые сведения об аптеке я получила в краеведческом отделе Кировской областной научной библиотеки имени А.И. Герцена.

Там я узнала, что эта аптека является старейшей в областном центре, и была открыта в 1862 году провизором Юлием Фабером. На основе «Памятных книжек Вятской губернии и календаря» на 1906–1916 годыПамятная книжка Вятской губернии и календарь на 1911 год. Вятка, 1911. С.138; Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1914 год. Часть 2. Вятка, 1914. С.77; Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1916 год. Вятка, 1916. Часть 2. С.51. я установила, что последним ее владельцем был провизор Вольдемар Берман. Просмотрев вятские газеты за 1906–1918 годы, я обнаружила рекламные объявления Николаевской аптеки. Удалось также установить, что Вольдемар Берман был участником русско-японской войны, был отличным музыкантом, и, имея прекрасный голос, пел в любительском оперном театре.

Так как сведения оказались очень скудными, мне пришлось обратиться в Государственные архивы – ГАКО и ГАСПИ КО. В Государственном архиве Кировской области (ГАКО), просмотрев документы фонда «Вятское губернское правление», я нашла фотографию аптеки конца XIX века и отдельные биографические сведения о Вольдемаре Бермане.

Дальнейшие поиски привели меня в Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО), где хранятся архивные уголовно-следственные дела репрессированных граждан. Среди них дела на Вольдемара Бермана, его сына Юрия Бермана и Марию Рихтер, бонну (гувернантку) детей аптекаря. Мне было разрешено с ними ознакомиться. Эти документы и легли в основу моего исследования.

Чтобы найденные документы стали более понятными, я попыталась найти людей, которые смогли бы что-нибудь рассказать о семье Берманов. К великому сожалению, очевидцев тех событий сегодня уже нет в живых. Но мне удалось разыскать Прасковью Кирилловну Безлюдько, которая в 1935-1945 годы проживала на улице Молодая Гвардия в соседнем доме с семьей Берманов. Она рассказала о семье Юрия Бермана, о времени, когда происходили те трагические события.

Мне очень повезло: я познакомилась с внучкой Вольдемара Бермана – Иветтой Юрьевной Васениной. Я узнала, что Вольдемар Берман (ее дед), а впоследствии его сын Юрий (отец Иветты Юрьевны) были расстреляны в годы террора из-за их немецкого происхождения, а его бонна была репрессирована и умерла в лагере.

В семейном архиве Берманов-Васениных никаких фотографий, писем, документов Вольдемара Бермана не сохранилось, а единственная семейная реликвия – его большой портрет в резной рамке – сегодня хранится в семье внука Льва Константиновича Годнева в г. Костроме. Я написала письма ему и его сестре Лие Константиновне Дурягиной, проживающей в Киеве, с просьбой поделиться хранящимися в их семьях воспоминаниями.

Лев Константинович Годнев откликнулся на мою просьбу и написал письмо, в котором сообщил все сведения, которые ему известны о его деде и, кроме того, выслал фотокопию замечательного портрета Вольдемара Бермана и другие фотографии из семейных альбомов.

Иветта Юрьевна Васенина разрешила мне отсканировать фотографии: своего отца Юрия Бермана (единственную сохранившуюся у нее), его сестры Ирины Владимировны Годневой, и Марии Рихтер, маленькую фотографическую карточку которой она также обнаружила в семейном альбоме.

Мне удалось встретиться с краеведом и коллекционером С.А. Касановым, который изучает историю медицины. В его коллекции оказалась аптечная посуда, этикетки и сигнатуры из аптеки Бермана. Он разрешил их сфотографировать.

И, конечно, я постаралась найти в нашем городе места, которые тем или иным образом связанны с нашими героями, и сфотографировать их. Это здание Николаевской аптеки, дом по улице Молодая Гвардия, где семья Берманов проживала после выселения в 1918 году, здание тюрьмы №1 НКВД, ныне цеха текстильного комбината, памятник жертвам политических репрессий на Мезринском кладбище.

1918 год. Молодая Советская власть избавляется от инакомыслящих граждан.

Трагедия Вольдемара Бермана

Я беру в руки архивное уголовно-следственное дело В. Бермана, с трепетом открываю его. Я вижу пожелтевшие от старости листы бумаги, разного формата и вида. Отпечатанные на старой пишущей машине, разноцветные полувыцветшие резолюции на них – 1918 год. Передо мной судьба человека, когда-то довольно известного в Вятке, сегодня незаслуженно забытого. Старожилы города, пожилые люди, среди них и моя бабушка, помнят, что еще в 1950–1960 годах Николаевскую аптеку называли аптекой Бермана. Так кто же такой Вольдемар Берман? Почему случилось так, что память об этом человеке сохранилась только в семье и отдельных воспоминаниях краеведов?

Листаю документы дела. Передо мной только один протокол допроса, который повествует о случившемся, но не дает никакого разъяснения, в чем же виноват арестованный В. Берман. Попытаюсь разобраться сама.

Скупые строчки протокола допроса В. Бермана сообщают: «Сын врача, лютеранинГАКО. Ф. 583. Оп.443. Д.1459. Л.31., немецкого происхождения, уроженец Прибалтийского Края, тридцати шести лет, женат, имеет четверых детей, бывший владелец Николаевской аптеки»ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 9. Д. СУ–11554. Т.1. ЛЛ. 1, 7-8..

Собирая по крупицам отдельные факты, как картину из мозаики, я складывала образ неизвестного мне человека. Вольдемар Берман приехал в г. Вятку в 1903 году, после окончания Казанского Императорского университета. Имел диплом фармацевта, был принят помощником провизора в Вятскую губернскую земскую аптекуГАКО. Ф. 583. Оп.443. Д.1459. Л.31..

В 1904-1905 гг., во время русско-японской войны, по линии Российского общества Красного Креста в г. Вятке был сформирован санитарный отряд и лазарет, которые отправились в Забайкалье и на Дальний Восток оказывать помощь раненым. На должность фармацевта этого отряда был приглашен молодой, полный сил и энергии, а, главное, желания помочь раненым Вольдемар Берман. И надо отметить, что участие Бермана в формировании этого отряда-поезда было весьма активным. Необходимое медицинское оборудование собиралось спешно: инструменты пришлось выписывать телеграммой из Москвы, а за лекарствами и аптечной посудой фармацевт отряда отправился в Екатеринбург, чтобы купленные там медикаменты были приготовлены и погружены на поезд при проезде отряда через ЕкатеринбургКасанов С.А. Дорогой милосердия. Киров, 1992. С.50-51..

Все лица, принимавшие участие в деятельности Российского Красного Креста, были награждены медалью Красного Креста, которая была учреждена 17 марта 1906 года в память о русско-японской войне.Касанов С.А. Дорогой милосердия. Киров, 1992. Сведений о награждении медалью Вольдемара Бермана не имеется, но я могу предположить, что она у него также была.

После возвращения с Дальнего Востока, летом 1908 года В.Г. Берман женился на Марии Александровне Либерман, и поступил в Московский университет на фармацевтические курсы, после окончания которых в 1909 году приобрел в собственность аптеку и окончательно поселился в г. Вятке. В семье Берманов родились дети: Юрий, Ирина, Андрей и Дмитрий. В доме появилась бонна Мария Викторовна Рихтер, которая помогала их воспитывать.

Общественная жизнь в дореволюционной провинциальной Вятке была достаточно активна. Известные и наиболее авторитетные горожане являлись членами различных общественных организаций, обществ, попечительских советов. Среди них был и Вольдемар Берман: помогал вятчанам, обучающимся в высших учебных заведениях, состоял членом Губернского попечительного комитета о тюрьмахПамятная книжка Вятской губернии и календарь на 1916 год. Вятка, 1916. Часть 2. С.51.. Будучи гражданином лютеранского вероисповедания являлся членом церковного совета по постройке собственного культового зданияГАСПИ КО. Ф.6799. Оп.9. Д. СУ–11554. Т.1. Л.1.. Под руководством данного Совета в Вятке в 1914-1917 гг. была построена кирха, здание которой до наших дней не сохранилось.

Одним из увлечений местной интеллигенции была музыка. Любители оперного пения давно мечтали о создании местной оперной труппы. К 1913 году в Вятке было уже достаточно певцов, музыкантов, хористов, чтобы осуществить заветную мечту. Одним из первых спектаклей была опера А.С. Даргомыжского «Русалка». Спектакль произвел невиданный успех у публики. Одним из исполнителей был Вольдемар Берман. Природа наградила его прекрасным голосом. По воспоминаниям родственников, в доме был рояль и много нот. Театралы-любители собирались в здании городском благородного собрания.

«… Володя Берман носом водит,

И головой всегда трясет,

Теперь жену свою приводит,

В клубе с Лидиной поет.

В клубных залах дух лирический

Оркестр наводит симфонический…»ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Д.171. Л. 36..

В государственном архиве Кировской области сохранились чьи-то стихи, посвященные завсегдатаям благородного собрания.

По своим политическим убеждениям Вольдемар Берман не примыкал ни к какой партии.

«Я толстовец, …не хочу одевать намордник. Как толстовец, я считаю, что ни с каким злом не надо бороться, жизнь сама покажет, какая программа и какой партии верна, и какое следует взять направление», – говорил Вольдемар Берман на допросе. Отвечая на вопросы следователя, он достаточно искренне выразил свое отношение к происходящим событиям и политическим партиям: «…Скорее всего, я признал бы формой правления для России конституционную монархию… Но неограниченную монархию я не признаю, в этом отношении я схожусь с большевиками. Социальные реформы я признаю, но при постепенном проведении их.

Я толстовец, в смысле непротивления злу, признаю только борьбу словом, но не крутые действия. Мое отношение к политическим партиям ровное:

– в большевистской программе я считаю положительным при всех отрицательных сторонах только одну сторону, а, именно, упрощение жизни, а именно, то, что всех уравнивают, заставляя всех заниматься одним физическим трудом;

– у меньшевиков, я считаю, нет определенной физиономии;

– я считаю, что единственной партией, которая могла бы дать дельных людей – это, скорей, партия кадетов»ГАСПИКО. Ф. 6799. Оп.9. Д. СУ–11554. Т.1. ЛЛ. 1-2..

Арестован и допрошен Вольдемар Георгиевич Берман 8 сентября 1918 года, а 10 сентября, он уже был обречен, как сообщает маленькая, всего в семь строк размашистого и очень непонятного почерка, записка следователя: «… зачислить Вольдемара Георгиевича Бермана в списки кадетов, как кандидата на расстрел»ГАСПИКО. Ф. 6799. Оп.9. Д. СУ–11554. Т. 1. Л. 9..

И это несмотря на то, что он при себе имел удостоверение члена фармацевтической секции при Губернском комиссариате здравоохранения, являлся немецким подданным, находился под защитой германского правительстваГАСПИКО. Ф. 6799. Оп.9. Д. СУ–11554. Т. 1. ЛЛ. 4, 7.. Новоиспеченной власти это не помешало арестовать его и расстрелять как врага народа.

В заключении о реабилитации Вольдемара Георгиевича Бермана имеется запись, что он якобы являлся «членом контрреволюционной организации «Национальный комитет»ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 9. Д. СУ–11554. Т.1. Л.67., но в документах дела каких-либо сведений подтверждающих его участие в этой организации не имеется.

Как мы знаем, с приходом большевиков к власти началась «чистка страны» от всех категорий «врагов» Советской власти, т.е. лиц с «компрометирующим социальным и политическим прошлым». Советская власть в государственном масштабе стала проводить политику устрашения населения, получившую название «красного террора». «Необходимо освободить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях… подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам», – записано в Постановление Совнаркома РСФСР от 5 сентября 1918 г.Книга памяти жертв политических репрессий Кировской области. Т.1. Л.4.

Так закончилась жизнь активного, интеллигентного, всесторонне развитого и мыслящего человека, способного при жизни принести ощутимую пользу своей стране, своему народу.

1938 год. Одна из задач ликвидации в СССР «шпионско-диверсионной базы» – операция по преследованию немцев.

Трагедия Юрия Бермана

Дети Вольдемара Бермана выросли, по-разному сложились их судьбы. Ирина вышла замуж и уехала вместе с мужем в Горьковскую (ныне Нижегородскую) область, Дмитрий в 1931 году умер, Андрей после службы в армии остался жить в Сыктывкаре.

Юрий получил специальность киномеханика и, как старший в семье, в 17 лет начал работать в кинотеатрах «Прогресс», «Колизей», Доме Советской Армии, в клубе комбината КУТШОГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.1. ЛЛ. 4, 40 об.. Имея великолепный слух и музыкальное образование, Юрий Владимирович играл на рояле в кинотеатрах, сопровождая немое кино. В 1930 году женился, и у него родилась дочка, которую он назвал именем одной из героинь любимого фильма – Иветтой.

1937–1938 годы – годы «Большого террора». Как отмечают современные исследователи, задачей операции по преследованию немцев была ликвидация в СССР «шпионско-диверсионной базы» стран капиталистического окруженияОхотин Н.Г., Рогинский А.Б. Из истории “немецкой операции” НКВД 1937–1938 г.г. // Наказанный народ. Материалы научной конференции. Репрессии против российских немцев. М.: “Звенья”, 1999. С.37.. К этому времени тоталитарный режим уже имел хорошо отлаженную систему карательных органов. Массовые репрессии, захлестнувшие страну, не обошли стороной и наш город. От «шпионов», «заговорщиков», «контрреволюционеров», словом, инакомыслящих или врагов народа, в число которых попал обычный киномеханик немецкого происхождения, государство освобождалось быстро.

13 марта 1938 года Юрия Бермана арестовали.

Из воспоминаний Иветты Васениной-Берман:

«…Отца арестовали в 1938 году, пришли ночью. В доме, где мы жили, наших было две комнаты, мы с бабушкой, спали в комнате через коридорчик. Отец не зашел попрощаться. Я в ту ночь спала. Обычно же приходили ночью. Точно так же за бабушкой пришли ночью. Я не спрашивала: «Куда делся папа?» Понимала. Все понимали. Посадили и посадили. Так вот и осталась. Я все ждала, что папу освободят, все хотелось: «Ну, напишу Сталину!» Все ходила к тюрьме… Ходила и смотрела на окошечки, я уже была побольше, все смотрела, и думала: «…Наверное, сидит вот тут».

Обратимся к протоколам допросов арестованного Юрия Бермана:

Вопрос: «Следствию известно, что Вы являетесь сыном предпринимателя аптекарского магазина в г. Вятке. Вы признаете это?»

Ответ: «Да».

Вопрос: «За что судим был Ваш отец?»

Ответ: «Мой отец в 1918 году был осужден за контрреволюционную работу к расстрелу».

Вопрос: «Имеете ли Вы знакомых среди иностранных подданных в г. Кирове?»

Ответ: «Да имею…»

Вопрос: «… Вам предъявлено обвинение в том, что Вы являетесь агентом одной из иностранных разведок и по ее поручению проводили активную контрреволюционную фашистскую агитацию. Вы признаете себя виновным в предъявленном Вам обвинении?»

Ответ: «Нет, не признаю…»ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 4. Д. СУ–5324. Т.1. ЛЛ. 14об., 17, 19.

Всего было 3 допроса: 14 марта, 5 и 8 апреля. И 26 сентября 1938г. в день своего 29-летия Ю.В. Берман узнает страшное решение Заседания Особой Тройки при УНКВД Кировской области: «Бермана Юрия Владимировича – расстрелять…» Через три дня приговор был приведен в исполнениеГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 4. Д. СУ–5324. Т.1. ЛЛ. 26-27..

Из воспоминаний Иветты Васениной-Берман:

«…Мама об отце тогда ничего не говорила. Когда его арестовали, ей было не до этого, не до разговоров… Маме и бабушке сказали, что арестовали без права переписки и все. А уже, когда Сталин умер, пошла реабилитация. Мама писала [с просьбой о] по реабилитации, так ответили, что он умер в 1943 г. от рака печени, а в деле я прочитала — расстреляли сразу…»

Почти 20 лет жена Ольга Сергеевна не имела никаких известий о муже. Первую попытку что-либо узнать о нем она предприняла в 1952 году, обратившись в Управление Министерства Внутренних Дел по Кировской области, где получила ответ, что Берман Юрий Владимирович числится в списках «без вести пропавших». В 1956 году ее письмо в Верховный Совет СССР также осталось без ответа. И только в 1957 году после ее очередного обращения в Верховный Суд СССР Управление КГБ по Кировской области и органы ЗАГС зарегистрировали смерть гражданина Бермана Юрия Владимировича, а жене было лично объявлено, что он «…в 1938 году был осужден за антисоветскую деятельность на 10 (десять) лет ИТЛ. Отбывая наказание, умер в местах заключения 12 декабря 1943 года…»ГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 4. Д. СУ–5324. Т.1. ЛЛ. 30, 38. Продолжая сомневаться в его виновности, Ольга Сергеевна в мае 1958 года обратилась в прокуратуру Кировской области с просьбой пересмотреть дело мужа и реабилитировать его.

Для установления справедливости были допрошены сослуживцы и соседи Юрия Бермана. Из их показаний сложился образ трудолюбивого, добросовестного, увлеченного своей работой, совершенно мирного человека. О нем говорили: «…никогда он ни с кем не ссорился…» Что касается его политических взглядов и убеждений, то никто из допрошенных свидетелей ничего антисоветского за ним не замечал, никаких политических разговоров от него не слышалиГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 4. Д. СУ–5324. Т.1. ЛЛ. 43-50..

Военный Трибунал Уральского Военного Округа провел дополнительную проверку по делу, и 26 сентября 1958 года Постановление Особой Тройки было отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступленияГАСПИ КО. Ф. 6799. Оп. 4. Д. СУ–5324. Т.1. ЛЛ. 69, 69 об..

1943 год. В годы Великой Отечественной войны борьба с гражданами немецкого происхождения продолжается.

Трагедия Марии Рихтер

Есть еще один член этой семьи, попавший под жернова этой страшной мельницы, – это бонна детей старшего Бермана Рихтер Мария Викторовна. Я не оговорилась, назвав ее членом этой семьи. До самых последних дней своей жизни она пронесла любовь к этим детям, и они ей отвечали тем же. Имея немецкое подданство и воспитание, Мария Викторовна прививала любовь к немецкой культуре своим воспитанникам. После того, как дети выросли, а их воспитательница состарилась, она осталась жить в семье своего старшего воспитанника Юрия, а самым дорогим для нее человеком стала его дочка – Иветта.

Из воспоминаний И.Васениной-Берман:

«…Она была страшная кофеманка: все время пила кофе… Жила с детьми. Для меня стирала только она, маме не доверяла. Со мной ходила все время за ручку, водила в музыкальную школу.

Вот однажды была такая история: я была маленькая, а она любила ходить пить кофе в кондитерскую… В этой кондитерской она покупала себе кофе, мне пирожное… К октябрьским праздникам всегда делали выставки, оформляли окна, и в этом окне [этой кондитерской] сидела кукла на машине и держала флажок. Я запросила: «Какая хорошая кукла, красивая, мне тоже надо такую». День рождения у меня 27 ноября, она, видно, сходила, договорилась, купила эту куклу … 27-го утром я просыпаюсь, а мы с ней спали в одной комнате… и смотрю – у меня на стульчике сидит эта кукла. Конечно, радости было!

Очень хорошо помню – бабушка Мария Викторовна очень любила стряпать пирог «кафе-кухен». Пирог из кислого теста, внизу промазывала или вареньем, или повидлом, сверху второй слой теста, и сверху посыпка – масло, сахар и мука, все мешалось и посыпалось. Так вкусно!!! …»

Кто же такая Мария Викторовна Рихтер?

Она родилась в 1883 году в Витебской губернии, в семье помощника начальника железнодорожной станции. С 6-ти лет воспитывалась у бабушки в г. Риге, так как рано осталось сиротой: мать умерла в год ее рождения, а отец в год ее 14-летия. В 8 лет бабушка отдала девочку в Рижский женский пансион, где она выучила немецкий язык. В 16 лет, после окончания пансиона служила гувернанткой у богатых хозяев в разных городах на Украине. В 1914 году, после начала Первой мировой войны, имея немецкое гражданство, вместе с другими германскими подданными пыталась уйти от преследования со стороны властей и переехала в г. Житомир, но там получила приказание полиции в течение 24 часов оставить город. Она была выслана в г. Вятку и «поступила на службу к аптекарю Берману в качестве бонны»ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.1. ЛЛ. 4-5, 10-11..

Арестовали ее 17 ноября 1942 года, «… как бывшую германскую подданную»ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.1. Л. 1.. На момент ареста М.В. Рихтер было 59 лет.

За стандартной фразой, записанной в обвинительном заключении: «Рихтер была враждебно настроена против Советской власти, высказывала недовольство жизнью в Советском Союзе, восхваляла условия и жизнь в Германии и немцев», кроется лишь уважительное отношение Марии Викторовны к культурному, грамотному и честному немецкому народу, каким она его знала, будучи немецкой гражданкой. Простая женщина наблюдала за прибывающими в госпитали города ранеными, жалела их: «…Красноармейцы питаются плохо и поэтому истощены», не понимала: «Почему же Красная армия отступает?»ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.1. ЛЛ. 1, 1об.

Из воспоминаний И.Васениной-Берман:

«…В деле по обвинению М.В., ее показания, рассказы о своей жизни, уж очень искренние, полны надежды на справедливое решение дела. Я в ее деле читала, что она спрашивала, почему наша армия отступает. Но ведь этот вопрос задавали почти все, не только она, не только граждане немецкого и польского происхождения, но и русские…»

Ни на одном из 6-ти допросов Рихтер не признала свою вину.

26 июня 1943 года особое совещание при народном комиссаре внутренних дел СССР постановило: Рихтер Марию Викторовну за антисоветскую агитацию заключить в ИТЛ сроком на 5 (пять) лет.

А уже 21 июля 1943 года осужденная была этапирована на станцию Яр-Фосфоритная «в распоряжение начальника Вятлага НКВД»ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.2. Л. 6..

Это испытание оказалось слишком тяжелым. Мужественная женщина, пережившая аресты двух ей самых близких людей, сама повторившая их судьбу, не вынесла ужасов жестокого следствия, несправедливого решения. 12 ноября 1943 года ее не стало.

Судьба Иветты Юрьевны Васениной-Берман

А как же сложилась судьба маленькой Иветты, дочери Ю. Бермана, внучки В. Бермана? Из воспоминаний И. Васениной-Берман:

«…В годы войны мы жили на улице Молодой Гвардии, здесь приходилось дрова пилить, было печное отопление… Воду приходилось носить целый квартал, … у нас грядки там были, рядом с оврагом, поближе к дому… Бабушка вторая (мамина мама) не отпускала гулять, пока 7 раз воду на коромысле не принесу, надо было поливать грядки… Очень тяжело было во время войны, особенно в 1941–1942 годах, тяжко было голодно, карточки. Суп варили: картошка и морковь, и капуста, ешь, ешь, желудок набьешь, время какое-то прошло и снова пусто, хочется кушать… Зимой… катались с горок на лыжах, санках, только потрясывает… Очень интересно было жить в поповских домах …»

Соседи по дому на улице Молодой Гвардии, как вспоминает Прасковья Кирилловна Безлюдько, знали, что рядом с ними живет семья бывшего владельца аптеки, но это не вызывало никаких пересудов, их даже в чем-то жалели. Видимо, все были заняты поисками куска хлеба, как говорится, было «не до пустяков».

В 1947 году Берманы переехали в другую квартиру, полублагоустроенную, с водой и теплым туалетом. Как вспоминает И.Ю. Васенина-Берман: «Жить стало полегче».

Иветта выросла очень похожей на своего отца. Но так получилось, что немецкие традиции в семье не сохранились: «не от кого было, разве что от бабушки», но и ее арестовали, когда девочка была совсем маленькой.

Она поступила в институт, но по семейным обстоятельствам учебу пришлось оставить. Пришлось идти работать. Помогло музыкальное образование, которое позволило устроиться музыкальным работником в детские учреждения. В них и проработала Иветта Юрьевна до выхода на пенсию.

К великому сожалению, от отца, деда, бабушки Марии Викторовны в семье Иветты Юрьевны почти не сохранилось никаких фотографий, книг, вещей. Сохранились только воспоминания о самых дорогих и близких людях. Они полны волнений, нежности и любви. Эти воспоминания благодаря ей бережно сохранятся в памяти ее детей и внуков.

Трагедия, коснувшаяся Иветты Берман, не отразилась на ее характере, не ожесточила ее. Это удивительно добрая, приветливая, любящая жизнь женщина. Я это почувствовала при личном общении. Обсуждая судьбу ее близких, Иветта Юрьевна печалилась о том, что только сейчас у нее появилась возможность открыто говорить об этом. Она была очень тронута моим участием в реабилитации доброго имени своих родственников. Особенно благодарна была за фотографии своего деда и отца, которые были мной найдены в процессе проведения исследования, так как весь семейный архив Берманов был утерян. Глядя в благодарные, наполненные слезами глаза пожилой женщины, я испытала чувство глубокого удовлетворения от проделанной мной работы.

Заключение

21 марта 1989 года Рихтер М.В.ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 3. Д. СУ–3873. Т.1. Л. 50., а 18 июня 1992 года Берман В.Г.ГАСПИ КО. Ф.6799. Оп. 9. Д. СУ–11554. Т.1. Л. 67. Прокуратурой Кировской области были реабилитированы, как и Юрий Берман, который был реабилитирован ранее.

Имена всех троих занесены в Книгу Памяти жертв политических репрессий Кировской областиКнига памяти жертв политических репрессий Кировской области. Т.4. С. 37, 202..

Я проследила судьбу только одной семьи из, троих немцев из 278, занесенных в Книгу Памяти жертв политических репрессий Кировской области. Конечно, каждая судьба трагична по-своему. Но есть и общее в их судьбе, судьбе граждан, удостоившихся особенно пристального внимания карательных органов. Люди были осуждены, расстреляны, отправлены в лагеря, не совершив преступления против своей Родины, против своего народа.

Очень горько, что пострадавшие, в том числе и семья Берманов, не нашли упокоения. Я могу только предположить места захоронения расстрелянных граждан – это Мезринское кладбище в г. Кирове. Сейчас там установлен памятный крест, на котором высечены слова поминальной молитвы: «Души их во благих водворятся и память их в род и в род». Каждый год, 30 октября, родственники погибших и пострадавших от репрессий собираются вместе и скорбят о происшедшем.

Очень приятно, что мое исследование оказалось полезным для потомков Бермана, особенно для Л.К. Годнева, внука В. Бермана, для которого это исследование было настоящим открытием. Годы строительства «светлого будущего» стерли из памяти все, что было связано с прошлым, родственники боялись хранить в семейных архивах какие-либо сведения о своих известных предках.

А сегодня, когда с каждым днем возрастает интерес к прошлому, особенно интерес к своим «корням», каждая крупица собранного материала превращается в целую историю.

22 августа 2011
«Им не воздвигли мраморной плиты» (Трагическая судьба немецкой семьи Берманов) / Анна Малина
Темы

Похожие материалы

17 марта 2017
17 марта 2017
О выставке «Лагерь смерти Тростенец. История и память», недавно открывшейся в Минске и освещающей историю крупнейшего захоронения жертв Холокоста на территории Советского Союза, в небольшом репортаже "УИ" с церемонии открытия.
18 июня 2012
18 июня 2012
Институт современной истории (Institut für Zeitgeschichte), ИСИ, был основан в 1949 году как внеуниверситетское научно-исследовательское учреждение для изучения нацистского режима.
11 мая 2010
11 мая 2010
Что знают немцы о войне и как вспоминают о ней
16 мая 2014
16 мая 2014
The Royal Cousins at War – двухсерийный документальный фильм BBC о семейных корнях Первой Мировой войны.